Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х
В истории «Ротора» (точнее — «Роторов») чёрт ногу сломит. Но мы всё же попробовали разобраться. «Ротор» вернулся в РПЛ спустя 16 лет – все... Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

В истории «Ротора» (точнее — «Роторов») чёрт ногу сломит. Но мы всё же попробовали разобраться.

«Ротор» вернулся в РПЛ спустя 16 лет – все эти годы клуб прыгал из ФНЛ в ПФЛ, умирал и снова возрождался. Кто-то считает, что этот «Ротор» не имеет ничего общего с тем, что выносил «Манчестер Юнайтед» из Кубка УЕФА и боролся за медали в чемпионате России, для кого-то все переименования, создания новых юридических лиц и смена учредителей – часть истории.

Ниже – всё, что происходило с «Роторами» разных лет за время их существования.

«Ротор» №1. Тот самый

Во многих источниках значится, что легендарный волгоградский клуб основали в 1929 году под названием «Тракторостроитель», после чего его переименовывали в «Трактор», «Торпедо», «Сталь» и «Баррикады». Но если изучить советские газеты, соотнести одно с другим, окажется, что у этих команд разная история: они существовали параллельно, а общими у них были разве что город и «заводское» происхождение.

«Трактор»

«Тракторостроитель» был создан в 1929 году на базе Сталинградского тракторного завода, а в 1936-м, уже под названием «Трактор», команда начала выступление в чемпионате СССР. И всё шло прекрасно – периодические победы над грандами, четвёртое место в главном дивизионе, — пока в 1969 году директор завода не объявил: команды больше не будет, потому что он не намерен содержать её за счёт предприятия. Клуб реорганизовали и лишили профессионального статуса, но он продолжил существовать на любительском уровне.

«Сталь»

На освободившееся место в классе «Б» пришла команда «Сталеканатчик», основанная в 1959 году на базе Сталинградского сталепроволочно-канатного завода и игравшая десять лет на любительском уровне. С повышением класса имя клуба изменили на более ёмкое «Сталь». В 1971 году команде мастеров бросил вызов чемпион области «Баррикады» – это было возможно согласно всесоюзному регламенту футбольных соревнований. В случае победы в двух переходных матчах команда либо оставалась во второй лиге, либо уступала место чемпиону области. Баррикадцы победили в первой игре — 4:1, а во второй проиграли 1:3, но по сумме двух встреч всё же смогли занять место в чемпионате СССР.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

«Баррикады»

Спортивный клуб «Баррикады» был основан на базе одноимённого завода бурового оборудования, вероятно, в 1923 году – именно тогда в газетах появились первые упоминания о команде. До 1972 года баррикадцы играли, по сути, на любительском уровне.

«Ротор»

Спустя три года на общем собрании было решено, что клуб стоит переименовать в «Ротор», аргументировав это тем, что баррикады – это про защиту и оборону, а команде нужно двигаться вперёд.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

В 1988 году «Ротор» вышел в Высшую лигу СССР – к этому успеху команду привёл Виктор Прокопенко, которого позвал в Волгоград небезызвестный Владимир Горюнов. Клуб продержался в элите недолго: в 1990 году он под руководством Виктора Файзулина одержал за сезон всего четыре победы, уступил в переходных матчах «Локомотиву» и вылетел в первую лигу. В том же году президентом клуба назначили Горюнова – до этого он числился в «Роторе» водителем и восемь лет — администратором. С его повышением у клуба начинается новый период, оставивший самые яркие воспоминания о волгоградской команде.

«Ротор», который брал серебро и выбивал «Манчестер Юнайтед» из еврокубков

Горюнов начал с того, что перевёл клуб, который с его назначением перестал принадлежать заводу «Баррикады», на хозрасчёт и поставил перед командой задачу: вернуться в элиту. Со своей стороны президент прилично вложился в укрепление состава. Инвестиции себя оправдали – по итогам сезона-1991 «Ротор» вернулся в элиту.

В 1992-м клуб усилили Олег Веретенников, Валерий Есипов и Владимир Нидергаус – игроки, которые стали суперзвёздами футбола 90-х. Но в тот год из-за смены тренеров по ходу сезона, несыгранности (команда сильно обновилась по итогам выхода в элиту) и деления чемпионата на два этапа выше 12-го места «Ротор» не поднялся.

Но уже в следующем сезоне волгоградский клуб взлетел: Владимир Сальков поставил команде игру и привил футболистам дух бойцов. С ним «Ротор» занял второе место и заработал путёвку в Кубок УЕФА — огромное достижение для команды, которая предыдущий сезон закончила в нижней части таблицы.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

«Ротор» продолжал развивать успехи: в сезоне-1994/1995 вышел в финал Кубка России, достиг 1/16 в Кубке УЕФА, выбив во втором раунде «Манчестер Юнайтед», в 1996 году – взял бронзу. В 1997-м «Ротор» и вовсе мог стать чемпионом, но в золотом (по сути, а не статусу) матче проиграл «Спартаку»: в первом тайме волгоградцы не реализовали очевидные моменты, а во втором москвичи взяли своё и забили два. Нидергаус даже сказал, что команду «предали», намекая на сдачу матча руководством.

Ещё сезон «Ротор» поборолся за медали, а в 1999-м скатился на 13-е место и больше не смог вернуться в верхнюю часть таблицы вплоть до расформирования. Сказалось много факторов, главный – деньги.

В первые годы в элите «Ротору» ощутимо помогал губернатор области Иван Шабунин – разными путями находил средства для поддержки клуба, чтобы люди в непростое для страны время могли прийти на стадион, отвлечься от проблем и объединиться одной идеей. Во многом благодаря его поддержке в клубе были созданы отличные финансовые условия и для игроков, и для персонала, а «Ротор» стал символом области.

Ещё один источник финансирования команды нашёл Горюнов: он как-то умудрился пристроиться к Национальному фонду спорта – организации, созданной для поддержки государством спортивного движения, но оказавшейся со временем под влиянием теневых и криминальных структур.

НФС, который кормил волгоградский клуб

Фонд был основан в 1992 году личным тренером по теннису президента России Бориса ЕльцинаШамилем Тарпищевым. Спасение спортивного движения и оказание ему «всемерной поддержки» были оглашены как «приоритетная задача государства» – соответствующий указ Ельцин подписал в ноябре 1993 года. Согласно постановлению, импортируемые товары, услуги физкультурно-оздоровительных организаций, спецоборудование, тренажёры и инвентарь для инвалидов, товары для международных соревнований, а также приобретаемые спортивными объединениями, освобождались от таможенной пошлины, налога на добавленную стоимость и акциза. Также была одобрена реорганизация НФС в финансово-инвестиционную компанию.

Фонд получил сумасшедшие таможенные и налоговые льготы, и этим невозможно было не воспользоваться: через него начали беспошлинно ввозить в Россию табачную и алкогольную продукцию. И не только – в перечне контрактов есть и обувь, и сахар, и техника.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

Бизнес был очень прибыльным, но спорт этих денег почти не видел. С увеличением масштабов деятельности фонд обрастал фирмами-однодневками, которые выступали в роли подрядчиков в операциях по экспорту, получали прибыль и исчезали. В НФС становилось всё больше криминала и всё меньше – спорта. В какой-то момент забеспокоился Анатолий Чубайс, заявивший, что добьётся вывода фонда из-под государственной опеки.

– Законодательно это было возможно [экспортировать алкоголь и табак], — рассказал «Чемпионату» Тарпищев. — И возможность зарабатывать была только на этом в то время, больше и не на чем было. Да и возьмём теннис: всю жизнь вокруг этой игры табак, нефть и алкоголь. Поэтому здесь нет ничего такого, не мы это придумали. Искали любой шанс, чтобы выстоять в тяжёлое время, спасти что-то. В каком-то смысле спасли. Мы тогда выиграли зимнюю Олимпиаду в 1994 году. Невозможно было без этих денег это сделать. Все ждали, что мы рухнем, а мы выстояли. А криминал пошёл не потому, что идея была плохая, а потому что денег не было.

Как под попечительством фонда из футбольных клубов оказался «Ротор», не совсем понятно. Горюнов отказался отвечать на этот вопрос по телефону, а Тарпищев лишь предположил, что команда «была флагманом», но помогали не только ей:

– Не помню, почему концентрировались на «Роторе». Но помню, что много помогали «Спартаку». Именно мы помогли Кечинову перейти в «Спартак» из Узбекистана, оставили Черчесова, Тетрадзе. За счёт этого «Спартак» и выигрывал, мы их поддерживали.

В 1995 году Ельцин всё же отменил льготы для спортивных организаций, потому что за 1994 год государственная казна, по мнению членов правительства, недополучила порядка 1,3 трлн рублей.

Крах-2005

В 2000 году клубу за долги перед «Волгоградэнерго» неоднократно отключали свет на базе, а однажды, перед матчем с нижегородским «Локомотивом», отрубили на Центральном стадионе. Финансовая ситуация начала ухудшаться уже тогда, а полного краха достигла к 2004 году – команда вылетела в ФНЛ, не смогла пройти лицензирование там и вообще лишилась профессионального статуса.

— В 1997-м надо было менять всё руководство, — говорил Горюнов в интервью «СЭ» в 2005-м. – Потому что не имели права проигрывать «Спартаку». От него цепь идёт. Выигрывая, мы получали от одной компании 2,5 миллиона долларов. Плюс пятилетний контракт с фирмой Puma на экипировку — на 100 тысяч долларов каждый год. Плюс деньги за Лигу чемпионов, в которую попали бы напрямую. Под этот турнир мы бы усилили состав. А получился спад. Так и закувыркались.

А ведь в 90-х «Ротор» был один из немногих клубов с личным самолётом и хорошими зарплатами.

«Ротор» №2. Фарм-клуб

Когда «Ротор» лишили профессионального статуса, команду быстро «возродили» на базе фарм-клуба «Ротор-2». Юридически это сработало так (постарайтесь не запутаться):

– в 1990 году, когда клуб перешёл на хозрасчёт, он стал самостоятельным юридическим лицом – ВООО «Спортивный клуб «Ротор». При последующем изменении устава состав учредителей с 16 человек сократился до трёх – Горюнова и двух его помощников;

– в то же время была создана подобная организация с теми же тремя учредителями, но юридически никак не связанная с первой – ВООО «Футбольный клуб «Ротор»;

– в 1995 году ВООО СК была ликвидирована – все её активы перешли к ВООО ФК;

– в 2000 году создали ещё один «Ротор» (трио учредителей осталось прежним) — ВООО «ФК Ротор-2», команда выступала во второй лиге;

– когда в 2004 году ВООО «Футбольный клуб «Ротор» вылетел из Премьер-Лиги и лишился профессионального статуса, юридическое лицо ликвидировали;

– «возрождённый» «Ротор» появился, потому что в устав юрлица ВООО «ФК Ротор-2» внесли изменения – убрали двойку из названия.

— Захотим – «Ротором-8» назовёмся, — сказал тогда Горюнов. – Это наше право.

Игроки бывшего дубля подписали новые контракты, футболистам основы выдали на руки трансферы. Обновлённной команде поставили задачу – выйти в первую лигу, но сделать этого так и не удалось: клуб болтался в середине таблицы второго дивизиона, а в 2008 году занял 13-е место из 18. Лучше не стало и в финансовом плане: задержки по зарплатам остались, финансирования едва хватало на покрытие базовых расходов, а долги росли с каждым сезоном. К концу сезона-2008 задолженность по выплатам футболистам и персоналу достигла 50 млн рублей, из-за чего появилась реальная угроза не получить лицензию даже на участие во втором дивизионе. Ниже был только любительский уровень.

Тут стоит отмотать на год назад: в декабре 2007 года следственный комитет возбудил уголовное дело по факту хищения порядка 56,6 млн рублей, выделенных «Ротору» из бюджетных средств. В деле фигурировало два эпизода: приобретение двух автобусов Mercedes по цене, в пять раз превышающей рыночную, у подконтрольного клубу предприятия и перечисление 50 млн рублей в организацию СК «Ротор» (она существовала параллельно ФК «Ротор», её учредителем был также Горюнов) в качестве компенсации затрат на содержание стадиона. По первому пункту тогдашний вице-президент клуба Сергей Забеднов сказал на брифинге: «Мы объяснили спорткомитету области, что других поставщиков таких автобусов просто нет, согласовали с ними это, и власти нам разрешили заплатить такую цену, какая есть. Закон нам это позволял». Совмещение должностей Горюновым Забеднов отрицать не стал, но про ситуацию со стадионом уточнил: «При покупке стадиона мы договорились, что вместо денежных расчетов с СК «Ротор» купим у него векселя, что и было сделано». При этом вице-президент уточнил, что при сверке всех отчетов «Ротор» сработал «ноль-в-ноль».

При дальнейшей проверке действительно не нашли ничего противозаконного. Ходят слухи, что расследование было спровоцировано начальником СК Михаилом Музраевым из его личных интересов – якобы он хотел прибрать к рукам клуб с его земельным имуществом и стадионами.

Но досталось всё это богатство другому человеку. В 2009 году президентом «Ротора» стал депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия» Олег Михеев. Почему политик и бизнесмен решился взять клуб с долгами, гадать можно долго. Рохус Шох, который на тот момент уже пять лет как не работал в клубе, предположил, что Михеев пришёл только из-за стадиона, который впоследствии ему и перешёл вместе с брендом «Ротор» почти задаром. Горюнов же верил, что депутатом руководили истинно патриотические мотивы: «Он местный, волгоградец, ему не всё равно было. Мне конкретно говорили, что на территории Центрального стадиона надо построить торгово-развлекательный центр. Если бы не Михеев и не его мандат, там бы всё застроили жильем».

С приходом депутата клуб получил не только нового президента, но и отсрочку на прохождение лицензирования для выступления во втором дивизионе. Михееву же (а именно – его компании ООО «Ротор») достался Центральный стадион, база «Ротора», его бренд и арена «Трактор» в долгосрочную аренду. Болельщики получили надежду.

Всё это было в феврале, а спустя пару месяцев судебные приставы начали арестовывать имущество клуба за долги – новое руководство погасило почти все, кроме около 2 млн рублей, которые оставалось выплатить уволившимся сотрудникам. Помимо этого, следователи ГСУ при ГУВД Волгоградской области возбудили уголовное дело в отношении вице-президента «Ротора» Ивана Михайлюка – его обвиняли в неуплате налогов в размере 4 млн рублей.

– Сейчас стадион и тренировочная база остались без света, и как в таких условиях может тренироваться команда? – говорил тогда пресс-атташе «Ротора» Роман Савелов. — В городе создана новая футбольная команда, и ей, видимо, нужна наша инфраструктура — стадион, тренировочная база и так далее.

В Волгограде тогда действительно создали новый клуб с одноимённым названием, в который активно вкладывалась администрация. Клуб был амбициозным, полностью бюджетным проектом, но долго не продержался – «Ротор» поглотил и его.

«Ротор» №3. ФК «Волгоград»

Клуб Михеева полгода провёл в полном бездействии из-за ареста имущества и счетов, после чего бизнесмен пошёл на переговоры с главой администрации. В феврале 2010 года вышло постановление, согласно которому в Волгоградской области будет единая футбольная команда, поэтому ГАУ ВО ФК «Волгоград» в скором времени переименовали в ГАУ ВО ФК «Ротор».

Команда начала выступление в первом дивизионе, но в первый же сезон вылетела. Следующий год оказался успешнее: под руководством Валерия Бурлаченко и его помощника Олега Веретенникова «Ротор» вернулся в ФНЛ. Там команда играла до следующего финансового краха, который настиг её по окончании сезона-2013/2014.

Но проблемы у клуба, в руководстве которого стояли Сергей Нечай и Рохус Шох, начались задолго до этого – кредиторская задолженность копилась постепенно, а к лету 2014-го выросла до 114,5 млн рублей. Проверка контрольно-счетной палаты установила, что «Ротор» не считал деньги, без утверждения повышал зарплаты и тратился на агентские, хотя в бюджет подобное заложено не было:

– «…как показали результаты проверки, выплаты произведены сверх фонда оплаты труда, сформированного в пределах субсидии (выделенного областью финансирования)»;

– «расчетом нормативных затрат учреждения приобретение прав на спортсменов (трансферные выплаты и агентские вознаграждения) не предусматривалось»;

– «ряд крупных сделок были заключены в отсутствие одобрения Наблюдательного совета»;

– «в связи с переходом из второго дивизиона в первый в клубе были существенно повышены зарплаты, однако такое требование в существовавших документах закреплено не было».

На руководство, которое «загнало клуб в долги», сетовала в интервью «Р-спорту» и министр спорта Волгоградской области, олимпийская чемпионка Татьяна Лебедева:

– Даже у непосвящённого человека возникнут подозрения, когда за такой большой промежуток времени в клубе меняется огромное количество игроков. И самое главное — результаты от этого лучше не становятся. Они потратили всё, что было в рамках возможного. Даже для прохождения лицензирования мы им помогли с деньгами. Приходится брать из других источников, пляжного футбола, плавания и других видов спорта. Получается, что мы обделяем других, которые, по сути, живут по средствам, в отличие от «Ротора». Постараемся разобраться и где-то принять жёсткое решение не платить. Может, в случае с агентами, где идут совершенно непонятные траты.

Клуб в итоге прошёл лицензирование на участие в ФНЛ, но в июне направил письмо на имя Лебедевой с просьбой «решить вопрос о снятии «Ротора» из первенства» первого дивизиона, потому что руководство не могло гарантировать «достижение необходимого спортивного результата». Команда начала сезон-2014/2015 в зоне «Юг» ПФЛ, но к январю ситуация ухудшилась и там – снова из-за долгов.

Минспорт области в январе 2015 года открыто заявил: судьба клуба полностью зависит от менеджмента – если они смогут погасить долги, «Ротор» продолжит своё существование, если нет – учреждение-банкрот придётся ликвидировать, а вместо него создать новую команду с другим руководством. Сама администрация выделить дополнительные деньги, по словам Игоря Козлова, сменившего на должности министра спорта Лебедеву, выделить «Ротору» не могла: подобное можно было расценить как нецелевое расходование бюджетных средств.

Шох утверждал: решение вопроса – за учредителем клуба, то есть за Волгоградской областью.

В конце января спасать «Ротор» взялись бывшие футболисты клуба – они запустили акцию в социальный сетях с хештегом #спаситеРотор. Её поддержали многие игроки других команд, тренеры, ветераны и болельщики.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

Фото: instagram.com

Сергей Галицкий высказался в «Твиттере»: «Ротор» – славный клуб, но подержать картонку перед фотоаппаратом – это не поддержка, а фарс, не более того. Хотите поддержать – перечисляйте деньги, а что за геройство – на картонке написать?»

В итоге клуб действительно открыл сбор средств на счёт Веретенникова во имя спасения клуба.

«Мы всегда расценивали такой шаг как крайнюю меру, в надежде, что средства, необходимые для жизнедеятельности «Ротора», будут найдены из других источников. Клуб сам не сидел сложа руки, благодаря переговорам руководителей с кредиторами и частными инвесторами долги уже сейчас сократились на несколько миллионов рублей. Однако этого недостаточно…», — значилось в заявлении на официальном сайте.

Вместе с этим клуб сменил руководство – команду покинул Шох, а на место Нечая назначили Виктора Иванова, который долгие годы работал председателем Комитета физической культуры и спорта Волгоградской области. Ему предстояло разобраться с делами прежних менеджеров и спасти клуб, который был на грани исчезновения. Но сделать это у Иванова не получилось: в апреле команду всё же расформировали, а юридическое лицо ликвидировали. И собранные несколько сотен тысяч не помогли – на клубе висело порядка 130 млн рублей долга.

– Необходимо сделать шаг назад, чтобы потом сделать два шага вперёд, — философски прокомментировала расформирование «Ротора» Лебедева.

Интересно, что юридическое лицо ГАУ ВО ФК «Ротор» до сих пор находится в процессе ликвидации – видимо, долги всё ещё не погашены.

Шох отказался комментировать «Чемпионату» период своей работы на посту вице-президента «Ротора».

«Ротор» №4. 2016-2020

После расформирования тренерский штаб в полном составе ушел в «Ротор» 1999 г.р., а в структуре Волгоградского колледжа олимпийского резерва появился «Ротор-Волгоград». Команда начала выступление в первенстве третьего дивизиона зоны «Черноземье» и уже в октябре досрочно обеспечила выход в ПФЛ. Тогда же глава комитета физической культуры и спорта ВО Александр Глинянов направил на имя губернатора письмо с предложением создать АО ФК «Ротор-Волгоград», чтобы команда получила профессиональный статус и смогла заявиться в ПФЛ.

Казалось бы, с принятием в том же году исполкомом РФС решения «об обеспечении защиты интересов субъектов футбола в случае утраты клубом профессионального статуса» и заявления Виталия Мутко, что «лафа закончилась», ситуация могла развернуться как-то иначе. Но в Волгограде в 2016 году снова появляется «Ротор» и, что самое интересное, с немного измененным юридическим лицом – ГАУ ВО ФК «Ротор-Волгоград». Руководить «возрождённой» командой назначили заслуженного мастера спорта по водному поло Андрея Рекечинского.

В первый же сезон на профессиональном уровне «Ротор-Волгоград» занял первое место и вышел в ФНЛ. Для выхода в РПЛ клубу понадобилось всего три сезона.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

И снова переименования

В 2018 году клубу вернули исторический герб с триколором, права на который принадлежали Михееву – решать этот вопрос пришлось через суд. Тогда же из названия ушла приставка, портившая образ историчности и преемственности: волгоградский клуб стал ГАУ ВО ФК «Ротор». Тут главное не перепутать — организация с точно таким же названием как раз в тот момент находилась в процессе ликвидации.

Спустя год произошло очередное переименование – на этот раз футбольный клуб сменился на «спортивный». Изменение произошло не просто так: в уставе организации появился пункт о регбийном клубе «Ротор» — в структуру СК вошла команда «Герои», созданная в 2009 году.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

Деньги есть, но мало

Бюджет ежегодно рос: в 2017 году область выделяла «Ротору» 161 млн, в 2018-м – около 275 млн (рост произошел во многом из-за переезда на арену чемпионата мира), в 2019-м, по словам Рекечинского, — 500 млн. В будущем сезоне РПЛ сумма останется примерно на этом же уровне, хотя изначально клуб просил у области увеличения бюджета до 1,4 млрд рублей. Но губернатор Андрей Бочаров дал понять, что такой суммы команде ждать не стоит: «Ротор» — народная команда. Мы не можем раздувать огромные бюджеты».

Волгоградский клуб сейчас находится в активном поиске спонсора, иначе в РПЛ ему долго не протянуть. Вариант с «Ритэком», дочерней компанией «Лукойла», сорвался, поскольку головной офис оказался против спонсорства «Ротора». Судя по всему, инвесторов клуб будет искать уже по ходу сезона.

Несколько интересных фактов

– В июне 2019 года была зарегистрирована Волгоградская региональная общественная организация «Федерация футбола» с тремя учредителями, один из которых – Рекечинский. Юридический адрес ВРОО ФФ тот же, что и у «Ротора», по отчётности за 2019 год никаких закупок, тендеров и прибыли нет. Что интересно, в Волгограде с 1991 года есть федерация футбола, президентом которой до недавнего времени был Шох.

– Создавать вторые федерации может кто угодно, но РФС признаёт только одну, — сказал он «Чемпионату». – Если какие-то чудики не знают законов РФС, то это их головная боль, такие люди расписываются в отсутствии компетенции. Это я не про личности говорю, а в общем. Есть одна федерация и всё. Вдруг кому-то захотелось создать ещё одну, это настоящие чудики.

Рекечинский на неоднократные звонки «Чемпионата» не ответил.

– На сайте госзакупок всегда можно найти что-то интересное и примерно представить, сколько уходит у клуба на жизнь. За март этого года там есть закупка легкового автомобиля, например. Причём сначала УФАС аннулировали сделку по приобретению новой Toyota из-за нарушения закона о конкуренции, потому что клуб включил в технический документ конкретную марку, а не её эквиваленты. Вторая попытка оказалась успешной – нашёлся подрядчик и нужная машина. Волгоградские СМИ писали, что от покупки в итоге отказались, но на сайте госзакупок сделка значится как завершённая.

– Зимой этого года защитник Максим Ненахов подписал контракт с «Ахматом» — его продали за 3 млн рублей, хотя Тransfermarkt оценивал его примерно в 45 млн.

– Есть информация, что к клубу очень близок небезызвестный агент Мамука Джугели. Статус их отношений наши источники не уточняют.

– За четыре года в клубе семь раз менялись тренеры.

– В мае этого года у клуба снова сменилось юридическое лицо на автономную некоммерческую организацию СК «Ротор». Но в реестрах АНО значится новым юрлицом, при этом ГАУ ВО тоже никуда не исчез: всё потому, что у первого в распоряжении клуб, а у второго – детская школа.

Что за «Ротор» мы увидим в РПЛ? У него нет почти ничего общего с командой-легендой из 90-х

***

Сейчас «Ротор» активно укрепляет состав: в Волгоград уже перешли Седрик Гогуа из ЦСКА, Илья Жигулёв из «Краснодара», Данил Степанов из «Рубина» и бывший спартаковец Жано Ананидзе. Команда вовсю готовится к сезону, главная цель – остаться в РПЛ.

Но ещё важнее, чтобы история со смертью и сомнительными реинкарнациями не повторилась вновь. Волгоградские болельщики уж точно этого не заслуживают.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *