Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«В Америке меня трясло, мог съедать себя неделю». Большой разговор с Сергеем Толчинским «В Америке меня трясло, мог съедать себя неделю». Большой разговор с Сергеем Толчинским
Лидер «Авангарда» — о нюансах ухода из ЦСКА, секрете успеха в омском клубе, раннем отъезде за океан и причинах неудачи в НХЛ. Нападающий –... «В Америке меня трясло, мог съедать себя неделю». Большой разговор с Сергеем Толчинским

Лидер «Авангарда» — о нюансах ухода из ЦСКА, секрете успеха в омском клубе, раннем отъезде за океан и причинах неудачи в НХЛ.

Нападающий – абсолютно лучший игрок «Авангарда» в первой трети чемпионата КХЛ. Летом омичи переманили из ЦСКА скоростного и техничного форварда и, как показало время, эта ставка была верной. Почему «армейцы» не стали бороться за своего воспитанника? В чём секрет прорыва Толчинского в «Авангарде»? Почему форвард рано уехал в Америку и что в нём изменилось после возвращения домой? Об этом и многом другом читайте в эксклюзивном интервью лидера «ястребов» «Чемпионату».

«ЦСКА никак не проявил ко мне интерес. Меня задела эта ситуация»

— Расскажите, как случился ваш переход из ЦСКА в «Авангард»?

— Переговоры вёл мой агент (Шуми Бабаев. – Прим. «Чемпионата»). ЦСКА изначально предложил мне контракт, сравнимый с прошлогодним и даже несколько ниже. Омск сделал предложение в два раза выше. Я сначала его не рассматривал, поскольку ждал от ЦСКА что-то более приемлемое. Даже если бы сумма оказалась несколько меньше предложения «Авангарда», это было бы не так страшно, и я бы согласился. Но ЦСКА своё предложение не поменял, в результате суммы отличались в два раза. И ЦСКА особо никак не проявил интерес. Звонил только главный тренер Игорь Никитин ещё в начале переговоров, мы с ним хорошо пообщались, но больше звонков не было. Чего нельзя сказать об «Авангарде»: мне постоянно звонили и президент, и тренер. Чувствовалось, что меня реально хотят видеть в команде, что в меня верят. Поэтому, когда стало понятно, что у «Авангарда» серьёзные намерения, а ЦСКА ничем не отвечает, выбор оказался лёгким. Подписал контракт с «ястребами» без раздумий.

— Вам как-то объяснили в «армейском» клубе, почему не стали за вас бороться?

— Президент ЦСКА Игорь Вячеславович Есмантович сказал же в одном из интервью, что, по его мнению, я не достоин этих денег. Вот и ответ.

— В прошлом сезоне вы стали пятым снайпером и шестым бомбардиром ЦСКА, притом что сыграли на порядок меньше матчей, чем лидеры «армейцев». Как я понимаю, несмотря на это, в ЦСКА не видели вас в ведущих тройках. Осталась обида на «армейский» клуб?

— Не то чтобы меньше матчей… Я первые полгода вообще практически не играл, может, одну игру через три, а затем спускался в ВХЛ. А все свои очки я набрал уже во второй половине сезона. За первые 16 игр у меня было 3 очка. Тут другого результата и не могло быть. 12 минут игрового времени, без большинства, и опять же, повторюсь, одна игра через три. Я ни в коем случае не виню ни в чём Игоря Никитина. Первый сезон у меня был невзрачный, поэтому я на другое рассчитывать и не мог, мне нужно было завоёвывать доверие, кусаться за место в составе. Только к декабрю второго сезона я закрепился в ЦСКА. И из 22 своих очков 19 я набрал за последние 24 игры. Я считаю, это неплохо. Ведь в основном получается, что топ-20 бомбардиров сезона набирают в среднем 0,8 очка за игру и больше. С того момента, как я закрепился в составе и до конца чемпионата у меня был примерно такой же показатель. Я думаю, что менеджеры ЦСКА даже об этом не знали. Конечно, меня эта ситуация задела. Я считаю, что провёл очень хороший сезон и мог претендовать на лучшее предложение.

«В Америке меня трясло, мог съедать себя неделю». Большой разговор с Сергеем Толчинским

Фото: photo.khl.ru

— «Авангард» предложил вам повышенный контракт плюс заплатил немаленькую компенсацию ЦСКА. Готовы были к тому, что в омской команде придётся выходить на новый уровень и оправдывать такое доверие?

— Я понимал, что раз платят такую компенсацию, то от меня будут ждать результат. Но я и сам хотел выйти на новый уровень. Я очень рад, что мне представилась такая возможность. Буду и дальше стараться, оправдывать.

«Что может быть не так с атмосферой в «Авангарде»?

— Сейчас вы лучший бомбардир «Авангарда» и безоговорочно лучший игрок команды. Чувствуете себя главной звездой клуба?

— Да нет, какой ещё звездой! Прошло всего лишь 20 игр, я ещё особо ничего не сделал.

— В «Авангарде» вы главный плеймейкер, через вас ведётся розыгрыш большинства в первой спецбригаде, в последних матчах вы ещё и забиваете больше всех. Плюс, на мой взгляд, вы лучший игрок команды в плане самоотдачи. Что помогло вам так раскрыться в составе «ястребов»?

— Во-первых, я много занимался психологией и очень изменился в плане мышления, характера, отношения к хоккею. Психология в спорте — это ключевое. Над этим нужно так же работать, как и над физикой или техникой. Во-вторых, если говорить об очках, то на это повлияло игровое время. У меня сейчас просто банально его больше, из-за этого больше моментов, соответственно больше очков.

— ЦСКА Никитина и «Авангард» Хартли – две очень системные команды. Можете простым языком коротко сказать, что в этих двух системах общего, а что – различного? И в какой вы себя чувствуете комфортнее?

— Я думаю, что во всех топ-клубах система примерно одинаковая — строго в обороне, без глупых потерь. Отличаются детали: кто-то на форчекинг идёт двумя нападающими, кто-то одним, но это не так важно, играть можно и так, и так. Под любую систему можно подстроиться и в любой можно комфортно себя чувствовать. «Авангард» с ЦСКА похожи, но «Авангард» всё-таки играет в более североамериканский хоккей, вертикальный.

— У «Авангарда», как мне кажется, достаточно схематичная игра в атаке. Не возникает ли у техничных, креативных хоккеистов, которых сейчас в «Авангарде» много, некоего конфликта между требованиями тренера и желанием сыграть свободнее в нападении, что-то сделать не по заданию?

— Не думаю. Нужно понимать, что в команду пришло очень много новых игроков, и известно, что североамериканские тренеры более требовательны к деталям. Поэтому неудивительно, что у некоторых ребят всё ещё, возможно, идёт адаптация. Со временем все начнут чувствовать себя увереннее и сами понимать, где и когда можно действовать свободнее и креативнее, а где надо сыграть на команду, не потерять, вбросить, дать партнерам смениться. Да и, на самом деле, в последних играх мы перебрасывали своих соперников, создавали моменты, некоторым ребятам просто не везло.

— Всё-таки у меня создаётся ощущение, что вам позволяется чуть больше возиться с шайбой, больше придумывать и играть нестандартно. Верно ли моё наблюдение?

— Такого нет. Если я буду откровенно «гадить», меня тоже могут посадить, так уже было один раз с «Сочи». Это, опять же, к адаптации: я думаю, мне помогает, что я уже играл в похожей системе в Америке и в ЦСКА, где терять шайбу нельзя, а если рискуешь, то это должен быть оправданный риск. Ты не можешь обыгрывать, если есть риск контратаки «2 в 1», «3 в 2», «4 в 2». Я уверен, что с течением сезона ребята будут чувствовать себя увереннее, потому что у нас очень мастеровитый состав.

— В начале сезона вы играли в связке с Денисом Зерновым в центре, сейчас выходите с легионерами. Как получается находить хорошее взаимодействие на льду со всеми ребятами?

— На самом деле, если ты играешь правильно, находишься всегда в том месте, где надо, то тебе будет легко найти взаимодействие с любыми партнёрами. Если же начинаешь мудрить, бегать один с шайбой, куда-то закатываться, то всё сразу усложняется. В «Авангарде» в этом плане легко, потому что Хартли просит всех играть правильно, на команду. Это как когда играешь в АХЛ, потом тебя поднимают в НХЛ, и тебе кажется, что там легче играть. Это потому, что в НХЛ твои партнёры всегда там, где надо. А в АХЛ: бей-беги. Кто? Куда? Зачем?

«В Америке меня трясло, мог съедать себя неделю». Большой разговор с Сергеем Толчинским

Фото: hawk.ru

— «Авангард» удачно прошёл сентябрь, но притормозил в октябре, проиграв шесть из девяти матчей месяца. В чём вы видите причину? Просела физика, накрыла усталость и рутина регулярки или что-то другое?

— Я считаю, что последние несколько игр, из которых мы три проиграли, мы играли очень хорошо. По ощущениям мы переигрывали соперника, наносили больше бросков и создавали больше моментов. Возможно, чёрная полоса, небольшой спад — такое бывает. На этом нужно учиться, чтобы потом в плей-офф такого не повторилось.

— Как объясните, что в октябре «Авангард» стал хуже играть в третьих периодах и реже удерживать победный счёт по ходу встреч? В сентябре с этим проблем не было.

— Просто небольшой спад, я уверен, что всё будет в порядке.

— Всё ли в порядке с атмосферой внутри команды?

— Конечно, а что может быть не так? Мы вверху таблицы, да, проиграли последние несколько игр, но ничего, бывает. Во время паузы всё осмыслим и выйдем сильнее.

— Знаю, что в «Авангарде» делят сезон на сегменты и ставят локальные задачи именно на эти короткие отрезки. А часто ли смотрите в турнирную таблицу и ставите ли какие-то конкретные задачи на регулярку?

— Сегменты разделяются на пять игр, нам ставят задачу забрать 7 очков из 10. Это делается для того, чтобы сфокусироваться на выполнении маленьких задач. В принципе, логично: если ты будешь выигрывать каждый отдельно взятый сегмент, то в конце сезона ты будешь вверху таблицы, и шансы на первую строчку увеличиваются. Чёткой задачи выиграть дивизион у «Авангарда» нет, но всё же очень важно занять место в верхней части таблицы, чтобы в плей-офф было преимущество домашней арены.

«Уехать в 17 лет в Америку – это был несложный выбор. Но сейчас к молодым в России совсем другое отношение»

— Расскажите, в какой школе вы начали заниматься хоккеем и когда попали в систему ЦСКА?

— Начал в «Белых медведях», потом, когда мне было 10 лет, нашего тренера — Сергея Владимировича Суяркова — пригласили работать в ЦСКА, и он взял с собой несколько ребят, в том числе и меня.

— Вы провели лишь один сезон в МХЛ за «Красную армию» и в 17 лет уехали в Америку. Почему приняли такое решение?

— Во-первых, я постоянно смотрел различные видеонарезки игры наших хоккеистов в Америке, или просто хайлайты интересных матчей. Конечно, это был другой уровень — на 18-летних игроков приходят полные стадионы! Помню, часто нарезки игр «Лондона» (команда из молодёжной лиги провинции Онтарио. – Прим. «Чемпионата») смотрел. Там молодые парни играют на крутой арене, как в НХЛ, она битком каждый матч. Люди живут хоккеем, за каждым игроком следят, показывают по ведущим спортивными каналам. Конечно, мне хотелось всё это ощутить на себе. Да и когда перед тобой встаёт выбор, играть при полных стадионах или нести точильный станок по перрону в минус 20 на поезд «Москва — Рязань», а потом играть при 30 болельщиках, то тут несложно определиться (смеётся).

Сейчас, конечно, в России всё по-другому, молодых чаще привлекают в первую команду, МХЛ развивается, совсем другое отношение. И если тебя поднимают играть в КХЛ, то нет смысла уезжать. А раньше все агенты только и говорили, что нужно уезжать, там скауты, там НХЛ и тому подобное. Поэтому и уехал.

— Не повлияла история с вашим одноклубником по молодёжке ЦСКА Никитой Кучеровым, на которого, по сути, махнули рукой в России?

— Нет, больше приводили в пример Александра Бурмистрова: мол, он в свой год драфта выше всех из русских ушёл, потому что играл в Канаде и был всегда на виду.

— Вас не выбрали на драфте НХЛ, но довольно быстро удалось подписать контракт с «Каролиной». Как так получилось?

— После драфта «Каролина» пригласила меня в лагерь новичков, я им там понравился, и они дали контракт.

https://www.instagram.com/p/BD3Hv-uBzA8/?utm_source=ig_embed&utm_medium=loading

«В Америке не справился психологически: после плохого матча гнобил и съедал себя, потом играл ещё хуже»

— Три года вы играли в системе «ураганов», но в НХЛ провели только четыре встречи. Есть понимание, почему вам не доверяли тренеры?

— Мне не за что было давать больше шансов. Я играл очень нестабильно. В НХЛ никто не будет тебе просто так давать шанс и ждать, пока ты адаптируешься или заиграешь. Во второй команде есть ещё 20 игроков помимо тебя, которые тоже хотят попасть в НХЛ. Ты должен завоевать это место, должен выделяться в каждой игре и быть на голову лучше других. У меня были периоды, когда я реально играл здорово, тогда сразу и поднимали, но такие отрезки были нечасто. В основном два-три матча действовал отлично, а потом 5 – слабо. Поэтому оправдываться, что мне просто не дали шанс, что вот подняли бы меня на 20 игр, дали первое большинство и топовых партнёров, тогда бы я конечно заиграл, не буду. Это бред.

— Почему всё же не получилось в НХЛ? Были слишком молоды? Может быть, мешали небольшие габариты?

— Я думаю, что психологически просто не справился. В целом за три года можно по пальцам пересчитать матчи, в которых я играл так, как играю сейчас. Я был таким же в плане навыков, мастерства, примерно так же катался и бросал. Но в психологическом плане — два разных человека. Я мог сыграть одну игру неважно и потом неделю себя за это гнобить, съедать, естественно, сразу терялась уверенность, поэтому следующий матч играл ещё хуже. Так могло продолжаться целый месяц. В какой-то момент я мог реально быть худшим игроком на площадке из двух команд — печальное зрелище. Уверенность в себе — 90% успеха. Не знаю, как так получается, что один и тот же хоккеист может быть совершенно разным, когда он уверен в себе, и когда его трясёт и зажимает. Меня в Америке в основном трясло.

— Сейчас в «Каролине» есть Андрей Свечников, плюс клуб активно выбирает россиян на драфте. Не жалеете, что попали в команду немного не в то время?

— Там сейчас поменялось полностью руководство клуба, но я не думаю, что это как-то повлияло бы. Скорее, наоборот, если бы Свечников был моего года, то он бы и пять лет назад заиграл при старом руководстве.

— После окончания трёхлетнего контракта новичка вы вернулись в Россию. Были ли варианты остаться в НХЛ или уже сами хотели домой?

— Варианты, думаю, можно было бы найти в АХЛ где-нибудь, но уже даже не рассматривал их. Очень хотелось домой, начать всё с чистого листа, к тому же ещё по ходу сезона со мной начали разговаривать из ЦСКА.

— Жалеете ли о каких-то шагах в своей карьере?

— Нет, ни о чём не жалею. Всё, что было, — это колоссальный опыт, и всё делается только к лучшему.

— Вам всего 25 лет, какие главные задачи впереди? Кубок Гагарина, попадание в сборную России на крупный турнир, возвращение в НХЛ?

— Задачи и цели, конечно, есть. Личные не люблю раскрывать, но одна из задач, конечно, Кубок Гагарина. Я реально очень хочу выиграть в этом году. И верю, что «Авангарду» это по силам.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *