Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине» «Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»
Рассказываем про Грузию, семью и любимое блюдо (ни слова про агентов). Вы слышите «Хвича» и уже видите эти финты-шампуры – грузинский Гудини, как называют... «Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Рассказываем про Грузию, семью и любимое блюдо (ни слова про агентов).

Вы слышите «Хвича» и уже видите эти финты-шампуры – грузинский Гудини, как называют его на родине, протыкает финтами защитников, накручивает фланги внешней стороной стопы и уходит от соперников ложными замахами. Стиль, магию и технику 19-летнего Кварацхелии заметили ещё в прошлом сезоне, признав лучшим молодым игроком РПЛ, и продолжили восхищаться в новом: Слуцкий говорит, что у полузащитника нет потолка; он три месяца подряд лучший игрок «Рубина»; трансферный ценник поднялся с четырех до семи миллионов евро.

«Вай Мэ!» – воскликнул бы грузин.

Прокричите и вы, вспомнив, как легко Хвича просочился через оборону «Ростова», забил через себя «Уралу» или первый гол за сборную Грузии после молниеносной раскачки двух защитников. Отец футболиста Бадри Кварацхелия считает, что чувству дистанции до соперника, которое помогает Хвиче обманывать целые команды, не научить, оно досталось сыну «от бога». Бадри говорит про бога не просто так и развивает мысль в интервью «Чемпионату» (его пришлось немного отложить, ведь у соседа родилась внучка).

«У нас верующая семья, носим крестики, держим пост, в спокойное время каждое воскресенье ходим в церковь, Хвича тоже религиозный», – говорит Бадри и тут же удивляет, что на самом деле его тоже зовут Хвичей. Да ладно? «Ха, – смеется голос в телефоне. – В Западной Грузии принято ходить с двумя именами, по паспорту я Бадри, но для друзей Хвича. Когда родился ребёнок, мой старший сын – тогда пятилетний пацан – сказал, что брата можно назвать Хвичей. Теперь нас в семье двое, а имя и фамилия ничего не означают».

***

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»/Levan Verdzeuli/Getty Images

Обычно про Хвичу говорят трансферными историями: что «Локомотив» не удержал и обидел игрока предложением просмотра вместо контракта; что агент Мамука Джугели любит «Рубин» и грузинских игроков в составе, но не смог договориться с другим грузином Кикнадзе. Все это вы видели много раз, поэтому мы написали другую, человеческую историю Хвичи – очень яркого игрока Премьер-Лиги, которого уже ждут в Европе и, возможно, в дортмундской «Боруссии».

Про семью, Грузию, жареную картошечку и слёзы Юрия Сёмина.

Отправляемся в Грузию, где вырос и хорошо учился шустряк Хвича, а потом помог ста семьям в пандемию!

Бадри Кварацхелия поиграл во многих грузинских клубах, включая «Динамо» Тбилиси, а в конце карьеры уехал в Азербайджан и даже провёл три матча за сборную этой страны. В 2000 году, играя за «Шамкир», забил три гола рижскому «Сконто» и забросил клуб во второй раунд квалификации Лиги чемпионов – в честь еврокубкового праздника жители 70-тысячного Шамкира вышли на улицы и танцевали.

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Бадри Кварацхелия

Фото: azerisport.com

Через год родился Хвича, но отец увидел новорожденного только через два месяца – раньше не мог, сидел с «Шамкиром» на сборах в Алуште. Во времена карьеры отца Хвича с мамой и старшим братом на месяц приезжали в Азербайджан, но в основном жили в Грузии: Хвича ходил в детский сад, а после занятий расставлял детвору и играл с ними в футбол. Классическое футбольное детство: всё время на улице, не выпускал мяч из рук даже в кровати; при этом вовремя делал уроки и разбирался в математике. Мама помогала с учёбой, а отец за всё детство ни разу не слышал, что у Хвичи проблемы в школе.

Летом, когда у Бадри заканчивался сезон, семья на месяц уезжала в городок Цаленджиха на западе страны – известный тем, что там родился знакомый с Маяковский поэт-романтик Терентий Гранели. Там же рос Кварацхелия-старший и до сих пор живёт его мама, бабушка Хвичи.

Цаленджиха – 30 километров от Чёрного моря, рядом курортные города Батуми и Кобулети, в местных реках семья Кварацхелия ловила рыбу. Помимо этого, они жарили шашлык, купались, загорали и играли в мяч на берегу, а по вечерам устраивали посиделки с сациви, мамалыгой, хачапури, купатами и любимым блюдом Хвичи – жареной картошкой.

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Цаленджиха – 30 километров от Чёрного моря

Фото: ru.wikipedia.org

«Мы, старики, сидим пьём, а дети играют и гуляют, у нас постоянные гости, – так Бадри описывает грузинские будни на родине. – В детстве Хвича на месте не сидел: пообедал две минуты, и сразу убегал. Такой шустряк». В свободные дни Хвича всегда приезжает домой, общается с братьями: старший (24 года) недавно женился и ждёт ребёнка, с футболом у него не сложилось; а младший в 10 лет занимается и мечтает о карьере. Бадри говорит, что братья уважают друг друга, никогда не спорят, а ссоры если и бывают, то только из-за футбольного мяча.

В последний раз Хвича приезжал домой весной, когда отсидел двухнедельный карантин с бывшим одноклубником Зурико Давиташвили (на правах аренды ушёл из «Рубина» в «Ротор») – всё это время игроки ни с кем не виделись, родители Хвичи приносили им еду. Когда всё прошло и семья Кварацхелия села за стол, Хвича сказал: как получит зарплату, отправит её людям Цаленджихи. Так нуждающиеся соседи получили 100 сертификатов на денежные суммы, а «Рубин» написал, что гордится игроком.

Болеет за «Реал» (папа мечтает о «Барселоне»), в «Локо» не говорил по-русски и обидел Чорлуку

В Грузии маленький Хвича играл правого защитника – отец радовался, что смены позиций сделают сына сильнее и универсальнее. Параллельно смотрел за игрой Месси и Роналду, вместе с братьями болел за «Реал» против любимой «Барселоны» отца. «Эль класико» в нашей семье не то чтобы праздник и застолье, мы доставали флаги, надевали майки, болели друг против друга – вспоминает Бадри. – А вот счёт матча «Барселона» – «Рубин» (1:2) лучше не вспоминать, ха-ха. Хотя я очень радовался за игравшего в том матче грузина Салуквадзе и могу прямо сейчас вспомнить все моменты игры с его участием».

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

Испания – далеко и сложно. Для старта карьеры Хвичи выбрали всё же Россию. Во-первых, близко. Во-вторых, РПЛ для грузинских игроков – не шаг, а прыжок вперёд, как говорит Бадри. В феврале 2019-го Хвича уехал из «Рустави» по аренде в «Локомотив», забил на 10-й минуте первого же товарищеского матча, стал первым футболистом лиги 2001 года рождения и свой первый гол РПЛ отправил «Рубину» – Хвичу обнимали автор голевой Антон Миранчук и друг-учитель Соломон Кверквелия. Саба встретил Хвичу фразой, что два грузина в команде – лучше, чем один; помогал с переводом на русский, иногда вывозил с базы на прогулки в Москву и дал важный совет – никогда, больше никогда не пробрасывать Чорлуке между ног.

Тогда же в футбол Хвичи влюбился тренер «Локо» Юрий Сёмин (называл самым талантливым в своём возрасте) и ухаживал за молодым игроком: например, посоветовал заняться зубами и отправил на диспансеризацию в Грузию. «Такой талант упускать очень обидно», – Сёмин до сих пор не верит, что «Локо» не сохранил Хвичу, и при прощании с игроком всплакнул. «Пап, я увидел его слёзы и сам заплакал», – Бадри знал о той встрече и вспомнил слова сына.

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

После той встречи они не виделись, но Хвича называет Сёмина вторым папой и говорит, что обожает его. И в ответ получает приветы через Кверквелию.

Кайф в «Рубине»: живёт на базе, всё время тренируется, хранит в комнате маленькую «Феррари»

Хвича живёт на базе «Рубина» и снимает квартиру в городе, только когда приезжает семья. Говорит, что так удобнее: в свободное время может потренироваться или отработать удары. И не потому что хочет быть атлетом – просто Хвича обожает футбол и любит возиться с мячом. Это через окно кабинета заметил Слуцкий и описал в интервью Нобелю: «Хвиче захотелось бить пенальти – он бьёт. Я ему говорю: «Чего ты пенальти бьёшь? Тебе всё равно в игре никто не даст». А ему просто хочется». Тем более в квартире делать нечего, Бадри подтверждает, что Хвича приехал в Казань не гулять, а играть в футбол. Концентрация на работе такая, что Хвича ни разу не пил вино – даже в Грузии на семейных застольях, когда об этом просил отец.

А пока пройдёмся по базе, заглянем в комнату Хвичи и почувствуем атмосферу «Рубина».

• В комнате, помимо пыльных призов лучшему игроку матча, есть игрушечная «Феррари» – мечта футболиста.

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

• Раньше жил с Зурико, теперь общаются по видеосвязи, Хвича заканчивает разговор с другом словами «Целую, обнимаю».

• На базе также живёт Солтмурад Бакаев. «Мы кайфуем», – описывает их общение Хвича; друзья вместе играют в приставку и сидят рядом в столовой.

• На вопрос, есть ли девушка, Хвича отвечает: «Нет, брат». Несмотря на запрет Слуцкого на слово «брат», Хвича его всё же использует и вообще больше и лучше говорит по-русски (то есть не только «привет», «как дела?» и «когда зарплата?» – как об этом рассказывал бывший нападающий «Рубина» Евгений Марков). Даёт интервью и скромничает из-за большого внимания к себе.

«Пап, я увидел слезы Сёмина и заплакал». Жизнь Хвичи, который теперь кайфует в «Рубине»

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Кажется, у Хвичи всё хорошо. Да и папа не волнуется: «В России у футболистов зимой ноги мёрзнут, для грузин это трудно, но Хвича со всем справится, он при любой погоде играет до конца».

Вай Мэ!

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *