Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной «Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной
А ещё о Новикове, провале в Грузии и мотивации играть только за «Динамо». – один из главных российских футболистов прямо сейчас. Он основной вратарь... «Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной

А ещё о Новикове, провале в Грузии и мотивации играть только за «Динамо».

– один из главных российских футболистов прямо сейчас. Он основной вратарь сборной России и ключевой игрок «Динамо», который своими сейвами приносит команде важнейшие очки. Так было, например, в последнем туре в матче с «Тамбовом», когда Шунин отбил пенальти на 99-й минуте и заработал команде три очка. Уже после матча Антон сдал сомнительный тест на коронавирус и был сразу изолирован от команды. Сейчас он ждёт результатов второго теста — пока непонятно, сможет ли он сыграть в дерби с «Локомотивом» в выходные и поедет ли на три ближайших выезда сборной. Мы поговорили с Шуниным ещё до этих новостей — и начали со спасений в Саранске.

— Удивительный матч — очень нервный, эмоциональный, с тяжёлыми погодными условиями. Но тем футбол и прекрасен, что всё может измениться в одну минуту, — говорит Шунин. — Мы уверенно начали, но не смогли удвоить преимущество, у соперника удалили двух игроков, был пенальти в наши ворота. На последней минуте мы реализовали одиннадцатиметровый, повели в счёте, у «Тамбова» не было ни одного момента. Это один из тех матчей, где я практически не вступал в игру. И тут — ещё один стандарт и снова «точка» в наши ворота… Наверное, если бы на 90-й минуте мне сказали, что я возьму пенальти и стану игроком матча, я бы не поверил. Но в этом есть какой-то кайф. Наверное, при счёте 3:0 было бы спокойнее, но эмоций меньше.

— Комличенко благодарил за отражённый пенальти?

— Сказал, что с него причитается. Я пытался выяснить, что именно, но Коля ушёл от ответа. Ну, посмотрим, что он имел в виду.

— Паршивлюк сильно в вас въехал, когда летел спасать команду?

— Хорошо, что Серёжа так смело пошёл спасать ситуацию. Важно, чтобы защитники страховали, когда у вратаря есть шанс отбить пенальти. Мы с ним столкнулись, есть небольшой ушиб, но всё нормально.

«Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Что сказал Шварц после такой игры?

— Тренер был очень недоволен нервной концовкой. Сказал, что надо провести работу над ошибками и разобрать игру. Мы должны решать всё в первые 50-60 минут за счёт класса и спокойно доигрывать матч. Нужно приезжать на стадион с полной уверенностью в победе, но без расслабленности.

— Онугха два раза бил с «точки». В первый раз забил, во второй — нет. Что-то изменили во время второго пенальти?

— Я был немного расстроен, когда пропустил первый пенальти. Сделал лишнее движение, из-за чего не дотянулся до мяча. Поэтому при втором ударе важно было это учесть. Онугха пробил оба раза примерно одинаково: плотно и в угол, но во второй раз чуть ближе к центру. Удалось вытянуться и среагировать. Без везения тут тоже не обошлось.

О подходе Шварца, Воронине в тренерском штабе и изучении английского

— Что Шварц изменил в распорядке, тренировках?

— После подписания контракта тренер создал группу команды в Whats’App, всех поприветствовал. А когда со сборной выезжали на игру против Турции, написал лично, что будет переживать и смотреть матч. Когда я вернулся, Шварц вызвал меня пообщаться. Тренер сразу обозначил, что я – капитан, буду вести команду за собой. Есть одно небольшое изменение: теперь на заездах вся команда ждёт капитана в столовой перед ужином, потом мы все вместе идём есть. Это помогает ребятам сплотиться.

— На каком языке Шварц общается с командой?

— На немецком. Пытается говорить и на русском, уже выучил слово «дальше». Когда разбираем что-то на теории, Шварц повторяет это слово, когда переключает слайд. Но мне больше нравится, когда он переходит на английский, потому что я его понимаю.

— Давно учите язык?

— Раньше занимался, потом немного забросил из-за игр и тренировок. На карантине снова стал изучать. Но не всегда хватает времени из-за рождения ребёнка. Хорошо, что пришёл новый тренер и английский можно практиковать.

«Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— К Воронину обращаетесь по отчеству? Ведь вы были с ним в одной команде, когда он ещё играл.

— Когда узнал, что Андрей Викторович вернётся в команду, сразу написал ему, поздравил. У нас хорошие отношения, после его первой тренировки мы душевно пообщались, вспомнили прошлое. В обращении было непросто перестроиться. Раньше-то он для меня был Вороной! В День тренера я собрал всю команду, чтобы поздравить штаб. Андрей Викторович стоял чуть в стороне, я говорю ему: «Ворона, можешь перевести?» Команда начала смеяться, я сразу извинился: «Викторыч, прости!». Сейчас называю его Викторыч, но он только с третьего раза откликается. Видимо, сам ещё не привык к обращению по отчеству.

— Какие у него сейчас функции в тренерском штабе?

— Участвует в тренировочном процессе, показывает игрокам, как действовать на футбольном поле. Воронин — проводник между тренером и командой. Например, если у меня есть какая-то идея, я в первую очередь обсуждаю это с ним. По любым вопросам мы обращаемся к Воронину. Он помогает правильно и быстро донести всё до главного тренера.

— Как на тренировках проявляется немецкий подход?

— Конечно, тренировочный процесс изменился. Шварц требует ускорить игру, находиться компактно на поле, чтобы при потере мяча сразу забрать его себе. Это очень важный момент: если команда располагается широко, вступить в борьбу сразу после потери сложно. Вместо того чтобы забрать мяч, мы движемся к своим воротам, теряем время. Нужно добавить интенсивности, увеличить нагрузки. Взять матч против «Тамбова» — видно, как быстро и хорошо при отборе мы выдвигаемся вперёд. Появляется пространство, и соперник просто не успевает за нами.

О работе Новикова, ужаснейших условиях в Тбилиси и драке с Н’Жье

— Как оцените период работы Новикова? Почему у него не получилось?

— Когда Новиков только принял команду, мы находились внизу турнирной таблицы. Потом был эмоциональный подъём: Кирилл Александрович сплотил коллектив, поговорил с каждым игроком, понял, чего нам не хватает, где надо добавить. За счёт этого мы стали подниматься – за 7 туров взяли 14 очков, больше тогда удалось только «Зениту». По итогам сезона попали в еврокубки. Там перед командой были поставлены задачи, но мы их не выполнили. Руководство посчитало нужным сменить тренера. К сожалению, даже один неудачный матч может стоить увольнения.

— Как он прощался с командой?

— Когда он сообщил об уходе в социальных сетях, я позвонил: «Это правда?» Пожелал удачи, попросил, чтобы он с тренерским штабом приехал на базу. Собрали всех ребят, попрощались. Новиков и его штаб получили хороший опыт, им есть куда двигаться. Уверен, они смогут передать его новой команде. Кстати, перед отставкой мы просили руководство оставить Новикова. Считаю, мы все несём ответственность за результат.

— Удалось заснуть после матча в Тбилиси?

— Было непросто. Так долго стремились попасть в еврокубки, а вылетели после одной игры. Но в карьере бывают и такие матчи — нужно их забыть и идти дальше. Сейчас мы должны сделать всё, чтобы сразу попасть в групповой этап еврокубков и больше никогда не повторить подобную историю.

— Не думали, что если бы в еврокубках играли в два матча, то удалось бы пройти дальше?

— Так выпало, что в Грузии мы играли на выезде. А если бы прошли дальше, то и следующий матч провели бы в гостях. Сейчас все находятся примерно в одинаковой ситуации. Стоит отметить, что условия в Тбилиси были ужаснейшими. Но это не отмазки, конечно.

«Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Что было не так с условиями в Грузии?

— В ФНЛ нет таких полей, как в Тбилиси. Мы переодевались у основного поля хорошего качества, а играть отборочный матч Лиги Европы вышли на тренировочное, которое было в ужасном состоянии. Плохой газон, плохое освещение. Странно, ведь к матчам такого уровня надо готовиться.

— Что произошло у вас с Н’Жье в раздевалке после первого тайма с «Химками»?

— На тот момент игра не шла, в перерыве я собрал команду, хотел всех завести. Клинтон что-то ответил, и у нас, скажем так, произошёл разговор на повышенных тонах. Очень надеялся, что во втором тайме с такими эмоциями мы просто будем рвать и метать. К сожалению, этого не случилось. В команде играют мужики – никто из нас не любит проигрывать. Но мотивация тоже всегда работает по-разному.

— Например?

— Бывает, видишь интервью, где кто-то разносит «Динамо» и говорит, что мы плохо играем. Достаточно показать его партнёрам: «Парни, надо доказать, что это не так. Выйти и сыграть на своём уровне». Иногда приходится повышать голос, бывает, бутсы и бутылки с водой летают по раздевалке. Партнёры могут ненавидеть друг друга из-за каких-то слов в раздевалке, но потом выходят и рвут всех, а после игры обнимаются, благодарят друг друга. Новый тренер, кстати, очень хорошо мотивирует нас во время установки. И делает это так, что даже перевод с английского и немецкого не нужен. Все всё понимают и хлопают после его слов. Я такого ещё не видел.

О мотивации играть в «Динамо» и варианте с переходом в ЦСКА

— После 100-го сухого матча с «Ахматом» проставились команде?

— Мне очень приятно, что клуб не забыл, подарил сувенир в виде футболки, который останется со мной на всю жизнь. Но это общекомандная заслуга. Спасибо партнёрам, которые помогают играть на ноль. В каких-то матчах, наоборот, не помогают и привозят моменты, ха-ха! Шутки про проставу были — при возможности обязательно сделаю это. Сейчас времени нет, да и мы никуда не ходим, чтобы не заразить команду и свои семьи.

— Можете назвать себя русским Буффоном? Ведь ваши пути похожи.

— Это большая лесть. Буффон — вратарь мирового уровня, который почти всю жизнь провёл в одном клубе. Наверное, это единственное, что нас объединяет, ха-ха. Я всю жизнь в «Динамо» — наверное, так и должно быть. Не сравниваю себя с Буффоном — лишь надеюсь, что смогу как можно дольше приносить пользу своему клубу.

— То есть никогда не хотелось попробовать что-то новое, побольше поиграть в еврокубках? В чём мотивация?

— Каждый мотивацию себе определяет сам. Моя — выиграть трофей с «Динамо». Пока я к этому не пришёл. Когда выиграю, возможно, появятся новые мысли. Сейчас мои ближайшие задачи — играть в еврокубках, взять трофей и закрепиться в сборной. Плюс хочу попасть в клуб Яшина, сделав это именно в «Динамо».

«Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— А какие были варианты с переходом в другой клуб?

— Вариантов хватало: Америка, Турция, киевское «Динамо», «Спартак», «Зенит». Кстати, говорили и о ЦСКА, когда команду тренировал Слуцкий. Был разговор, что Игорь Акинфеев хорошо выступит в сборной и уедет в Европу, а я его заменю. Но я такой вариант даже не рассматривал.

О сборной, Сафонове и коронавирусе

— Вы закрепились в основе сборной в матче с Сербией. Когда узнали, что сыграете?

— Утром в день матча. Разминались на поле, после тренировки подошёл Стауче и сказал, что сыграю. Советовал получать удовольствие — это самое главное. Волнение есть всегда, когда его нет – жди ошибки. Главное, чтобы был порядок в голове и уверенность. Так и получилось: выиграли оба матча. К сожалению, на втором сборе две официальные игры провели вничью, хотя в обеих у нас было всё, чтобы победить.

— За которые, кстати, сборную сразу стали критиковать, хотя команда осталась на первом месте. Это наша национальная черта?

— Чем выше поднимаешься и более высокие задачи ставишь, тем больше критики. Это нормально. Нужно доказывать победами, что всё не так, как кто-то пишет или говорит. У нас впереди два официальных матча — есть всё, чтобы проявить себя. Мы на первом месте, всё в наших руках. Критика всегда есть и будет. Причём абсолютно разная.

— Ситуация с коронавирусом у Гильерме, Фернандеса, Джикии напрягла?

— Это данность. Сейчас болеет очень много людей. При этом практически все спортсмены коронавирус переносят в лёгкой форме. У нас контактный вид спорта, в каждой команде по 50 человек — игроки и персонал. Мы все видим, какие меры принимаются, чтобы снизить риски. Но вирус всё равно попадает в команды, сборные. Надеюсь, что больше не будет такого, как с «Ростовом», когда заболевает вся команда. В «Динамо» мы проходим тесты каждое утро, сидим в номерах в ожидании, когда придут результаты. Только после этого теория, тренировка, зал. И так абсолютно каждый день.

— После того как Джикия выбыл из состава, Черчесов пробовал разные сочетания в обороне, в том числе Кутепова и Кудряшова. Как оцените эксперименты в линии защиты, с кем вам играть комфортнее?

— В сборную вызывают сильнейших на данный момент игроков, а тренерский штаб решает, кто лучше готов. Моё дело — максимально качественно проявлять себя на своей позиции. Все наши защитники действительно сильные ребята. С Кутеповым я пересёкся в сборной первый раз. Видя то, как он пашет, могу сказать: Илья — профессионал, спортсмен с большой буквы. Уверен, так он работает везде, и в клубе тоже. Бывают талантливые, но ленивые игроки, которые где-то могут, например, не пойти в борьбу. Илья точно не из таких. Так что у него ещё всё впереди: не просто так в межсезонье у него были предложения от нескольких клубов, в том числе от «Динамо», когда Шунич уехал в Китай.

– С Сафоновым тоже познакомились в сборной?

– Да, до этого не общались. Но в сборной все отмечали: «Вот вы спелись, постоянно разговариваете, будто давно друг друга знаете». Сидели с Матвеем за одним столом. Он много расспрашивал меня про тренировки в сборной. О футболе часто говорили, например, об игре при выходах один на один. У всех разная техника отбивания мячей – когда вратари сближаются с нападающим, кто-то начинает валиться раньше, кто-то стоит до конца и реагирует по удару. Обсуждали, как лучше действовать. Со стороны всегда кажется, что лучше реагировать на удар. Это так, но одновременно это и тяжело – нужно выстоять до конца. Сошлись во мнении, что дождаться и среагировать на удар – самый кайф! Для нападающего тоже сложнее, когда вратарь не дёргается. Говорили о психологии вратарей – это вообще отдельная тема.

– Обсуждали только вратарские моменты?

– Да много было тем. Сказал Матвею спасибо за то, что «Краснодар» перенёс матч с «Динамо» в разгар эпидемии. Да, это было не его решением, но не поблагодарить я не мог – всё между клубами получилось честно. Хотя «Краснодар» нам в итоге проиграл, недосчитался очков. Для перспективного молодого клуба это был крутой поступок. А сейчас «Краснодар» уже в Лиге чемпионов — значит Галицкий делает всё правильно. Матвей – перспективный вратарь, хорошо играл за молодёжку. Работать с ним в сборной приятно.

«Мог уйти в ЦСКА, но цель — трофей с «Динамо». Шунин о примере Буффона, Шварце и сборной

Фото: rfs.ru

– Впереди Евро. Если вы будете основным вратарём команды на турнире, осуществится мечта всей жизни?

– Это моя ближайшая задача. Все мы о чём-то мечтаем. Когда был маленьким, мечтал хоть раз выйти в основе «Динамо». Спрашивал: «Пап, а я войду в историю, если сыграю хотя бы один матч?» Тогда поставил себе задачу хотя бы в одной игре выйти, а сейчас у меня их под 300. Конечно, сделаю всё, чтобы поехать на чемпионат Европы. Ставил перед собой задачу попасть на чемпионат мира в 2018 году, понимая, как сложно вернуться в сборную из ФНЛ. Да, не получилось. Теперь чемпионат Европы, который перенесли. Сейчас могу только пахать, чтобы попасть на него в следующем году. И буду это делать. Для спортсмена нет большего счастья, чем защищать цвета своей страны.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *