Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее «Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее
Максим Гафуров — о том, как стать генменеджером клуба КХЛ без хоккейного прошлого, обновлённом «Торпедо» и селекции нижегородцев. «Абсолютно комфортно живу с позицией, что... «Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Максим Гафуров — о том, как стать генменеджером клуба КХЛ без хоккейного прошлого, обновлённом «Торпедо» и селекции нижегородцев.

«Абсолютно комфортно живу с позицией, что я – новый человек в хоккее»

— Вы человек в хоккейном мире новый. Насколько понимаю, у вас нет хоккейного бэкграунда.

— С хоккеем у меня тесная дружба началась с 2015 года, хотя с раннего детства был влюблён в эту игру. В последние годы работал в компании InStat, где отвечал за взаимодействие с профессиональными клубами. Часто общался с клубами НХЛ, так как у нас было много проектов для Северной Америки. Одновременно с работой в крупной международной аналитической компании, я запускал собственный научный проект в области хоккея – по разработке отдельного софта для игроков. Забегая вперёд, скажу, что мы хотим применить эти наработки в «Торпедо». Фактически мы уже получили инвестиции и грант под этот проект, и я планировал с головой окунуться в него, но поступило предложение возглавить спортивный блок хоккейного клуба «Торпедо».

Я сам из спортивной семьи — отец был тренером по борьбе, мама — по художественной гимнастике. Может быть, сейчас для молодёжи это прозвучит дико, но когда я хотел заняться хоккеем, то мы не могли даже коньки купить. Сейчас стараюсь регулярно выходить на лёд в составе любительской команды.

— Отсутствие опыта в работе в профессиональных спортивных клубах не пугало вас при принятии решения стать генеральным менеджером «Торпедо»?

— Абсолютно комфортно живу с позицией, что я относительно новый человек в хоккее. Сейчас плюс «Торпедо» в том, что есть связка Харламов – Гафуров – Немировски. Дэвид, как тренер, видит свои определённые вещи. Александр Харламов – специалист с хоккейным бэкграундом, который знает многие внутренние процессы. Я способен добавить современные технологии и научный подход. Всё это позволяет комплексно подходить к столь важному вопросу, как комплектование команды.

Я бы обратил внимание на футбол. К сожалению, именно он, а не хоккей становится локомотивом каких-то перемен. Обратите внимание, именно в футболе прослеживается чёткий тренд на обновление менеджмента. Зачастую он становится «нефутбольным», он именно «бизнесовый». Там, где бизнес адаптируют под спорт, это даёт совсем другой результат. Там, где его не напрямую тащат в клуб, а адаптируют под спорт, эта синергия даёт совсем другой результат. Всегда нужно адаптировать бизнес-подход под спорт. Уверен, что в нашем случае такая синергия также сработает.

На мой взгляд, чем более разносторонний подход в клубе, тем лучше. К сожалению, с первых дней моей работы многие проводили прямую параллель с фильмом Moneyball, где главный герой фильма занимался исключительно статистикой. Я с большим уважением отношусь к фильму, и меня вдохновляет эта история, но в современных реалиях это работает максимум процентов на 40. Частично InStat — это продукт Moneyball, который пришёл из бейсбола. Но бейсбол, в отличие от хоккея, это статичная игра, поэтому на статистику нужно обращать внимание (и мы это делаем и подходим к этому скрупулёзно), но всё-таки это одна из метрик, не более того.

«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Фото: vk.com/torpedonn

— Как отнеслись к различным слухам в телеграм-каналах о себе после вашего назначения?

— Отношусь к ним спокойно, а где-то лишний раз убеждаюсь, что мы на правильном пути. Мы знаем свои цели, знаем свои планы. Чего я только не читал в СМИ — что Гафуров не сработался с Харламовым, что Гафуров не считается с Немировски и не слушает его мнение. В реальности же мы всегда были в диалоге, и, пожалуй, наш главный трансфер – это сохранение Дэвида. Я рад, что он пошёл навстречу, и сейчас это большой плюс для команды, и все этим довольны. В связке с Дэвидом и Александром Валерьевичем мы работаем системно, и, на мой взгляд, внутри клуба сейчас сложилась отличная рабочая обстановка. Есть полная поддержка и доверие друг другу, несмотря на непростые обстоятельства, которые происходят во всём мире.

Слухи — это часть игры, часть хоккея, удел популярных людей и коллективов. Считаю, что в российском хоккее недостаточно сильных медиа, очень мало СМИ. Поэтому любая информация — на вес золота. У меня есть яркий пример: когда я еду с утра на работу, слушаю американские подкасты, интересуюсь, что происходит за океаном. Мне нравится объём информации и как множество экспертов обсуждают ту или иную новость. Причём у каждой команды есть несколько «своих» журналистов: кто-то анализирует обстановку внутри команды, кто-то игру. В России же этого очень мало. Мне бы хотелось, чтобы экспертов было как можно больше. Чем больше мнений, тем лучше. Понятно, что мы можем совершать ошибки, и со стороны услышать обратную связь, критику иногда бывает полезно.

Приведу пример. Когда у «Торпедо» впервые за долгие годы появилась возможность подписывать контракты с молодыми игроками, то болельщики и некоторые специалисты сделали очень странный вывод, что «Торпедо» теперь клуб ВХЛ. Очевидно, что трансфер за трансфером идут порой не по порядку приоритетности – они следуют, как только появляется возможность подписать того или иного игрока. Поэтому, если мы не подписали изначально пять иностранцев, причём идя от самого топового к менее топовым, то это не значит, что мы не работаем. Всё это в разной степени и рождает слухи.

— Очертите свою зону ответственности в «Торпедо». Как происходит распределение обязанностей между вами Александром Харламовым?

— Как генеральный менеджер, я в первую очередь отвечаю за всю селекцию в системе, начиная КХЛ и заканчивая МХЛ. При этом у нас сложилась отличная «офисная команда», и если мы видим, что можем где-то что-то улучшить, то занимаемся этим вопросом все вместе, делимся идеями и мнениями, никто не ограничивается своим рабочим функционалом.

Генеральный директор Александр Харламов контролирует все процессы в клубе, при этом, как я сказал ранее, это человек с большим опытом, который очень помогает во многих вопросах. Также надо отдать ему должное, что, несмотря на все изменения бюджета, ему удалось выстроить работу в клубе так, чтобы это минимально отразилось на функционировании организации.

Отдельно хочу отметить, что в «Торпедо» с моим приходом появилась скаутская служба. Пока в неё входит молодой специалист Сергей Кузин, который ранее работал в пресс-службе. Также в скором времени у нас появится свой человек в Северной Америке, который будет отслеживать молодых ребят и проводить с ними переговоры непосредственно на месте. Это будет специалист с хоккейным бэкграундом, опытом агентской и скаутской работы. При этом он неплохой аналитик.

Благодаря созданию такой службы мы расширим воронку просматриваемых матчей. Наша задача — сделать полноценную базу молодых хоккеистов, за которыми будем пристально следить. С некоторыми из них, кстати, мы уже начали вести переговоры и обозначили свой интерес.

«Мы уже к 7 мая могли бы сформировать состав из тех игроков, которых нам предлагали агенты. Но если мы будем так мыслить и действовать при формировании команды, то мы из нашей колеи не выберемся никогда. Мы намеренно пошли на риск и затянули селекцию»

— Как организована селекция «Торпедо» в текущем межсезонье?

— У нас образован трансферный комитет, в который вошли члены правления, руководители клуба и главный тренер. Мы готовим для тренера шорт-лист, он, в свою очередь, расставляет игроков по рейтингу, после чего мы начинаем работу по наиболее подходящему для нас варианту. Последнее слово за генеральным менеджером, но в нашей концепции это звучит слишком жёстко, так как мы работаем в постоянном диалоге. Нет такого: «Я сказал, что будет Шварц, и мне всё равно, кто и что об этом думает».

Я был очень удивлён, когда общался со скаутами клубов НХЛ и спрашивал у них, насколько часто они общаются с главными тренерами. Мне отвечали: «Мы привозим игроков, а его дело тренировать. За сезон мы встречаемся с главным тренером раз-два, и то на каких-то общих собраниях или мероприятиях».

В «Торпедо» же у нас сложилась внутренняя синергия. Александр Харламов подсказывает мне многие хоккейные вещи, оценивает, сможем ли мы осуществить тот или иной трансфер. Дэвид смотрит на хоккеиста со своей стороны, так как ему с ним работать, он оценивает его качества, решает, подходит он под определённый профиль или нет. После этого мы ищем игроков и ведём переговоры. Здесь командная работа, и пока она получается успешно.

— Какие цели ставили при определении легионерских позиций?

— Нашей задачей было взять двух центров, хорошего флангового нападающего и двух защитников, один из которых атакующий. При этом мы соблюли бюджет. Мы добавили в росте, добавили в весе. Добавили праворуких игроков, которых явно не хватало в прошлом году: в защите с правым хватом был только Зборовский, в атаке – Рэтти и Шрёдер. Плюс мы остались одной из самых молодых команд лиги по среднему возрасту.

Когда я приступил к работе в клубе, то сказал, что мы строим команду на несколько сезонов вперёд. Но в ответ у меня спрашивали: «Зачем вам 30-летний Миле?». Что такое команда? Это сплав молодости и опыта. Если мы строим команду на несколько сезонов, то это не значит, что все хоккеисты должны быть до 25 лет. «Дядьки» тоже нужны. Мы для этого продлили Георгия Мишарина. Это крепкий надёжный игрок. Для этого мы подписали Миле, который здесь играл и у него не будет проблем с адаптацией.

Если говорить об иностранцах, то КХЛ – это очень консервативная лига для новых легионеров. Здесь каждый раз, подписывая уровневого игрока, все относятся к нему с большой долей скептицизма. Наверное, это правильно, ведь адаптация в нашей стране – очень специфическая вещь. Нас пополнили четыре парня из Северной Америки, которые друг с другом уже знакомы. Причём Клус с Уайдманом частенько играли вместе в большинстве, а Миле со Шварцем вообще три года играли вместе в системе «Аризоны». Как минимум, на бумаге это повышает шанс их успешной адаптации в КХЛ. Остин же играл в Европе и готов к переездам. В итоге мы заполучили пятерых хоккеистов, у которых нет никакого разговорного барьера.

«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Фото: Getty Images

— Вы говорите, что строите команду на будущее, но если посмотреть на состав, то у 90% ваших игроков контракты заканчиваются уже через год.

— Мы закрыли свои трансферные цели на этот год. При этом мы нашли время и возможности для подписания большого количества молодых игроков, которые уже давно созрели для КХЛ – это и Ручкин, и Марин, и Воеводин, и Михасёнок, и Кизимов, и Дробин. Очень важно, что мы пригласили плеяду молодых хоккеистов. Да, в ростере есть пять иностранцев, но качество команды всегда будет зависеть от российских хоккеистов. Ребята до 29 лет – это ограниченно свободные агенты, и однолетние контракты – это совсем не проблема. Хоккеисты мотивированы показать свой уровень и получить новый контракт на следующий сезон. Надо понимать, что до 29 лет хоккеисты всё равно останутся в нашей системе, так как права на них будут закреплены за «Торпедо» согласно регламенту КХЛ.

Как болельщик, я часто задавал себе вопрос, почему контракты подписываются только на один сезон. Но в хоккее это правило работает немного по-другому. В футболе человек за полгода до окончания контракта может договориться с другим клубом, а в хоккее – нет. В этом всё дело. А у вас какое мнение насчёт длинных контрактов?

— В КХЛ длинные контракты зачастую убивают мотивацию хоккеиста и многие банально попадают в зону комфорта.

— Да, такие контракты несут в себе бомбу замедленного действия. Не каждый игрок сможет сознательно поддерживать свой уровень и самостоятельно развиваться. У многих складывается ощущение стабильности. Нужно, чтобы человек понимал, от того как он отыграет сезон, зависит какой контракт получит он в ближайшем будущем. У нас в системе было много молодых ребят, которые ещё ничего не достигли, но у них уже была корона от того, что они в «Торпедо». Мы от таких игроков отказались. К сожалению, длинные контракты убивают мотивацию. А второй момент – это переплата на месте. Я понимаю, когда подписывают на два-три года хоккеистов уровня Капризова, чтобы они не уехали в НХЛ. Я понимаю, когда подписывают легионера, уже играющего здесь долго и адаптированного к лиге, в остальных случаях это того не стоит.

— В одном из интервью вы обмолвились, что при подписании Клуса, Уайдмана и Миле обращали внимание на то, что те не только играли в хоккей, но и прошли полную университетскую программу в NCAA.

— Это действительно большой плюс. Как правило, это говорит об уровне осознанности игроков. Они очень сильны ментально. Обратите внимание, что каждый из них в предыдущих командах был ассистентом или капитаном. Мы получаем ребят, которые привносят что-то не только на площадку, но и в раздевалку. Это образованные люди, которые могут в жизни заниматься чем-то помимо хоккея.

— Вы привезли в «Торпедо» пять североамериканцев. При этом в одной из своих видеоконференций говорили, что практически не смотрели в сторону, например, финского чемпионата.

— Если взять такие европейские чемпионаты, как шведский, финский, чешский и швейцарский, то практически все молодые лучшие игроки там стремятся уехать в НХЛ. Поэтому в последние годы очень мало качественных ребят остаётся в этих лигах. В КХЛ были примеры, когда приезжали легионеры из Финляндии, причём достаточно неплохие игроки по уровню и по статистике, но они так и не заиграли в нашей лиге. На мой взгляд, АХЛ – это более конкурентоспособный чемпионат. Плюсом для игроков из АХЛ является наш канадский тренер. Отмечу, что за океаном мы смотрели не только североамериканцев, но и финнов и других европейцев.

— Понятно, что убедить Пулюярви переехать в КХЛ не получилось, но помимо него были попытки привести в Нижний Новгород такого же молодого легионера?

— Нет, других вариантов не было. На уровне переговоров нам сразу сказали, что игрок будет до последнего ждать предложений из Северной Америки. «Торпедо» и топ-клубы КХЛ уже не первый раз проявляют интерес к Пулюярви, но игрок ищет шансы в НХЛ. В этом году только один клуб проявлял к нему интерес и хотел обменять права на Ессе, но мы абсолютно не видели в этом финансовой выгоды. С таким предложением мне было легче оставить на него права, чем потерять его. Мы не будем сидеть как собака на сене, но при определённых условиях Пулюярви мог бы оказаться «Торпедо», и, возможно, мы были бы лучшим клубом для его адаптации в лиге.

— Не смущает, что у одного из ваших легионеров Брэди Остина всего один успешный сезон в карьере?

— Это спорно. Его прошлый сезон считают успешным, примитивно глядя на статистику. Более того, я даже от уважаемых людей слышал, что Брэди Остин – атакующий защитник. Это не так! Уровень чешской Экстралиги довольно слабый. Там он вспомнил, что у него есть классный бросок и сумасшедший щелчок. Но мы отмечаем в нём другие качества. Он добавит мощи и агрессии в нашей игре. Брэди приехал первым из легионеров и уже чисто внешне всех впечатлил, это профессионал с большой буквы. В Нижнем Новгороде давно не было таких игроков.

— Не боитесь идти в сезон с тандемом голкиперов Тихомиров – Серебряков? Первый прошлый сезон провёл очень неровно. Второй, при всех его плюсах, сейчас неизвестно в каком состоянии и в прошлом сезоне сыграл только 5 игр в ВХЛ.

— Не боимся и доверяем обоим вратарям. Больше вопрос, наверное, был по бэкапу, но многие почему-то забывают, что у Никиты в КХЛ больше матчей, чем у Андрея. Они оба сейчас в прекрасном возрасте и это тот момент, когда нужно раскрываться. Это оправданный шаг, и мы можем получить связку двух отличных вратарей на долгие годы вперёд. Ребята заслужили свой шанс. Рассчитываем, что они будут расти вместе с нашим новым тренером Владимиром Куликовым. Где, как не в «Торпедо», таким вратарям раскрываться?

— Кстати, меня несколько удивляет, что Владимир Куликов практически полгода оставался без работы. Он ведь столько лет успешно работал в молодёжной сборной с Валерием Брагиным.

— В первую очередь я бы хотел поблагодарить нашего бывшего тренера вратарей Клемена Мохорича. Мы хотели его сохранить, но он заслужил новый вызов, и это был его выбор. Владимир Куликов был сильнее остальных кандидатов на этот пост, и мы рады, что появилась возможность пригласить его. Нужно отдать должное, его опыт сильно помогает нашим молодым вратарям.

— История с Дамиром Жафяровым уже закрыта?

— Нет, не закрыта. К нам не так часто обращались с предложением обменять права на него из-за ситуации с потолком. От него все ждали переезда в НХЛ. Не берусь прогнозировать то, как сложится ситуация, но скажу, что от себя мы сделали все шаги ему навстречу. Во-первых, еще в конце апреля мы сделали ему квалификационное предложение. Во-вторых, мы объяснили при каких условиях возможен его переход в другой клуб. Естественно, что те деньги, которые мы ему предлагали ранее, сейчас предложить уже не можем. Но мы действовали открыто и прямо, сказав его агенту, что они не приняли старое предложение, и мы вынуждены искать других игроков.

Мы даже отказались от приобретения ещё одного молодого игрока, чтобы оставить больше средств на Дамира. Конечно, определённый резерв для него предусмотрен. Дедлайна по его подписанию нет. Мы спокойно готовимся к сезону. Решение за ним. Мы в свою очередь готовы помочь ему при желании перейти в другой клуб КХЛ.

— Были ли шансы сохранить Шрёдера, Геноуэя и Линдбека?

— Я пришёл в «Торпедо» в конце апреля, и, к сожалению, в клубе уже не было ни легионеров, ни Баранцева, ни Бочарова… Нам очень хотелось сохранить Шрёдера и Геноуэя, и мы были готовы предложить им контракты, которые у них сейчас в новых клубах. Мы видели в этом смысл, но уже было поздно.

Денису Баранцеву предложили лучшие условия в Ярославле, и удержать его мы не могли. При этом на замену Баранцеву мы подписали Брэди Остина за гораздо меньшие деньги, чем Денис получал в «Торпедо» в прошлом сезоне.

Также я очень рад за Станислава Бочарова. Здесь все относятся к нему с теплотой. Было жалко, что он уходит, но «Автомобилист» предложил такие деньги, которые в «Торпедо» были совершенно нелогичны.

— Если я правильно понимаю, то вы не планировали возвращать Владимира Галузина этим летом.

— Это болезненный вопрос для нашего клуба. Это местный игрок, который в Нижнем Новгороде сделал себе имя, и всем хотелось красивой истории. Но мы с Дэвидом неоднократно обсуждали и Галузина, и Паршина, и Потапова. Наверное, для этой команды профиль Алексея Потапова был самым нужным. Мы были близки к подписанию с ним контракта, но он сделал выбор в пользу «Авангарда». Мы этот выбор уважаем и понимаем, что «Торпедо» не могло предложить такие деньги.

«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Фото: Григорий Соколов, photo.khl.ru

Я хочу, чтобы «Торпедо» уважали. Было несколько игроков, ненужных другим клубам, которых нам предлагали агенты. Это меня немного раззадорило. Я отвечал: «Ребят, вы за кого нас считаете?» Это были хоккеисты разного возраста. Причём предлагали их на достаточно серьёзные деньги в формате: «Игрок готов пойти вам навстречу».

Конечно, можно было согласиться и пойти стандартным путём. Тогда уже к 7 мая мы бы сформировали состав из известных по меркам КХЛ опытных игроков и ждали начала сезона. Но если мы будем так мыслить и действовать при формировании команды, то мы из нашей колеи не выберемся никогда. Мы намеренно пошли на риск и затянули этот процесс. Да, мы пропустили январскую, февральскую и мартовскую «ярмарку». Мы ждали, когда ситуация в АХЛ станет более понятной, чтобы рассматривать игроков оттуда. Тот же Шварц в сравнении с некоторыми предлагаемыми нам игроками – это разный уровень. Тем более, что ближе к лету цены на игроков значительно упали из-за потолка зарплат и нехватки мест. Этот риск был оправдан.

— Было ли желание взять кого-нибудь в аренду из НХЛ?

— Рассматривали подобные варианты. Не могу называть фамилии, но была проделана достаточно большая работа по этим игрокам.

— Объясните, зачем «Торпедо» Дмитрий Шуленин? В «Амуре» ведь он не играл не только из-за травм.

— Шуленин мог перейти в «Торпедо» ещё в декабре. Человек вернулся фактически в свой второй дом. Воспитанник «Чайки», обладатель Кубка Харламова, в нашей системе он нужен и ВХЛ, и в КХЛ. Мы не ждём от него чего-то сверхъестественного и что он будет прямо сейчас в суперформе. Это габаритный праворукий защитник, который может добавить агрессии и мощи. Ему нужно быть в форме, и он получит свой шанс.

— Что за история получилась с Сергеем Зборовским? Вы повторили квалификационное предложение «Магнитки», но потом довольно быстро обменяли его в «Автомобилист».

— Зборовский провёл один неплохой сезон. Мы знали об интересе к нему от нескольких клубов, поэтому мы закрепили права на игрока. «Магнитка» сделала игроку предложение, но у нас на тот момент уже было более выгодное предложение от «Автомобилиста». Поэтому, повторив условия «Металлурга», мы смогли заработать на переходе игрока значительно больше. Потом, правда, в прессе писали, что мы его чуть ли не бесплатно отдали, но это совсем не так.

«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Фото: Григорий Соколов, photo.khl.ru

— Можете сказать, что сейчас состав «Торпедо» сформирован?

— Всегда будем смотреть и всегда будем искать новые возможности на перспективу. При этом я доволен тем составом, который есть на данный момент.

— Физика преимущественно закладывается именно в начале сборов. Как вы будете организовывать работу на земле, если тренер по ОФП находится в Канаде?

— В Нижнем Новгороде у нас есть российский специалист Андрей Емельянов. Я очень рад, что у нас появился такой человек. 32-летний парень с абсолютно североамериканским мышлением, западным подходом. Мы его наняли, чтобы он доводил хоккеистов индивидуально. Он имеет необходимый опыт, занимался с чемпионами мира. В течение июня он тесно работал с нашим молодым хоккеистом Германом Поддубным. Ему было необходимо подтянуть ноги, и в итоге Герман сейчас лучший на сборах в команде ВХЛ. После приезда канадского тренера по ОФП Андрей будет работать в нашем фарм-клубе, и я надеюсь, что за счёт правильной работы он сможет подводить ребят к КХЛ полностью готовыми. У них не будет такого разрыва. Все говорят, что есть огромная яма между КХЛ и ВХЛ по уровню, но точно такой же разрыв и в физической подготовке. Это видно невооружённым глазом, и многие ребята вынуждены догонять игроков из КХЛ.

Одна из наших задач – чтобы команда ВХЛ готовилась и играла так же, как и первая команда. Чтобы все три команды вертикали играли в едином стиле. Мы сейчас работаем над этим.

— Довольны тем, в каком функциональном состоянии приехали российские хоккеисты на сборы?

— В целом ребята молодцы. Они приехали уже подготовленными и с хорошими параметрами. Порадовало то, что те парни, по которым были опасения, приехали на сборы одними из лучших.

— Через сколько лет мы придём к тому, что наши игроки будут самостоятельно готовиться к сезону?

— То, что мы делаем на первом двухнедельном этапе, – это цикл, который игроки, по большому счёту, могли бы сделать и самостоятельно. Но именно в этот непростой год данный этап подготовки необходим, так как непонятно, кто в каких условиях работал. Не у всех была возможность тренироваться нормально из-за отсутствия инвентаря. Я бы хотел, чтобы ребята занимались персонально, как в НХЛ. При этом молодым игрокам нужно обязательно закладывать базу, а потом уже давать индивидуальные задания. Но нужно честно признаться, что уровень сознательности у россиян на низком уровне и не все к этому готовы.

— В КХЛ сейчас пошёл тренд на приглашение в тренерский штаб тренеров по развитию.

— На мой взгляд, одного тренера по развитию недостаточно. Здорово, когда появляется человек с таким функционалом, но должна быть выстроена система. Во-первых, уровень подготовки должен быть от МХЛ до КХЛ. Во-вторых, все хоккеисты должны иметь индивидуальные программы — это абсолютно правильный подход, и я его приветствую. Мы тоже к этому придём.

Все болельщики хотят, чтобы у нас играли свои ребята и была связь игроков с городом, но у нас в год школа выпускает 25 человек. В то же время Ярославль выпускает 50 ребят, а Челябинск — 100. Очевидно, что если из этих 25 ребят хотя бы несколько будут достойный уровня МХЛ, то это уже будет шикарно.

«Команда в ВХЛ — весомый аргумент для приглашения молодых хоккеистов и мы хотим его сохранить»

— Насколько сильно коронавирус ударил по «Торпедо»?

— Думаю, так же, как и по всем. Самый главный вопрос — ситуация с заполняемостью трибун. Это очень важно для нас. «Торпедо» с болельщиками и «Торпедо» без болельщиков — совершенно разные команды. Многие игроки в лиге признаются, что в Нижнем Новгороде играть непросто.

Второй по сложности вопрос — организация в целом. Мы сейчас не можем привезти легионеров. Лига очень помогает, но усложнился процесс получения виз. Самый простой и банальный пример — наши хоккеисты не могут прилететь в Россию. Просто нет рейсов.

Брэди Остин прилетел несколько дней назад, при этом у него был невероятный маршрут: сначала добрался до Торонто, оттуда вылетел до Франкфурта, из Франкфурта в Ригу, из Риги на машине до границы с Россией, где нужно было дождаться очереди, потом до Москвы и уже оттуда наконец-то прилетел в Нижний Новгород. Естественно, что человек был просто не в себе после такой поездки.

Дэвид Немировски 44 часа путешествовал до Нижнего Новгорода и прилетел одним из первых благодаря российскому паспорту. Сандис Озолиньш приехал 22 июля после 12 часов на машине. Остальные хоккеисты и тренер по физподготовке сейчас не могут приехать. Всех иностранцев удалённо курируем. У них есть своя система подготовки, и они приедут в форме.

— Как много региональных спонсоров ушло из клуба после пандемии?

— У «Торпедо» есть ряд крупных многолетних партнёров, и мы рады, что они остались. Пользуясь случаем, хотелось бы выразить им благодарность.

— Генеральный менеджер «Динамо» Евгений Кровопусков говорил, что лучше выслушает негатив, что он не пустил на стадион 10%, чем будет слышать упрёки от недопущенных. Каково ваше мнение на этот счёт?

— Понимаю его логику. Для нас каждый болельщик действительно на вес золота. Надеюсь, обстановка позволит допустить на матчи хотя бы 50% болельщиков, как уже разрешено в Москве.

«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Фото: Григорий Соколов, photo.khl.ru

— Не пытались донести до лиги, что целесообразнее было бы начать сезон условно на месяц позже, но с большим количеством зрителей?

— Я понимаю желание начать вовремя. Люди соскучились по хоккею. Но как было бы правильнее покажет только время. В любом случае своя логика есть в любом решении данного вопроса.

— Была ли вероятность, что «Торпедо-Горький» пропустит сезон?

— Фарм-клуб — это важная часть нашей системы, поэтому вероятность была небольшой. Мы рады, что у нас вообще появилась команда ВХЛ и, что она играет именно в Нижнем Новгороде. Мы получили весомый аргумент для приглашения молодых хоккеистов и хотим его сохранить. Для нас важно сделать концепцию, при которой «Торпедо» — это хоккейный клуб, открытый для молодых хоккеистов, достойных своего шанса и которые этот шанс могут здесь получить и использовать. В этом году целая плеяда ребят, заслуживших шанс в КХЛ, пришла к нам как раз по этой причине. Плюсом также является географическое расположение города, всё-таки Нижний Новгород — близок к Москве, достаточно красивый и спокойный для жизни город с вполне комфортными ценами. Здесь можно развиваться, и здесь дают шанс всем, кто его заслужил.

— Я знаю менеджеров из КХЛ, которых результат второй команды в ВХЛ вообще не заботит, для них главное – довести через неё игроков в КХЛ.

— Если клуб ВХЛ — часть нашей системы, то нам важно, чтобы игроки из него пробивались наверх. Но я считаю, что у команды ВХЛ должны быть свои амбиции. Естественно, в этом году мы ждём от второй команды минимум выхода в плей-офф. Это тоже зарождает определённый менталитет у хоккеистов, они привыкают побеждать и конкурировать. Однако нужно делать скидку на то, что игроков часто поднимают в команду КХЛ и какой-то провал или нехватка качественных игроков в фарм-клубе неизбежны.

«После введения потолка пошёл тренд на более адекватное соотношение «цена-качество». Нужно отдать должное многим хоккеистам, что они пошли навстречу и стали обсуждать контракты в другой плоскости»

— После введения жёсткого потолка зарплат СМИ практически сразу начали публиковать зарплатные ведомости. Не считаете ли, что проще сразу открыть платёжки команд?

— Нам нужно выработать общую политику. Думаю, неправильно, если мы будем называть зарплату хоккеистов без их согласия. Болельщикам это безусловно интересно. Но с точки зрения публикаций СМИ, не уверен, что это правильно, потому что было много непонятных новостей, когда зарплаты хоккеистов называли нам

— По бюджету «Торпедо» чрезвычайно мало информации в открытых источниках.

— Для нас это скорее плюс, что люди не могут сходу эту информацию проверить. Здесь нужно понимать, что Центральное информационное бюро КХЛ открыто для официальных лиц. Любой руководитель может зайти и проверить зарплаты хоккеистов.

— Слышал мнение, что клубы намеренно сливают ведомость, чтобы показать, что они укладываются в потолок.

— Не берусь говорить про другие клубы, но в «Торпедо» это невозможно. Да и нет смысла. У нас свой потолок, которые называется бюджет и наша задача — уложиться в него. Не знаю, как было раньше, но сейчас мы считаем деньги и к этому вопросу подходим очень ответственно. В то же время я доволен, что мы выполнили свои трансферные цели, уложившись в отведённые рамки.

Сейчас мир изменился, совершенно другая обстановка, поменялись бюджеты регионов, и мы живём уже в другой реальности, адаптируемся к ней. На мой взгляд, делаем это мы достаточно успешно.

— Верхняя планка в 900 миллионов оптимальна? Кирилл Фастовский предлагал постепенно снизить её до 800 миллионов.

— Нужно время, чтобы оценить этот вопрос. Возможно, на это уйдёт несколько сезонов. Но что действительно хорошо — пошёл тренд на более адекватное соотношение «цена-качество». И нужно отдать должное многим хоккеистам, что они пошли навстречу и обсуждают контракты в другой плоскости.

— КХЛ в прошлом году создавала рабочую группу по возвращению Ярмарки юниоров КХЛ. Не считаете, что в наших реалиях драфт это вещь довольно бесполезная?

— Он точно нужен, но здесь есть вопрос формата и справедливости. В чистом виде североамериканская драфтовая система здесь не работает: там частные академии и клубы. Для них престижно, что их игрока забрали потому, что родители приведут к ним детей и будут платить деньги. В системе «Торпедо» родители не платят за обучение. У нас клубы выращивают игроков и поэтому, когда наш игрок по каким-то правилам окажется в условном «Ак Барсе» либо наоборот, то я как генеральный менеджер сделаю всё, чтобы остановить этот процесс.

Нужна система, при которой конкуренция на уровне юниоров будет выше и более прозрачной. На мой взгляд, сейчас хоккейный мир стабилизируется и не будет такой супераффилированности, как раньше. Но она всё равно останется, и это неизбежно. Нужно сделать так, что если игрок не играет в системе, то с его правами должно быть чуть попроще либо они должны быть регламентированы по какой-то определённой цене. Я бы с удовольствием поработал в КХЛ в этой рабочей группе и принял участие в её работе.

«Все почему-то решили, что я – человек статистики». Новый человек в российском хоккее

Фото: photo.khl.ru

— Топ-клубы всё равно ведь будут забирать юниоров. Честно говоря, не совсем представляю, что нужно было сделать тому же Сергею Ласькову в Магнитогорске, чтобы отговорить юниора от переезда в Санкт-Петербург.

Ну почему? Там выросло много профессионалов. Нужно как-то сделать так, чтобы была ротация юниоров. У нас любят посмотреть на НХЛ и что-то крутое взять оттуда. В каждом клубе НХЛ есть звезда, на которую все приходят смотреть. Я бы подумал над тем, как это сделать у нас. Звездой бы мог стать человек с драфта. Но тот же драфт не очень хорошо работает и в Северной Америке. Там довольно много провалов даже с первыми номерами, не говоря целиком о первом раунде. Нужно добавлять то, что повысит уровень конкуренции. Звезда в каждой команде могла бы увеличить аудиторию. КХЛ — единственная российская лига, которая продаётся за границу, и это надо развивать.

— Из школы «Торпедо» в последние несколько лет идёт довольно большой отток юниоров в другие города.

Мне сложно говорить, что было раньше. Я вижу, что сейчас школа с новым директором Романом Маловым обрела новый подход. Я понимаю родителей, что условия в Нижнем Новгороде оставляли желать лучшего, но сейчас ситуация меняется. Уже в ближайшее время свои двери откроет интернат для иногородних хоккеистов, работу над которым Александр Харламов поставил своим приоритетным направлением, когда возглавил «Торпедо». Клубу точно было не до жиру, но он эту тему «добил».

— Для себя с задачей-минимум на сезон определились?

Я вижу, что у нас подобрался отличный коллектив, который может выстрелить. Задачей-минимум для нас будет попадание в кубковую восьмёрку.

— Для вас принципиально где играть — на Востоке или на Западе? Визуально сейчас Восточная конференция смотрится более плотной.

Абсолютно без разницы. Для нас это, по большому счёту, ничего не меняет с точки зрения логистики. В любом случае играть со всеми. Да, я рисовал схемы и думал, в какой конференции играть будет проще, но если два месяца назад интереснее для нас казался Восток, то сейчас мне кажется, что на Западе попасть в плей-офф будет попроще. Сейчас обновились «Трактор» и «Металлург» – это две интересные команды, которые могут выстрелить. На Западе есть шесть команд, которые железно будут в плей-офф, а за остальные места будет большая конкуренция.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *