Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
Мощное интервью с Виталием Дьяковым. Он прошёлся по всем в РПЛ Мощное интервью с Виталием Дьяковым. Он прошёлся по всем в РПЛ
Крик Бердыева, ошибка Кобелева, звонок Аленичева, встреча с Игнашевичем и непорядочность Гуренко. за свою жизнь дал много ярких комментариев. Оказалось, что все это было... Мощное интервью с Виталием Дьяковым. Он прошёлся по всем в РПЛ

Крик Бердыева, ошибка Кобелева, звонок Аленичева, встреча с Игнашевичем и непорядочность Гуренко.

за свою жизнь дал много ярких комментариев. Оказалось, что все это было лишь разгоном перед этим интервью. За два часа мы поговорили о всех его клубах. Про каждый из них он рассказал вещи, которые раньше были неизвестны.

«Спартак-2»: «У нас все заранее знают, кто идёт на повышение»

– Контракт со «Спартаком-2» закончился. Что дальше?

– С 1 июня я – свободный агент. Все варианты рассматриваю. Если заграница – хорошо, но не думаю, что будут какие-то суперварианты. Только если Турция или страны бывшего СНГ.

– Год назад вас звал Игнашевич в «Торпедо». Сейчас такого варианта нет?

– Он мне частенько писал. На протяжение двух с половиной месяцев звал. Ждал меня до последнего, но я в «Торпедо» не перешёл по своей вине. Когда встречались с Игнашевичем в Москве, у меня были непонятки с другими командами. Хотелось в РПЛ. А когда все варианты отпали, я сам ему набрал, но там уже другого футболиста взяли.

– За последний год вы сыграли всего полтора матча?

– Из Минска ушёл в начале июня. До зимы тренировался сам, потом полтора матча в «Спартаке-2». Да, получается так.

– Почему первую половину сезона сидели без команды?

– На самом деле я мог пойти и получать в 3-4 раза больше, чем в ФНЛ – в Казахстане, в Латвии. Но я не видел смысла – заработать денег уже успел. На тот момент ещё и жена была беременна. Ладно бы предлагали астрономические суммы, а так… решил побыть эти полгода с супругой.

– В этом году вы впервые попали в ФНЛ. Как вам турнир, где вторая команда не поднимается, а последняя не вылетает?

– Дико, что спортивный принцип на 90% отсутствует. У нас все заранее знают, кто идёт на повышение. Если взять Серию В или вторую Бундеслигу, то там нет такого. Ну и сам уровень ФНЛ… И близко не тот, что раньше. Помню, я на матчах «Кубани» мячи подавал. Там играли Герасименко, Бесчастных, Терёхин. Ещё и болельщики на трибуны ходили. Теперь в первой лиге, если тысячи две пришло, уже праздник.

– Сейчас молодые в ФНЛ брали автографы у вас с Шишкиным?

– Нет. Хотя кто-то из ребят, может, нам в своё время мячи подавал, а теперь играет с нами в одной команде. У меня так же было. Я фотографировался с Сычёвым и Билялетдиновым, когда они приезжали играть в Краснодар, а потом с ними на поле оказался – я тренировался с основой «Локо», когда оба ещё были в команде. Помню, ходил на «Кубань» и фоткался с Хохловым, а потом оказался у него в дубле «Динамо». А ещё помните, когда ЦСКА брал Кубок УЕФА, то они домашние матчи плей-офф проводили в Краснодаре? У меня остались кадры с Акинфеевым и Кириченко. С последним потом играл в карты в Ростове и мы смеялись над этим.

«Ростов»: «За два года с Божовичем тактика у нас была один или два раза»

– «Ростов» – лучший период в карьере?

– Наверное, да, потому что там я завоевал свой единственный трофей (Кубок России-2013/14 – Прим. «Чемпионата»).

– Что ещё на память осталось с тех времен?

– Один болельщик знал, за кого я болею в Европе и после тренировки подарил мне майку «Ювентуса» – синюю с жёлтыми звёздами. В такой они по пенальти выиграли финал Лиги чемпионов у «Аякса» (в 1996-м. – Прим. «Чемпионата»).

– Чем ещё запомнились ростовские фанаты?

– Я там часто ездил на такси. А в городе проживает много кавказцев, и все они знают футболистов. Частенько мне говорили: «У тебя хороший удар, что ты не бьёшь с 40-50 метров?» Я отвечал: «Да пока мяч долетит, вратарь успеет в носу поковырять».

– Калачёв рассказывал, что Бердыев первым делом закрыл тренировки.

– При нём поменялось вообще всё. Если Божович и Гамула создавали дружелюбную атмосферу, то у Бекиича всё было в меру, даже материться нельзя. Если услышит, как кто-то шёпотом матерится, сразу его крылатая фраза: «Следи за речью». Её знает каждый футболист, работавший с Бердыевым. Даже иностранцы.

– Сурово.

– На другом языке ругаться тоже запрещалось. У нас на базе на втором этаже стоял бильярд, а слышимость отличная. Играешь и забываешь, что Бекиич может оказаться рядом. Промажешь, ляпнешь матом и тут он с первого этажа кричит: «Ребят, за речью следите!».

Мощное интервью с Виталием Дьяковым. Он прошёлся по всем в РПЛ

Фото: РИА Новости

– В «Рубине» от занятий по тактике никто не выл?

– Нет, но первые два сбора защитники смотрели каждую свою тренировку. Тренер делал стоп-кадры и говорил, что было хорошо, а что плохо. Не самое любимое занятие для футболиста, но это было необходимо. А вот за два года с Божовичем тактика у нас была один или два раза. Зато создавал дружелюбную атмосферу – собирал нас в кафешках. У него интересный тренировочный процесс, но в плане тактики ничего не было. Просто говорил: «Если мяч слева, ты сюда, а ты сюда. Если справа, то вот так». Объяснял вещи, которые ещё в школе закладывались.

– Канга был самым весёлым легионером «Ростова» при вас?

– С ним случались и не самые весёлые истории. Как-то он на пешеходном переходе наехал на мальчика. Папа пытался открыть дверь машины, а Канга вместе со своими друзьями испугался и не открыл. Мальчика в итоге вытащили, с ним всё было нормально. Историю замяли, и она никуда не просочилась. Отец оказался болельщиком «Ростова» и не пошёл в полицию. Канга – самый безбашенный. С ним надо было делать фото из серии до/после.

– В каком плане?

– Приехал какой-то бедолага, как из фильма «Миллионер из трущоб». Майка рваная, бутсы разные, но играл хорошо. С первой зарплатой поехал в Москву, купил себе часы, цепи и всё остальное. Африканцы же любят сиять в темноте.

– В «Ростове» сталкивались с договорными матчами?

– Нет. Нас наоборот соперники мотивировали, когда мы играли против команд, претендующих на чемпионство. Привозили мешок денег и говорили: вот вам, поделите, как хотите. Иногда через руководителей предлагали, иногда через игроков. Делили всё поровну, запасным и персоналу тоже давали часть. Обычно это случалось в конце сезона, когда на кону стояли десятки миллионов евро за попадание в еврокубки.

«Динамо» Москва: «Есть небольшая проблемка – только что с «Динамо» контракт подписал»

– Вариант с «Динамо» как появился?

– Спонтанно. У меня закончился контракт с «Ростовом», руководство позвало на встречу. Приехал, мне говорят, что есть вариант с «Динамо».

– А зачем было встречаться с руководством «Ростова», если контракт закончился? Вашим агентом был клуб?

– Вроде того. Я сказал, что в принципе вариант с «Динамо» – неплохой. Спросил, что ждёт «Ростов». Они ответили, что вообще не знают – у всех игроков закончился контракт. В результате я отправился в «Динамо», прошёл медосмотр и подписал контракт. Но мне сразу сказали: «Тут сейчас смена власти».

– Когда Кобелев стал спортивным директором «Динамо», то Черчесову уже всё было ясно?

– Это 100%. Сколько Кобелев был спортивным директором? 11 дней? Всем всё было понятно.

– Сейчас говорят, что Николич пришёл на живое место. В таком случае, что сделал Кобелев?

– Не у всех есть что-то святое. Я читал тут на днях интервью Аленичева. Его звали в «Динамо» Минск на место Гуренко, но Аленичев отказался от переговоров, пока действующего тренера не уволили.

– А как на вас сказывались перестановки в «Динамо»?

– Официально о моём переходе не объявляли. Мы улетели на сбор в Австрию, а мой контракт всё не регистрировали. В это время общался с Сосом Джанаевым, спрашивал: «Как в Ростове?». Он говорил: «На сбор прилетели десять человек, из них на контракте – пять. Тут по ходу хана». Отвечал ему: «Да у меня у самого хана, до сих пор контракт не зарегистрировали».

– И что в итоге?

– После сбора в Австрии поехали в Монако играть товарищескую игру. Подходит Саламыч и говорит: «От руководства сигнал тебя не ставить, но я тебя во втором тайме выпущу, из другой команды на тебя приехали смотреть». Не понял, думаю: «Из какой ещё команды?» Кстати, респект Саламычу, что меня выпустил в том матче. После игры позвонил агенту: «Слушай, чё за хрень, почти месяц в команде, а контракт не регистрируют». Предложил вернуть меня в Ростов, а оказалось, что там уже миллион обиженных – и губернатор, и Бердыев. В том матче с «Монако» мы выиграли, вернулись в Москву и через день команду собирают для объявления.

– Какого?

– Нам сказали: «Черчесов и Ротенберг ушли, главный тренер теперь Кобелев». Сижу и думаю: «Что вообще творится?» Подошёл Саламыч, пожелал удачи, я поблагодарил его за приглашение. Через пять минут пришёл Кобелев: «Ты с другим тренером и президентом заходил, тебя в команде не будет». Говорю: «Ну вообще шикарно».

– Так кто вас просматривал в матче с «Монако»?

– Как раз к этому подхожу. Я созвонился с агентом и он рассказал об интересе «Спартака». Решил остаться в Москве и жить с женой в гостинице. Неделю ни с кем не тренировался. Через пару дней стартует чемпионат, а у меня нет контракта. И вот агент позвонил: «Едем подписывать с «Динамо». И мельком упомянул про вариант со «Спартаком». Я сказал: «Давай в «Спартак», не хочу уже в «Динамо», они сейчас будут всех распродавать». Но у «Спартака» был перебор защитников – надо было кого-то продать, чтоб освободить место.

– Переговоры опять затянулись?

– Да, решили уже хоть с кем-то подписать и на утро назначили встречу с «Динамо». Агент говорит: «Аленичев будет звонить». И вот только подписали контракт, звонит Аленичев: «Ну что, хочешь в «Спартак»?» Ответил: «Хочу. Но есть небольшая проблемка – только что с «Динамо» контракт подписал». Всего полчаса не хватило. Наверное, в этом и была моя главная ошибка.

Мощное интервью с Виталием Дьяковым. Он прошёлся по всем в РПЛ

Фото: Алексей Старостин, «Чемпионат»

– У вас есть объяснение, как «Динамо» умудрилось вылететь?

– До зимы играли на багаже Черчесова, шли на восьмом-десятом месте. Первые пять-шесть туров был результат, но когда ушёл Вальбуэна, потеряли очень много креатива. Состав обновился на 70%, пришли молодые – Морозов, Ташаев, Живоглядов. Та ситуация открыла им дверь в футбол. Зимой стало понятно, что у Кобелева подготовка совсем другая. После нового года мы взяли лишь пять очков.

– А что было не так с подготовкой?

– Много бегали по кругу. По семь километров за тренировку. Мы уже намекали: «Может, мяч возьмём?» Играли товарняк со «Спартой», которой через неделю рубиться в Лиге Европы с «Краснодаром». Так вот мы эту «Спарту» перебегали. Чехи удивлялись: «Куда вы так готовитесь, у вас до сезона ещё три недели».

– Кобелева стоило убирать раньше?

– Мне было непонятно, зачем его убрали за три тура до конца и поставили тренера дубля Чикишева. Если хотели убрать Кобелева, то сделали бы это раньше, а так уж лучше бы оставили его до конца. В предпоследнем туре встречались с «Кубанью» на выезде, и нам надо было хотя бы сыграть вничью. Хотя там было такое судейство…

– Без шансов?

– Было понятно, как всё сложится. Проиграли – 0:1 и оставался только матч с «Зенитом», который боролся за медали. Там первый тайм держали 0:0, но центр поля еле переходили. В результате уступили – 0:3, и «Динамо» впервые вылетело.

– Часто вашу команду судьи душили?

– В «Ростове» при Божовиче бывало. Он не любил одного судью – то ли Мешкова, то ли Лапочкина. Всегда говорил: «Сегодня судит он, нам хана». Бывало и по несколько удалений, и по несколько пенальти за матч.

«Томь»: «В Томске много кому давал взаймы. Кому-то 100 тысяч, кому-то 200»

– После вылета «Динамо» были какие-то варианты кроме «Томи»?

– В Томск я вообще не хотел ехать. Был нормальный вариант, но у агента и руководства «Динамо» что-то пошло не так.

– Что за вариант был?

– «Терек». Мой агент Олег Артёмов позвонил, говорит: «Пойдёшь?» Ответил: «Слушай, мы вылетели, накосячили, если не выгоняют, останусь». Прошел первый сбор и вот мы уже должны вылетать на второй. Где-то в 12 ночи за пять-шесть часов до вылета звонит Роман Орещук и говорит: «Ты на сбор не летишь». Я спросил: «А почему сразу не сказали?». Он говорит: «Я Олегу Артёмову сказал».

– Как это объяснил Артёмов?

– Сказал: «Нет, мне Орещук такого не говорил». Начался этот цирк, и «Терек» за это время кого-то подписал.

– Почему, кстати, в Томск не хотели?

– Я «Томи» сразу дал понять: хоть «Динамо» мне и выплачивает 80% зарплаты, но мне нужно знать, что у них с финансированием, возникнут ли у пацанов проблемы с выплатами? Заверили, что всё будет в порядке. В итоге перехожу в Томск, и где-то за пять месяцев ни рубля никому не заплатили. Но внутри команды коллектив был хороший – один из лучших в карьере.

– Вокруг кого он строился?

– Там и мы с Комбаровым были, и Бикфалви. Семейная атмосфера. Было не по себе: мне-то другая команда платит, а пацаны без денег сидят. Много кому давал взаймы. Кому-то 100 тысяч, кому-то 200 тысяч рублей. Короче, зимой вернулся в «Динамо» – на полгода раньше запланированного.

– А там уже новый руководитель – Муравьёв. Интересная личность, на него даже уголовное дело заводили.

– Из аренды в «Томи» вернулся на полгода раньше и был вариант с «Анжи». Поехал с ними на сборы, затем должен был лететь на вторые. Тут мне звонят из «Динамо» и заявляют: «Приходи и тренируйся здесь». Приезжаю на сбор, Калитвинцев говорит: «Докажешь, будешь играть». Закончился сбор, и приехал Муравьёв. Вызвал меня, Погребняка и Лёху Козлова. Предложил упасть в зарплате в три раза. Я спросил: «Зачем?» На что он ответил: «Не упадёшь в зарплате, до конца контракта буду тебя гнобить». Спросил его: «Будь у вас контракт как у меня, упали бы в три раза?» Он ответил, что нет. Ну, говорю, гнобите.

– Почему в «Анжи» не отпустили?

– Муравьёв сказал, что для них смысла не было – всё равно бы «Динамо» зарплату платило. Но, во-первых, они платили бы не всю, а во-вторых, могли бы меня потом продать. На следующее утро Муравьёв подошёл на завтраке и сказал, что я улетаю на сбор дубля – то ли в Кисловодск, то ли ещё куда-то. Калитвинцев сказал, что претензий у него ко мне нет, но сделать ничего не может. С начала марта тренировался в дубле под руководством Хохлова. Мне было интересно с ним работать. Удивлен, что у него не сложилось в «Динамо».

– Тогда ведь была история со штрафом?

– Да, сказали, что оштрафуют на семь или восемь миллионов рублей за интервью. Якобы про кого-то из руководителей плохо сказал. Я ответил, что буду судиться. В результате не оштрафовали. У «Динамо» вообще фишка была со всеми судиться. И с кем бы ни судились, не выиграли ни разу. Кстати, в банде Муравьёва был Кречетов.

– Вы его уже знали?

– Да. Он был юристом «Локомотива», когда я там в дубле играл в 2011 году и мне предлагали новый контракт. Я тогда отказался из-за условий. Через полгода договорился с «Ростовом», и мне хоть и улучшили предложение, но я уже был настроен на уход. Кречетов меня тогда вызвал и сказал, что у меня буква «Л» на груди, что я должен за неё сражаться. И вообще я сам должен им платить, чтобы оставаться в «Локо». Это была моя первая встреча с ним и он вот так со мной общался! Юрист, а лепил ахинею.

– Спустя 6 лет у вас с Кречетовым отношения не наладились?

– Нет. Летом 2017 года у меня появился вариант с «Сивасспором». «Динамо» во мне уже не нуждалось. Я слетал в Турцию, но контракт не подписал. Улетел в Москву, чтобы разорвать контракт с «Динамо». Турки очень боялись, что я обману. Прям так и говорили: «ты же не вернёшься?» Объяснял, что обязательно вернусь как только разорву контракт. «Сивасспор» мне забронировал билет на самолет из Москвы. Я позвонил в «Динамо» и договорился, что приеду в офис к 10:00. Приезжаю, а там никого.

– Как так?

– И это при том, что Муравьёв был всячески за мой уход. Клубу было интересно не выплачивать мне всю зарплату до конца контракта. Уже пришёл даже спортивный директор Голубин со словами: «Подпись ставит только Кречетов, я тут просто не могу помочь». Я отвечаю: «Звоните уже этому… нехорошему человеку. А то я уже плюну, останусь в «Динамо» и пускай тогда Кречетов объясняется перед Муравьёвым». В результате Кречетов опаздывает на час и я уже на самолёт не успеваю. Звоню турками и объясняю, что не успеваю на самолет. Скидываю им фотки – вот я в офисе, вот документы, но они все равно думают, что я их кину. И знаете, с какими словами заходит опаздывающий Кречетов?

– Какими?

– Подкалывает: «Ну что, не успел на свой самолёт, да?» В этом вся сущность человека. Я ему: «Ты вообще кто тут? Ты не президент и решений не принимаешь. Тебе что скажут, то и делаешь. Тебе сказали разорвать со мной контракт? Что будешь делать, если из-за тебя я останусь? Станешь выслушивать за своё опоздание». Он меня спросил, уверен ли я в своих словах, я ответил: «Да, и если нужно готов поговорить один на один в любом месте». Вот таких людей ставят в «Динамо» на руководящие должности. Один обещает гнобить, другой готов навредить клубу, чтобы подколоть. Отсюда такие результаты у команды.

«Сивасспор»: «Я через переводчика спросил, что вообще происходит?»

– С турками всё-таки договорились как-то?

– Я со времён «Локомотива» знаком с Юрием Белоусом. Это он меня пригласил в «Ростов», а затем сказал о варианте в Турции. Ответил ему: «Давайте, я только за». Уже через день у меня был контракт от «Сивасспора».

– Чем чемпионат Турции лучше РПЛ?

– Атмосферой на стадионах. У нас не так много болельщиков ходит. Особенно это чувствовалось до ЧМ-2018, когда не было новых стадионов. В Турции везде был биток. В Сивасе стадион на 27 тысяч зрителей, и всегда было не меньше 17 тысяч. А когда мы приехали к «Галатасараю», то за полтора часа до матча на стадионе уже было 50 тысяч зрителей. И гул такой! В этом плане мне понравилась Турция: люди больны футболом.

Мощное интервью с Виталием Дьяковым. Он прошёлся по всем в РПЛ

Фото: twitter.com/SivassporKulubu

– Часто вас узнавали?

– Бывало. Приходишь в кафешку, кто-нибудь постоянно оплатит за тебя десерт. Сивас – маленький провинциальный город. Для местных футболисты – просто небожители. Фотографируешься по 30-40 раз в день – узнают везде.

– Говорят, что в Турции бешеные фанаты?

– Однажды проиграли домашний матч и пошли в кафешку. А там выбор не велик – куда ни придёшь, везде смотрят футбол. Заходим в 22:00, всё битком. Спрашиваем: «Ничего страшного, что мы проиграли и пришли в кафе?» Думали, будут пальцем тыкать и говорить: «Козлы, проиграли». А к нам наоборот подходят: «Ребята, ничего страшного, бывает». Отношение супер. Вот если между собой встречаются «Фенербахче», «Галатасарай» или «Бешикташ», то там после поражений футболистам лучше неделю нигде не появляться.

– У вас когда-нибудь была возможность уехать в топовый чемпионат?

– Когда я поиграл за «Сивасспор» полгода, ко мне приехал турецкий агент с предложением от «Леганеса». Не знаю, действительно ли был интерес, но этот агент встречался с тренером и президентом «Сивасспора».

– И как?

– Меня не отпустили. Хотя в «Сивасспор» я пришёл свободным агентом, а тут за меня предлагали компенсацию.

– Почему тогда не отпустили?

– Я не могу объяснить, что у меня творилось в Турции с конца ноября 2017 года до моего отъезда. Вот просто не могу. Даже в «Динамо» было понятно, что клуб сначала дал мне зарплату, а потом просил её сократить. А Турция… Я не знаю, почему тренер Айбаба перестал меня ставить. Ни мой русский агент, ни турецкий – никто не понимал. Играю, играю, а потом как по щелчку перестал. Тренер сказал, что даёт мне отдохнуть. Я ему ответил, что всё в порядке, чувствую себя хорошо.

– А он?

– Настоял на том, что я уставший. Ну ладно, пускай. Один матч не ставит, два, три… Зимой был перерыв в чемпионате, приехал агент с этим вариантом в «Леганесе», но меня не отпустили. Заверили, что я буду играть. Начался второй круг, а я не играю. С тренером общался постоянно. Он твердил, что скоро выйду на поле. Закрывается трансферное окно и я вообще остаюсь вне заявки на матч! Лишь иногда на скамейке появляюсь.

– В апреле уже пошли на конфликт с тренером?

– Я там уже мотивацию потерял. Шла двухсторонка и тренеру не понравилось, что я много подключался к атаке. Вызвал меня на разговор. Я через переводчика спросил, что вообще происходит, почему я перестал играть, почему мне говорят, что скоро выйду, но этого не случается? Я – не святой, но это за гранью моего понимания. Сам себя 100 раз спрашивал. У меня интересовался даже комментатор Эльвин Керимов, который следит за чемпионатом Турции: «Ты в топе среди защитников по оценкам, у тебя хорошая пресса, что случилось-то?» А у меня даже никаких идей нет!

– Может тот тренер был геем? Я серьёзно.

– Вы об интервью, в котором я сказал, что презираю геев? Эту историю любят вспоминать.

– В 2013-м ваше заявление стало громким. Спустя семь лет позиция изменилась?

– Никогда не изменится. Может, это воспитание – я рос в полноценной нормальной семье. Может, со временем пришло. Смотришь на западных звёзд – мальчика одевают под девочку. Дети Анджелины Джоли, Меган Фокс, куча историй. У них в школах преподают, что геи и лесбиянки – это нормально.

– Вы же понимаете, что не все геи наряжаются девочками или наряжают так детей?

– Да, понятно, но всё равно не хотел бы с такими общаться.

– Видели агитационный ролик за поправки к конституции, где два гея забирают мальчика из приюта?

– Не видел.

– А как относитесь к поправкам, которые обнуляют сроки Владимира Путина?

– Давайте так. Ему есть какая-то альтернатива? Я согласен, что сейчас не время царей, но кто бы не был президентом, всегда будут недовольные. Ельцин – плохо, Горбачев – распад СССР… Когда Путин пришёл, то первые два срока всё было хорошо, поднял страну из под земли. Я смотрю на вещи так: альтернативы Путину нет. Есть просто оппозиционеры вроде Навального, какие-то коммунисты или взять Вольфовича [Жириновского] – ими будут ещё больше недовольны, наверное. Если кто-то не хочет Путина, ну идите и голосуйте против поправок.

– А вы пойдете голосовать?

– Никогда не ходил, но надо когда-то начать. Может сейчас схожу, если будет время. Проголосую за поправки, а на выборах президента проголосовал бы за Путина, если бы пошёл.

– Идея о сменяемости власти вам не близка?

– Да, предполагается два срока, а тут уже сбились со счёта. Но раз народ его выбирает, значит, хочет видеть у власти. Сейчас есть возможность проголосовать против – пожалуйста. Хотя потом скажут, что выборы фальсифицированы. Не знаю, пока это лишь догадки. Вон на Украине хотели актёра и он пришёл. Сейчас уже не так сильно его хотят. Я же говорю, всегда будут недовольные. Не думаю, что с приходом нового президента у нас люди заживут как в Эмиратах.

– Как вам роль государства в нашем футболе? Мы периодически слышим, как исчезают деньги у команд. Нет ощущения, что частными командами управляют эффективнее?

– Ну, конечно. В той же Турции вообще все команды частные. А когда клуб зависит от бюджета области или края, то пока эти бабки ещё дойдут… Через сколько рук? Вон ситуация в Томске. Бюджет был, но деньги шесть месяцев не шли. Где они были – никто не знает. Здорово, что делает Галицкий – у «Краснодара» отличная инфраструктура. Если у нас появится пять таких клубов, то будет отлично.

«Динамо» Минск: «Мы с Чочиевым и Тигиевым знали, что Гуренко говорил о нас другим людям»

– Ещё про минское «Динамо» хотел спросить. Вас ведь туда Пилипчук позвал?

– Да, хотя мы с ним не были знакомы, но в результате даже сдружились. Потом он меня и в «Спартак–2» позвал. Мне нравится его тренировки, понимание футбола и, главное, он сам как человек.

– А вот с Гуренко вы наоборот не сошлись, когда он пришёл вместо Пилипчука?

– Мне знакомые сразу сказали, что там на моё место хотят взять другого центрального защитника. Я подошёл к Гуренко и сказал ему в лоб, потому что знал, о каком именно футболисте речь.

– Что ответил Гуренко?

– Что для него все равны, но он не знает, буду ли я в основе. Я ему сказал, что отыграл все матчи и выглядел нормально. Если меня не видите в основе, то скажите сразу – соберу вещи и уеду. Он опять начал «все равны…». С опытом ты уже понимаешь по таким словам – хотят тебя видеть или нет. Там было ясно, что во мне не нуждаются.

– Почему?

– Мы с Чочиевым и Тигиевым знали, что Гуренко говорил о нас другим людям. Нам в лицо одно, а кому-то – другое. Чочик сразу разорвал контракт, я это сделал через два дня, а Тига остался, но уже не играл толком. Я правильно сделал, что ушёл. Не смог бы сидеть, как Тигий. Гуренко ещё потом так отзывался о Пилипчуке…

– Как?

– Он имя не называл, но давал понять, что ему команда досталось с плохом физическом состоянии. Хотя мы шли на 3-4 месте и чувствовали себя отлично! А ты у руля уже два месяца – неужели нельзя физику подтянуть, если она была плохой? В результате «Динамо» в этом сезоне оказалось внизу – Гуренко уволили. Назначенный Кучук почему-то ссылается на работу предшественника.

– Как человек поигравший в Беларуси, понимаете, как страна живёт с позицией Лукашенко по коронавирусу? Мол, вы же не видите, что он летает, вот и я не вижу его.

– Он просто понимает: если ввести карантин, то встанут шахты в Солигорске. А на этом почти вся страна держится. Страна, к слову, не богатая. Если ещё люди на 1-2 месяца останутся без работы, то вообще неизвестно, чем все кончится. Что ещё ему остаётся говорить, кроме того, что коронавируса нет?

– Вы однажды сказали, что хотели бы играть в Европе, если речь не про Беларусь. Вам потом припоминали?

– Да, на крупнейшем белорусском сайте. У них там свой «Чемпионат.ком». Припомнили всё, и мои высказывания и взаимоотношения с болельщиками… А я ведь сказал с юмором. Никогда ничего не имел против Беларуси.

– Футболисты часто отвечают шаблонно. А вам когда-нибудь прилетало за то, что вы говорите прямо?

– «Нужно работать и доказывать…» Таких интервью под 90%. Это уже никому не интересно. Я с раннего возраста говорю, что думаю – нравится это кому-то или нет. Да, может, и помешало карьере. В «Динамо» или ещё где-то… Если мне показывают красную тряпку и просят сказать, что она белая, то на такое никогда не пойду. Я не буду никому подлизывать-вылизывать, как некоторые делают для своего же блага. Да у меня были конфликты – и со Смородской в «Локомотиве», и с руководителями «Динамо». Ну а что мне делать, если я не хочу прогибаться? Есть же и люди, с которыми у меня всё хорошо сложилось – те же Пилипчук и Белоус.

– А как же подход: не говори ни о ком плохо, а то потом в его команду не попадёшь?

– Я не буду поддакивать. В кругу футболистов все знают, кто жополиз. Там всё по интервью видно. Не сказал бы, что таких большинство.

– Допускаете, что сейчас закончите карьеру?

– Хотелось бы ещё поиграть. Конечно, не хочется рассматривать совсем левые варианты. Мне же всего 31 год. Мальдини до 39 играл. Мне в РПЛ не поздно вернуться. Тем более, сейчас уровень упал. Это видно и по легионерам, и по результатам еврокубков.

– И по зарплатам?

– И это тоже.

– Вам было тяжело падать с зарплаты 7 миллионов рублей в месяц до 300 тысяч в месяц?

– При солидной зарплате ты живёшь в большом доме, ездишь на хорошей машине, отдыхаешь в лучших местах. Но если ты не дурачок, то не все бабки просадил. Важно, чтобы ума хватило отложить и начать заниматься бизнесом, развивать капитал. Вон, Фламини миллиардером стал. Понятно, что ты привыкаешь к 7 миллионам, но я и на 300 тысяч в месяц могу прожить.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *