Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел» «Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»
Как накануне развала СССР родился главный теннисный турнир нашей страны. В беседе с Тарпищевым и другими участниками событий. Ровно 30 лет назад в такие... «Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Как накануне развала СССР родился главный теннисный турнир нашей страны. В беседе с Тарпищевым и другими участниками событий.

Ровно 30 лет назад в такие же холодные хмурые ноябрьские дни в Москве прошёл первый розыгрыш мужского теннисного турнира «Кубок Кремля». Столько разных версий и даже небылиц было сказано за это время о его рождении и становлении. Многое, наверное, уже забылось, что-то даже превратилось в легенду. Нам удалось побеседовать с очевидцами и героями тех событий. В связи с этим «Чемпионат» начинает спецпроект «Легенды Кубка Кремля», в котором мы расскажем, как возник на развалинах Советского Союза самый известный турнир России, и, может быть, даже сумеем развеять некоторые мифы.

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Трибуны спорткомплекса «Олимпийский»

Фото: РИА Новости

Мечта о теннисном турнире в СССР

Теннисный турнир не мог возникнуть на пустом месте. Для этого должны быть хотя бы две заинтересованные стороны – спортсмены, которые готовы показать своё мастерство, и зрители, желающие на это посмотреть. К концу 80-х эти два условия появились. С 60-х годов на «Больших шлемах» блистали Александр Метревели, Ольга Морозова, другие. В конце 80-х заявили о себе Наталья Зверева и Андрей Чесноков. Но об успехах советских теннисистов любители спорта узнавали только из газет и по радио. Телевидение упорно не замечало теннис. Прорыв случился, когда в середине 80-х по центральному каналу неожиданно стали показывать трансляции с Уимблдона. Постепенно публика стала разбираться в тонкостях этого «элитарного и буржуазного» вида спорта, как тогда называли теннис. Тут подоспела перестройка с гласностью и разрядкой в отношениях между СССР и Западом. Высшее руководство страны хотело изменить имидж государства. И теннисные мечтатели воспользовались этим моментом. «Какое замечательное письмо мы написали однажды в отдел пропаганды ЦК партии! – вспоминает президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев, а в те годы – капитан сборной СССР в Кубке Дэвиса. – В нём потребность в теннисном турнире в СССР рассматривалась с идеологической стороны. Мы указывали, что теннис показывают по телевидению во всём мире, что такие соревнования смотрят в десятках стран и это невероятно поднимет имидж перестройки, что пришла пора показать своё человеческое лицо».

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

В середине 1980-х советское ТВ начало показывать Уимблдон На фото: Борис Беккер

Фото: Getty Images

Оказалось, чтобы провести теннисный турнир в СССР, надо прежде всего получить от международных теннисных организаций неделю в мировом календаре соревнований. «Естественно, нам хотелось получить категорию повыше. Но начинать с крупного турнира оказалось немыслимым делом. По одной простой причине: в то время наше советское правительство и родной Спорткомитет и слушать не хотели о тех деньгах, которые полагалось заплатить за приличный турнир, а найти спонсоров в Советском Союзе, вложивших бы большие суммы в теннисное соревнование — это вызывало в лучшем случае смех. Тогда, впрочем, и не знали слова «спонсор», — вспоминает Ольга Морозова, тогдашний главный тренер советской женской сборной.

Неделя – наша!

Наконец удалось получить неделю в теннисном календаре и началась организация профессионального турнира. Но нет, это был ещё не Кубок Кремля! Первым в истории отечественного спорта профессиональным теннисным турниром стал женский Гран-при Virginia Slims of Moscow. Он стартовал 10 октября 1989 года в СК «Олимпийский». Впоследствии этот турнир соединился с мужским Кубком Кремля и стал проводиться под одной крышей и в одни сроки.

Что же помогло получить эту неделю? По словам Ольги Морозовой, благодаря результатам советского женского тенниса и тогдашней моде во всём мире на СССР со стороны международных теннисных организаций появился огромный интерес к тому, чтобы в Москве проходил один из турниров. «Тут ещё возник Совинтерспорт, этакий советский вариант IMG, ущербный от самого своего рождения, и в конце концов на его бюджете мы первые сделали свой профессиональны турнир в Москве», — вспоминает Морозова. Призовой фонд составлял $ 100 тыс. В соревновании приняли участие спортсменки из 12 стран мира. В решающем матче 18-летняя финалистка «Ролан Гаррос»-1988 минчанка Наталья Зверева неожиданно уступила 25-летней американке Гретхэн Мейджерс.

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Финалистки турнира Virginia Slims of Moscow Гретхэн Мейджерс и Наталья Зверева

Фото: РИА Новости

«Призовые в Москве не выдавали»

Организационный вопрос с болбоями и линейными судьями, как оказалось, был самым простым при подготовке женского турнира, поскольку теннисные соревнования в СССР так или иначе проводились – и матчи Кубка Дэвиса, и World Team Tennis, и другие различные показательные мероприятия. Эти технические службы уже были налажены. Большая проблема возникла с наличной валютой, а следовательно и призовыми. Как известно, в СССР даже существовала статья уголовного кодекса «Нарушение правил о валютных операциях». «Тогда это была целая проблема. По государственному курсу менять валюту – это был полный грабёж, — вспоминает Виктор Янчук, в то время начальник отдела тенниса Спорткомитета. – А иностранцы хотели что-то приобрести, поменять, допустим, сотню долларов. Но по официальному курсу, который тогда был, доллар стоил 65 копеек. На это ничего не купишь хорошего. А реальный курс по жизни, по нашим ценам, был совсем другой – примерно 7-8 рублей за доллар. При этом призовые в Москве мы не выдавали, как это было принято везде. И WTA потом заработанные здесь в Москве деньги перечисляла спортсменкам уже где-то там за рубежом».

Разница в бытовых условиях на Западе и в СССР была невероятной. Для спортсменок, которые приехали из-за рубежа в Москву, столкновение с советской действительность стало настоящим шоком. Доходило до анекдотичных ситуаций: в туалетах самого большого в Европе крытого стадиона «Олимпийский» игроки не могли понять, как спустить воду в унитазе, поскольку конструкция была допотопная. В стране в то время был дефицит всего, даже туалетная бумага распродавалась в считаные минуты. То же самое было с пепси-колой в раздевалках для игроков. Она моментально «заканчивалась». «Хорошие отели стали строить чуть позже, уже когда СССР развалился, а тогда игроков селили в гостинице «Россия», – продолжает Янчук. – Вроде бы центр города, престиж, рядом Кремль, но на самом деле нам писали замечания, что там тараканы, туалетная бумага нашего производства не соответствует мировым стандартам. Она была какой-то лощёной, очень скользкой, то есть не годилась для своих функций. На любую мелочь нужно было закладывать валютную статью расходов. Ту же простую бутилированную воду в Советском Союзе купить было невозможно. В магазинах продавалась только газировка и «нарзан».

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Обложка буклета турнира Virginia Slims of Moscow 1989 года

«Страховой случай»

Без опыта организации такого соревнования предусмотреть всё было невозможно, но к счастью, женский турнир «Вирджиния Слимз» был застрахован. Это спасло советских представителей от очень больших проблем.

«На одной из тренировок американский тренер умер прямо на кортах. И я перекрестился, что мы застраховались. Если бы мы этого не сделали, то занимались бы тогда и гробами, и отсылкой тела в Америку, и с документами непонятно что нужно было делать, кроме самих расходов, — говорит Янчук. – А так наша страховая компания все эти вопросы решила. Но в наш адрес всё равно был упрёк по поводу дежурной медицинской бригады. Она у нас хоть и была, однако их автомобиль был типа скорой помощи, а не специализированный реанимобиль. Нам говорили, что можно было бы принять сразу оперативные меры – электрошок и тому подобное. Но в обычной скорой помощи этого оборудования нет. Так что нам это засчитали как минус».

И всё же в целом турнир получил тогда высокую оценку со стороны WTA. Ведь выезжая на международные соревнования, организаторы московского «Вирджиния Слимз» приглядывались к тому, как всё устроено на Западе, и пытались всё это внедрить у нас, где это возможно. Были даже и свои находки.

«Нигде в мире на турнирах не было бесплатного телефона. А мы игрокам такую возможность предоставили, — продолжает Янчук. – Телефоны были в зоне игроков, так что по нему могли общаться все, кто находился там по аккредитации. Было два дисковых телефонных аппарата, которые включались у нас в смету. Конечно, по времени разговоры были регламентированы, но звонили очень многие. Как таковых очередей не было, но игроки всё время находились в этой зоне и пользовались телефоном, когда он освобождался».

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Лариса Савченко и Наталья Зверева на турнире Virginia Slims of Moscow

Фото: РИА Новости

Права на турнир за $ 100 тысяч

В это же самое время, когда в Москве организовывался женский «Вирджиния Слимз», у швейцарского предпринимателя Сассона Какшури появилось страстное желание провести в СССР мужской профессиональный теннисный турнир под эгидой ATP. Какшури родился в Иране, а в 1960-х переехал в Германию и начал вести бизнес с СССР, часто приезжая в Москву. В 80-х семья Сассона перебралась из Гамбурга в Цюрих, и там, в Швейцарии, он впервые познакомился с теннисом. Допустим, желание провести турнир в Москве у него было, но как это осуществить? С ATP проблем не возникло. Как писал «Коммерсант» в те годы, Какшури выкупил одну ноябрьскую неделю за $ 100 тыс. и гарантировал небольшой призовой фонд – чуть больше $ 300 тыс. Трудности начались, когда он пришёл к советским чиновникам рассказать о своей идее.

«Когда ко мне обратился Сассон Какшури – нас познакомили в Нью-Йорке на US Open – с вопросом «Как бы нам провести мужской турнир в Москве?», я внутри вздрогнул, потому что понимал, что это совсем другой уровень, — вспоминает Янчук. – Женский-то турнир мы проводим за счёт государственных механизмов, и запросов меньше. Поэтому посоветовал ему искать другую команду и других людей, которые смогут решать более сложные вопросы».

Кто-то подсказал Какшури, что организацией международных соревнований в СССР занимается Совинтерспорт. Он пришёл к ним, те, в свою очередь, привлекли представителей Федерации тенниса СССР. Так Сассон вышел на Бориса Фоменко, который в те годы работал ответственным секретарём федерации, блестяще говорил на английском, и они быстро нашли общий язык. «Какшури очень долго оббивал пороги всех советских организаций, очень долго шли переговоры, — рассказывает Фоменко. – И я тоже пробивал этот турнир целый год. В какой-то момент Сассон мне сказал: «Вот что, милый мой. Если за две недели ты не найдёшь, кто будет председателем с советской стороны, не найдёшь людей, которые будут нам помогать, то я больше не приеду. Даю тебе две недели».

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Сассон Какшури с двойниками Ленина, Горбачёва и Сталина

Фото: РИА Новости

Выручили «Московские новости»

Всё дело в том, что Какшури стал держателем прав у АТP на любой турнир в эти сроки, а не конкретно на московский. Поэтому если бы он не договорился с советскими властями, то мог бы турнир спокойно перевезти в любую другую страну. По сути СССР у него просто арендовал время в теннисном календаре. «И вот буквально через 2-3 дня нам свои услуги предложила газета «Московские новости», — продолжает Фоменко. – Тогда она была сумасшедше популярная. Главным редактором был Егор Яковлев. Газета писала правду о перестройке, о советской власти. И вот «Московские новости», федерация тенниса и Какшури стали соучредителями этого мероприятия. Был создан оргкомитет. Его согласился возглавить Иван Степанович Силаев. Это был очень влиятельный человек, он был заместителем председателя Совета министров СССР и сам большой любитель тенниса. После этого дело пошло. Первое заседание оргкомитета состоялось 3 января 1990 года. И я должен сказать, что при той разрухе, которая тогда царила в стране, без Силаева Кубок Кремля мог и не состояться».

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Иван Силаев

Фото: РИА Новости

После создания Оргкомитета сразу же закипела работа. С советской стороны исполнительной частью занимался заместитель главного редактора «Московских новостей» Александр Вайнштейн, который опирался на поддержку Федерации тенниса СССР, а Какшури пригласил профессиональную команду американских менеджеров во главе с Юджином Скоттом. Это был очень известный человек в мире тенниса, сам в прошлом теннисист, журналист и организатор множества турниров, включая «Мастерс» в Нью-Йорке.

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Рабочая встреча при подготовке к первому турниру Кубок Кремля

Фото: Роберт Максимов

Уволить за Кубок Кремля?

Так как же появилось само название «Кубок Кремля»? Версий много. С разными нюансами большинство в целом сходится на том, что название было у Какшури практически сразу, но пробивать его пришлось с боями.

Янчук: Какая тут версия? Я абсолютно точно знаю. Сассон Какшури сразу высказался: «Давайте назовём Кубок Кремля». Я замолчал, насторожился и, признаться, даже не поверил, что такое вообще возможно. Но это было впервые высказано, ещё когда он только намеревался организовать турнир. По тем временам это было и смело, и одиозно. И я сомневался, что такое название останется. Мне кажется, что если бы Спорткомитет был как проводящая организация, то, наверное, этого названия у турнира и не было. Но поскольку это проводилось через «Московские новости», а там был тогда выдающийся главный редактор с огромными связями, плюс авторитет Силаева, то этот вопрос удалось согласовать.

«Когда в 2 часа ночи на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», чуть не онемел»

Карикатура Ю. Черепанова из газеты «Крокодил» №3, 1991 год.

Тарпищев: Да, мы долго бились за разрешение назвать турнир Кубок Кремля. Оказалось, что слово «Кремль» в ЦК КПСС считали настолько святым, что какой-то, по их мнению, теннисный турнир при таком названии начинает претендовать на роль одного из главных достояний страны, вроде Оружейной палаты. Разрешение на привычное теперь для всех название мы не могли получить в течение месяца, бумага с нашим предложением переходила из кабинета в кабинет, как важнейшее государственное постановление. Но потом удалось доказать, что Кремлей то много, а не один московский.

Фоменко: Однажды в два часа ночи по телевидению прошла передача с участием Тарпищева и Вайнштейна, и когда по окончании ролика на весь экран засветилась надпись «Кубок Кремля», я чуть не онемел от страха. Подумал, что к утру нас всех уволят. Но на это вообще никто не обратил внимания. В стране была такая неразбериха – каждый день проходили митинги и демонстрации. ЦК КПСС было не до этого. Поэтому, видимо, там наверху махнули рукой на это название.

Продолжение следует.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *