Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«И вот мы уже закладываем текилу…» Как журналист стал футбольным менеджером «И вот мы уже закладываем текилу…» Как журналист стал футбольным менеджером
Весь внутряк нашего футбола – в интервью с Максимом Ляпиным. Максим Ляпин когда-то был одним из нас – спортивным журналистом, который сотрудничал с разными... «И вот мы уже закладываем текилу…» Как журналист стал футбольным менеджером

Весь внутряк нашего футбола – в интервью с Максимом Ляпиным.

Максим Ляпин когда-то был одним из нас – спортивным журналистом, который сотрудничал с разными изданиями. Сейчас он стал футбольным скаутом с редкими для России навыками. Он шесть лет работал в «Крыльях», а теперь возглавляет спортивный отдел «Торпедо». Поскольку мы давно знакомы, то общались на ты.

– Мы ещё дойдём до твоих трансферов и всякой дичи. Давай сначала про то, как ты попал в футбол.

– В конце 90-х мои родители переехали в Бельгию. Мне было 12 лет, и я сразу попал в команду. Получилось забавно. Бельгийские соседи узнали, что я увлекаюсь футболом, и подарили бутсы с перчатками. Приезжаю на тренировку, занимаю место в воротах и после каждого сейва тренер кричит: «Maks hue». Для русскоговорящего человека звучит не очень, правда? Начал дёргаться — мол, что не так? Уже потом объяснили, что на диалекте региона фраза значит «Макс, хорошо». Можно сказать, что моя футбольная карьера в Бельгии началась с hue.

– Футбольную карьеру ты вроде быстро завершил?

– Да, не пошло. Не стал мучить ни себя, ни других: записался на курсы по судейству. В Бельгии статус арбитра даёт кучу привилегий. Если ты на машине добираешься, то у тебя один гонорар, если на велосипеде – побольше, потому что помогаешь окружающей среде. По окончании курсов можешь аккредитоваться на любой матч в стране, плюс скидки в спортивных магазинах. И всё за счёт федерации. Вообще, с точки зрения развития футбола Бельгия – великолепна. Помню, когда играл, нам после каждого матча давали талон.

– Что за талон?

– Ты с ним можешь прийти в кафе у стадиона и взять себе что-нибудь. Кто-то брал колу, кто-то сникерс. Типа премиальных. Помню, за победу давали два талончика. С 12 лет у всех выезды на игры в других городах – это во всех четырех юношеских дивизионах. Полей на квадратный метр больше, чем коров.

– А коров там много?

– Больше, чем людей. При этом ещё и поля отличные – даже в четвёртой детской лиге, где играл и судил. Всё создано для того, чтобы стать футболистом. У каждого равные шансы и очень многое зависит именно от тебя. Может, поэтому там и нет такого негатива к профессии футболиста.

– В России его слишком много?

– Конечно. И зачастую это неоправданно. Особенно задевают такие высказывания про игроков «Торпедо». Ребята добились многого уже тем, что играют в одной из двух сильнейших лиг России. При этом получают далеко не космические деньги.

– Какие зарплаты у футболистов в «Торпедо»?

– От 50 до 350 тысяч рублей грязными. У молодых оклады поменьше.

– Вернёмся к тебе. Почему не стал футбольным арбитром?

– Вот судить у меня как раз получалось, но в какой-то момент начал серьёзно заниматься журналистикой – мне это больше нравилось. С 15 лет публиковался для небольших изданий. Например, «Новости Бенилюкса», которые бесплатно раздавали в русских магазинах. Тогда писал вообще обо всём, потому что было скучно. Часть местных друзей начала ходить по барам. Там такая культура пива, что молодые могут выпить прям с преподавателем. Русскоязычные ребята ушли в сторону rap-музыки, East side, West side – мне это тоже было не особо интересно. Я много читал, в том числе на иностранном языке. И в какой-то момент попал в футбольную тусовку.

– Кто там был?

– Люди из клубов. Тогда Сергей Серебренников перешёл из киевского «Динамо» в «Брюгге». Сейчас, кстати, успешный футбольный агент. Неподалёку от нас жил Ив Вандерхаге – один из тех, кто обыграл сборную России на ЧМ-2002. Он тогда приехал в свой район и проставлялся – угощал пивом и закусками всех желающих. Всё-таки бельгийцы из группы вышли, в отличие от нас.

***

– В какой момент ты действительно попал в спортивную журналистику?

– В 2006-м «Локомотив» играл с «Зюлте Варегем». Перед матчем скинул резюме в «Спорт-экспресс» и «Советский спорт» – ответили и там, и там. Два моих материала вышли чуть ли не в один день. У «Совспорта» – интервью с Серебенниковым, а у «СЭ» – репортаж с матча «Зюлте Варегем» перед встречей с «Локо». В «Зюлте» тогда выступал Седрик Руссель, который немного поиграл в «Рубине» и жёстко наехал на Казань.

– В каком плане наехал?

– Рассказывал про гаишников, которые прятались в кустах и пытались оштрафовать. Поговорил ещё с тренером «Зюлте Варегем». Забавно, что помимо тренерской работы он ещё трудился полицейским. Всё это опубликовали, хотя на тот момент писал на русском так себе. Потом меня пригласил Кучмий (бывший главред «СЭ». – Прим. «Чемпионата»), царство ему небесное. Предложил работать в газете. Спасибо и моим родителям, которые понимали, о чём я мечтаю. Они брали отгул и возили меня на тренировки, где я делал интервью с кем-то из футболистов. На самом деле, написать аналитический или эмоциональный текст в стиле мэтров никогда не умел, зато всегда удавалось общение с людьми. В результате концентрировался именно на интервью. Со многими до сих пор хорошо общаемся.

– С кем?

– Много с кем: Марат Измайлов, Виктор Файзулин, Павел Погребняк…

– Вот почему летом столько говорили о переходе Погребняка в «Торпедо»?

– Когда ищешь футболиста на ту или иную позицию, прозваниваешь десятки игроков. Связывался и с Пашей. В шутку спросил, потом чуть более серьёзно, затем через общих знакомых… В какой-то момент уже Паша позвонил со словами: «Макс, ну заканчивай уже. Мне и Широков, и Мижигурскис говорят идти к вам – прекращай! ФНЛ не рассматриваю. Если просто хочешь пообщаться, всегда рад». Мы посмеялись, он оценил мою настойчивость. В итоге мы взяли других нападающих, которыми довольны, а Пога в последний трансферный день перешёл в «Урал». Забавно, что изначально у него был выбор между «Химками» и «Торпедо», а в результате он перешёл в другую команду.

«И вот мы уже закладываем текилу...» Как журналист стал футбольным менеджером

Фото: из личного архива Максима Ляпина

– Будучи журналистом, ты много общался с Адвокатом. Это правда, что у него в сборной было 10 позиций, на которых есть конкуренция, а на 11-й всегда Аршавин?

– Это точно не надо связывать с околофутболом или админресурсом. Просто Дик кайфовал от Аршавина. Так же было в «Крыльях» – Веркотерен обожал Молло. Ставил в состав даже, если у того ничего не получалось. Других игроков это наверняка раздражало. Хотя, возможно, без такого отношения тренеров Аршавин не ушёл бы в «Арсенал», а Молло – в «Зенит».

– Главная жесть, которая случалась с тобой в командировке за время работы журналистом?

– Улетел в Бразилию делать интервью с Робсоном (экс-футболист «Спартака». – Прим. «Чемпионата»). С нами был ещё Самарони, поигравший за разные клубы РПЛ. После беседы под диктофон Робсон сказал: «Пойдём, покажу тебе самый крутой клуб в Сан-Пауло». Приезжаем за город, а там громадное здание и очередь километровая. Нас в клуб пустили по звонку. В VIP-зоне сидел какой-то мафиози. Бразильянки танцуют, трутся о всех знаменитыми бразильскими «орехами» – для них это как рукой помахать. Мужик, который нас провёл, говорит: «Ооо, русский? Я тебя сейчас перепью». И вот мы уже закладываем текилу – кто больше выпьет.

– Кто победил?

– Там без вариантов. Он припудрил нос и после допинга уже бодрячком. У меня не было шансов. Будто в кино попал.

***

– Футбольные клубы тебя о чём-то просили, когда ты был журналистом?

– Да. Одна команда следила за игроком из сильного европейского чемпионата. Вели по нему переговоры, но без продвижения. Меня попросили набрать игроку и узнать, в чём причина. Звоню и выясняется, что парень вообще не в курсе об интересе из России.

– Как так?

– Часто бывает, что выстраивается целая цепочка людей, у которых нет никаких контактов и отношений. Только желание заработать.

– Приведи пример большой цепочки агентов.

– Вбей в поиске «Миранчук переходит в «Аталанту». Там по фото увидишь, сколько людей задействовано при трансфере. Причём в их случае каждый действительно сыграл какую-то реальную роль в переходе.

– А один агент не мог всё организовать?

– А как? Агенты Срджан Еремич и Дино Шкумбин отлично знают рынок восточной Европы. Им звонит итальянский агент, оценка которого высоко котируется руководством «Аталанты». В результате Еремич звонит уже Вадиму Шпинёву (представителю Миранчука. — Прим. «Чемпионата») – так и выстраивается. И это мы ещё не говорим про юристов из SILA Lawyers. А куда без них? При международном переходе важен каждый подпункт личного контракта. Не исключаю, что в чём-то помог и Нобель Арустамян – где-то перевёл, где-то подсказал про культурные особенности. Всех деталей знать не могу, но так это выглядело со стороны.

«И вот мы уже закладываем текилу...» Как журналист стал футбольным менеджером

Фото: Nobel

– Как ты оказался в «Крыльях»?

– В Самару пришёл в 2014 году при Денисе Маслове. Правда, поработать вместе толком не вышло. После вылета из РПЛ Денис ушёл. Первые четыре года я работал при Шляхтине и Шашкове, затем уже при Фетисове и Шикунове. Кстати, до «Крыльев» был вариант с другой командой РПЛ.

– Как появился другой вариант?

– Благодаря тренеру, с которым был в хороших отношениях. Но позвали, к счастью, в Самару. А клуб, про который говорю, в том сезоне тоже вылетел.

– Почему ты вообще получил приглашения от клубов, работая в СМИ?

– На тот момент я занимался уже не только журналистикой, но параллельно помогал командам – писал отчёты, собирал инсайдерскую информацию, делился контактами, мнением… Мне это всё приносило не только новые знания и опыт, но и кайф. Денег за свою помощь не просил. Всё начинается с энтузиазма.

– А как получается, что именно к тебе начали обращаться за контактами/информацией/мнением?

– Работая журналистом, получил возможность знакомиться и дружить с людьми из мира футбола. Помогаешь им и сам получаешь полезную информацию. Условно, завтракаешь с Маратом Измайловым и пересекаешься с агентом Пауло Барбозой, а также с сотрудником из «Бенфики». И вы просто обсуждаете футбол, без диктофонов и прочего официоза. Потом им можно набрать и поинтересоваться по какому-то португальскому футболисту. С тем же Веркаутереном мы давно знакомы, но не сделали ни одного интервью.

– Знал его ещё до его прихода в «Крылья»?

– Задолго до Самары.

– А где он сейчас?

– До недавнего времени тренировал «Андерлехт», а Венсан Компани был его помощником. Они договорились, что Венсан пока учится, но в какой-то момент бывший капитан «Сити» решил, что сам будет главным.

– Прям сам решил?

– У Компани огромный авторитет. Он может занять любую должность в клубе – хоть техдиректора, хоть действующего футболиста (смеётся).

«И вот мы уже закладываем текилу...» Как журналист стал футбольным менеджером

Фото: ФК «Крылья Советов»

– Расскажи что-нибудь про Веркотерена, чего ещё не было?

– Сборы. Турция. На столе куча сладкого, от которого бельгийские тренеры отгоняют футболистов. Прямо говорили: «А-я-яй! Нельзя». Игроки шли на всякие хитрости. Говорили: «Коуч, футболист ведь должен быть счастлив? А без сладкого тяжело». На этот счёт даже были мини-конфликты. Потом уже по ходу сезона у команды был двойной выезд – Сахалин и Владивосток. Один из игроков заказал себе еду в номер, когда Веркотерен сидел в лобби.

– Винишко, икорка?

– Вроде того. Тренерам ведь не надо режимить. И тут консьерж везёт пирожное в номер. И это за день или за два до матча. Веркотерен спрашивает: «В какой номер?» Сотрудник отеля назвал комнату, где жил футболист «Крыльев».

– Опять мини-конфликт?

– Нет. Вместо официанта в номер постучал Веркотерен. Довольный футболист открывает дверь, а там тренер с подносом, на котором пирожные! Игрок такой сразу: «Это ошибка! Это не мне!» Бельгиец ответил: «Без проблем, тогда заберу себе, а ты не забудь расплатиться».

– Сильно. А как в «Крылья» попал уже упомянутый Молло?

– Во Франции у него была репутация дебошира, который вечно конфликтует с тренерами. Если СМИ постараются, то мнение большинства уже тяжело изменить. А мы его хорошо изучили, пообщались во Франции лично и не увидели проблем. Взяли бесплатно, а потом продали в «Зенит».

– Это правда, что Молло гей?

– Ты про ту фотографию, где он лежит в кровати с мужчиной? Это его отец. Та история возникла уже, когда Молло был в «Зените». В Самаре на эту тему никто даже не задумывался. Во время предсезонных сборов в Испании он приходил каждый раз с новой девушкой. На завтрак – с одной, на обед – со второй, на ужин – с третьей. Мне кажется, за это его недолюбливали все жены игроков «Крыльев», которые тоже были с командой. А родители Молло с этими девушками каждый раз общались, будто с родными дочерьми. Знаешь, европейская политкорректность. Вообще, Йоан отличный парень, большой профессионал – не пьёт, не курит, вовремя ложится спать.

***

– У тебя наверняка случались и косяки. Расскажи об одном.

– Мы с «Крыльями» выходим в РПЛ. Нам очень понравился один темнокожий футболист из французской команды, которая вылетела из Лиги 1. Прилетаю на матч во Францию, и после игры договариваемся встретиться в гостинице. Многие футбольные вопросы решаются в отелях. Так вот. Приезжает футболист, а вместе с ним ещё 7-8 человек: брат, друг, кого там только не было и все такие нарядные. Футболист представил свою банду: вот брат из Парижа приехал, вот два моих агента, вот юрист, а это my little sister (моя младшая сестра – в переводе с английского).

– Как убеждал футболиста? О чём ему рассказывал?

– О Самаре, базе, франкоязычном тренерском штабе. Потом ещё добавил, что Самара – город невест, многие иностранцы находят себе девушку и создают семью. Ну просто сказал и сказал, потому что спустя час беседы ты уже говоришь обо всём. Когда закончили, мы отошли в сторону с агентами. Они говорят: «Всё прошло отлично, но зачем ты начал рассказывать, что в Самаре создаются семьи? Футболист же сидел со своей девушкой».

– !?

– Сам в шоке. Это был провал! Оказывается, он свою девушку назвал little sister. Видимо, сленг какого-то французского региона. Понятно, что «Bro» могут сказать вовсе не про брата, но чтобы свою девушку называть сестрой! Естественно, в Самару футболиста не отпустили.

– Когда трансфер сорвался…

– Такое воспринимаю крайне болезненно. Постоянно думаю, что где-то не докрутил. Даже если другая команда перебила деньгами.

«И вот мы уже закладываем текилу...» Как журналист стал футбольным менеджером

Фото: ФК «Торпедо»

– Кого ты привозил в Самару?

– Не нужно таких формулировок. Не бывает, чтобы сделка была заслугой только одного человека. Футбол это действительно командный вид спорта и это касается всего. Вот помнишь Адиса Яховича? Сейчас в чемпионате Турции получает под два миллиона евро в год – и он, кстати, стоит этих денег. «Крыльям» повезло, что футболист такого уровня оказался в команде. А это стало возможным во многом благодаря девушке, которая отвечала за визы и разрешение на работу.

– Что именно она сделала?

– В тяжёлой ситуации за несколько часов организовала визу. В любом трансфере всегда много людей, которые играют свою роль.

– Соболев появился в «Крыльях» при тебе. Это правда, что Тихонов ему мощно пихал?

– Так могло показаться со стороны. Мне со сборов звонили со словами: «Вы кого взяли вообще? Тихонов его словесно уничтожает на тренировке». Полагаю, Андрей Валерьич делал это намеренно, чтобы разозлить игрока.

– Получалось?

— Да. Не исключаю, что про такой подход подсказал Зураб Циклаури, который, наверное, больше всех верил, что мы берём будущего игрока сборной. И Саша реально тащил при Тихонове. После его гола «Ростову» мне даже звонили знакомые скауты из клубов Бельгии и Франции. Ушёл Тихонов, и Соболев расслабился. Зимой уехал в аренду в «Енисей». Оттуда он вернулся, понимая, что надо быть всегда заряженным.

***

– Как «Крылья» умудрились вылететь?

– Парадокс в том, что в тот единственный год, когда «Крылья» вылетели при мне, у нас был самый сильный состав «Крыльев» лет, наверное, за 10. Паскуато из «Ювентуса». Джанни Бруно сейчас много забивает в чемпионате Бельгии. Ткачёв хорошо выглядит в Туле. Цаллагов отлично играет за «Сочи». Родич в «Црвене Звезде» регулярно выступает в Лиге чемпионов, обыгрывал «Ливерпуль». От Лории сейчас без ума на Кипре. Корнила, Зотов, Конюхов, Молло… Сумасшедшая банда по фамилиям. До последнего не верили, что вылетим. Для этого в заключительном туре должен был сойтись сразу ряд исходов. И всё совпало! «Спартак» проиграл в Туле, а «Ростов» Бердыева уступил «Оренбургу» и не попал в Лигу Европы.

– Может, не стоило убирать Веркотерена и ставить Скрипченко?

– Кто ж его знает. Отлично отношусь к обоим. В любом случае была и наша ошибка. Почему убрали Франка? Нам показалось, что было недопонимание между тренером и лидерами команды. Веркотерен весьма требовательный в плане дисциплины. Например, заставлял ходить команду на завтрак к определённому времени. Это, как с Капелло в сборной России. Год-два всё хорошо, а потом уже накапливается усталость. Как показывает практика, русскому футболисту непросто при сверхжёсткой дисциплине. Шляхтин потом рассказывал, что хотел поменять Веркотерена раньше, даже встречался с Гончаренко до старта сезона, но губернатор Меркушкин до последнего верил в Франка.

– Есть хоть какое-то объяснение, почему вылетели с таким составом?

– Мы все допустили какие-то промахи, раз так вышло. Возможно, помешало большое количество арендованных игроков. У нас последний тур с «Ахматом», с большой вероятностью попадали в стыки, а иностранцы заранее взяли билеты домой. Головой многие из них были не с командой, а в отпуске с семьями. С того момента стал относиться к арендам крайне настороженно.

– В «Торпедо» сейчас сколько арендованных?

– Один – Прошляков. С «Ростовом» договорились достаточно креативно. В случае продажи Данилы в другой клуб мы претендуем на определённый процент от продажи.

– Хороший процент?

– Учитывая, как продаёт «Ростов» в последние годы – да.

– Кто-то из топ-игроков мог оказаться в «Крыльях»?

– Не люблю разговоры вроде «Я нашёл Месси, но злые руководители не позволили его привезти». Если увидел, но не привёз, значит, не было. Расскажу случай, когда сам не разглядел. В 2015 году звонил Котов и предлагал в аренду Антона Миранчука. Мы посмотрели с Веркаутереном – вроде слаб в единоборствах, борьбу не держит, отказались. Миранчук уехал в чемпионат Эстонии, наколотил там много мячей, обрёл уверенность и сейчас – один из лидеров «Локо».

– А почему именно «Крыльям» его предложили?

– Думаю, Антона предлагали не только нам. Выходит, косякнули все. (Смеётся.)

– Удивился, когда Башкирова в Самаре поймали пьяным за рулем?

– Очень! Если бы мне сказали тогда, что игрока «Крыльев» поймали пьяным за рулем и предложили отгадать имя, то Башкирова назвал бы в последнюю очередь. Женя выпил полбокала вина, и думал, что прошло достаточно времени. Слава богу, без серьёзных последствий.

– Я слышал, что в Самаре настолько все друг друга знают и схемы отработаны, что сотрудник ресторана отзванивает полицейским и даёт наводку с конкретным номером машины.

– Честно, не слышал. Это в Европе в порядке вещей оповестить органы.

– Одно дело, если люди звонят в полицию из соображений безопасности, а другое, если ради заработка.

– Это стереотип, что в Европе всё лучше. Я жил и там, и тут. Расскажу тебе одну историю, но без имён. Футболист из топ-5 лиг играл в покер, что запрещено по контракту, и выпивал виски. Журналист сфотографировал всё это, но не стал поднимать рейтинг своему изданию. Вместо этого позвонил игроку, попросил денег за отсутствие публикации и обогатился. У негодяев нет национальности.

***

– Тихонов говорил нам в интервью, что ему уже в начале сезона пять разных людей сказали, что на его место готовят Божовича. И при этом трансферы будто нарочно делали не под сборы, а уже после старта чемпионата.

– Могу рассказать, как всё выглядело с моей стороны. Сначала за селекцию «Крыльев» отвечал Зураб Циклаури. Он был руководителем отдела, а я – старшим селекционером. Мы прорабатывали варианты вместе с Тихоновым. Незадолго до первого тура произошли кадровые перестановки. Пришла новая команда – Шикунов и Голубин. Им потребовалось время, чтобы войти в курс происходящего. Время, которое было важно для тренера. Тихонов стал заложником ситуации.

– Если бы не перестановки в руководстве, взяли бы футболистов раньше?

– Конечно. Спроси любого тренера – все хотят заполучить новичков до сборов. Поэтому негодование со стороны Тихонова понять можно. Но, если бы он дал результат в первых турах, никто бы его не убрал.

– От работы в «Крыльях» тебя отодвинул Голубин?

– При нём изменился мой функционал. До этого я ездил по Европе, общался с игроками и агентами, был уполномочен говорить по цифрам. Потом стал заниматься именно работой селекционера – давал оценку футболистам, писал отчёты, командировки стали сугубо российскими.

– Вы общаетесь с Голубиным до сих пор?

– У нас рабочие отношения. При его участии в «Торпедо» появился Дмитрий Редькович, капитан «Чертаново».

***

– Как ты оказался в «Торпедо»?

– Снова позвал Маслов. Мне показалось это интересным. Во-первых, «Торпедо» – великий клуб с болельщиками по всей стране. А во-вторых, тут были поставлены интересные задачи. Требовалось омоложение состава – те футболисты, которые сменили по 10 команд, нам неинтересны. Только если они поиграли за сборную, всё еще влюблены в футбол и готовы передать свой опыт молодым. Руководство просит в первую очередь обращать внимание на российских игроков. А это тоже вызов. Кто-то говорит, будто я только в европейском рынке разбираюсь. Буду убеждать в обратном.

– Как выявить влюблённость в футбол у игроков постарше?

– В «Торпедо» у большой группы футболистов заканчивались контракты. Из-за уменьшения бюджета пришлось разговаривать с ребятами о понижении личных условий. Ещё раз благодарю каждого за то, что пошли навстречу клубу. Сам понимаешь, подобные разговоры никому не нравится.

– Что отвечали футболисты?

– Самый короткий разговор получился с Лебеденко. Он только спросил: «Достойное усиление будет? Хочется побороться за РПЛ». Все мысли Игоря про задачи и футбол – то, что нам нужно!

– Тебе для «Торпедо» требуются молодые россияне. Насколько они избалованы деньгами?

– Как уже говорил, избалованные в «Торпедо» не попадают.

– Так скажут в каждом клубе.

– Вот тебе пример. У защитника «Химок» Евдокимова заканчивался контракт, и мы устно договорились, что он придет к нам. Сошлись по условиям и с ним, и с его агентом. И тут Юран начинает ставить Евдокимова в основу. Видимо, тоже разглядел потенциал. «Химки» начали уговаривать парня, предлагать зарплату значительно больше, чем мы. Андрей отказался, потому что уже пообещал нам. Наличие стержня и достоинства – это про «Торпедо». Стараемся по многим аспектам идти своим путём, задавать тенденции.

– Например?

– У нас едва ли не единственная команда, которая отказалась от заездов перед матчем.

– Давно отказались?

– С этого сезона.

– Инициатива Игнашевича?

– Нет, клуба. С Игнашевичем в этом плане легко: Сергей Николаевич готов пробовать что-то новое и не живёт предрассудками. Тот же Веркаутерен не решился на подобный шаг в Самаре.

– У Игнашевича была возможность заблокировать эту идею?

– Бюджет и статьи расходов утверждает руководство.

– Значит, идея с отменой заездов принадлежит Маслову?

– Наверное, да. Не исключаю, что в том числе с целью экономии бюджета. Во многих странах Европы обходятся без заездов перед матчем, в той же Бельгии и Голландии. Мы попробовали, и, видим, что на результатах это не сказывается. Не удивлюсь, если теперь и другие клубы начнут отказываться от заездов.

***

– Ты занимаешься селекцией. Зачем ездить на все-все матчи «Торпедо»?

– Важно смотреть игры живьём. Как ведут себя футболисты – во время матчей, и не только. Как реагируют на ту или иную ситуацию. Бывает, какой-то игрок недоволен, что не проходит в состав. Мы общаемся, чтобы не вешал нос.

– Разве это не работа тренера?

– В том числе, но здоровая обстановка команды – работа всего клуба.

– Много общаешься с Игнашевичем?

– Редко бывает такой день, чтобы мы не поговорили. Если не посещаю тренировку, то спрашиваю, как она прошла – какой настрой, все ли живы-здоровы. Обсуждаем матчи и выступление наших футболистов. Важно понимать оценки тренера. Чего ему недостаёт именно в этом игроке. Всё это упрощает работу на будущее. При этом понимаю, что куда-то мне лучше не лезть или делать это с разрешения тренера.

– О чём речь?

– Не каждый тренер захочет, чтобы глава селекционной службы присутствовал на теории перед матчем. Игнашевич не возражает. Там подмечаю, какие футболисты у соперника тренеру нравятся, какие не очень.

– Игнашевич сразу начал тебе доверять?

– Нет, сначала перепроверял. Если я называл футболиста быстрым или резким, то он спрашивал: «Почему ты так говоришь? Обоснуй». Но чем дольше идёт общение, тем меньше вопросов и больше доверия. Мне с Игнашевичем комфортно.

– Почему ты так говоришь? Обоснуй.

– Он старается ставить комбинационный атакующий футбол. А в команде, которая созидает – лучше раскрываются футболисты, проще проявить свои качества. Для любого клуба, который стремится выйти на самоокупаемость, в том числе, за счёт продаж, это крайне важно. Тем более что у нас молодая команда.

«И вот мы уже закладываем текилу...» Как журналист стал футбольным менеджером

Фото: ФК «Торпедо»

– Неожиданно, что бывший защитник ставит сразу атакующий футбол?

– Игнашевич – большой поклонник Гасперини. Скачивает матчи «Аталанты», пересматривает. Бывает, прям во время полёта подзывает футболистов и показывает эпизод из Серии А: «Смотри как нужно».

– Скоро «Торпедо» всех запрессингует?

– В России тренеру сложнее ставить высокий прессинг, чем в Италии. Во многом из-за судейства. Читал, что Россия – лидер по количеству жёлтых карточек. Если кто-то в стыке крикнул, то, считай, обязательно остановка. Свистят намного больше, чем в Европе. Особенно заметно, когда после ФНЛ включаешь Лигу чемпионов. Говорят, что так наши судьи оберегают футболистов, но, к сожалению, от этого страдает динамика.

***

– Ты сказал, что у вас очень молодая команда. Можешь тут тоже обосновать?

– У нас много лимитчиков – так в ФНЛ называют футболистов 1999 года рождения и младше. По регламенту молодые футболисты должны провести на поле 90 минут. Если большинство клубов молодыми затыкают дыры, то у нас лимитчики провели уже более 4000 минут. Входим в пятёрку по этому показателю вместе с «Краснодаром-2», «Спартаком-2», «Чертаново» и «Велесом».

– Как тебе газоны в ФНЛ?

– Кроты не бегают, но встречаются поля, скажем так, не очень. Например, с «Текстильщиком» было забавно – куски поля разного качества. Вратарская – одного поколения, всё остальное – другого. Точка пенальти выглядит так, что там можно споткнуться. Но это проблема для обеих команд.

«И вот мы уже закладываем текилу...» Как журналист стал футбольным менеджером

Фото: из личного архива Максима Ляпина

– Вы недавно победили «Крылья». Насколько там у игроков выше зарплаты?

– Если брать лидеров, то примерно раз в 10. Но не нужно нас сравнивать с Самарой. С такими финансами и инфраструктурой «Крылья» должны быть в топ-10 РПЛ и с ФНЛ вообще не соприкасаться. Никогда.

– А «Нижний» и «Оренбург»?

– «Оренбург» выделяется. У них тоже хорошие финансовые возможности, удалось сохранить костяк из РПЛ. Вот после «Крыльев» и «Оренбурга» уже идут все остальные: «Нижний», «Балтика», «Чайка» и потом ещё около 6-8 команд, включая нас, у которых примерно один уровень зарплат.

– Откуда ты знаешь зарплаты в других клубах?

– Знаю условия всех игроков, которые интересны «Торпедо».

– Не в курсе, как Пейчинович оказался в Воронеже?

– Не знаю, но возмущает бешеный восторг по поводу его перехода в «Факел». Да, он выигрывал золото с «Локо», но в ФНЛ есть не менее яркие личности. Например, Дима Комбаров или Рязанцев. Наш капитан – трёхкратный чемпион страны, между прочим. Но мы почему-то своих игроков не так сильно ценим, как иностранцев.

***

– Что сейчас особенно ценится в футболистах?

– Зависит от представлений тренера, специфики лиги. Среди тренеров ФНЛ есть выражение: «побеждают те, кто выигрывают единоборства». Умение стоять на ногах, держать борьбу – без этого проявить себя в России сложно. Если мы говорим про Израиль, Бельгию, Голландию или Австрию, то там – скорость. Игроки более резкие, выше прессингуют, чем у нас. В России многие предпочитают обороняться за счёт количества. Лучше всех это удавалось Бердыеву. Сколько мучились с его клубами европейские гранды.

– Насколько углублённая статистика важна для скаутов?

– За последние два года несколько раз ездил в Европу на стажировки и заметил тенденцию: если в Польше и Чехии всё ещё работают по старинке – на глаз, то в той же Бельгии крен идет в сторону умения работать с data.

– Data?

– Data – данные. В АПЛ есть отделы, где специалисты занимаются скаутингом, но даже не смотрят футбол. Их называются Data-scouts. Разнообразная статистика по игрокам уже давно есть у всех. Сейчас впереди те, кто умеет качественно и оперативно работать с полученными сведениями.

– Как это выглядит на практике?

– Пока один скаут потратит 20-30 минут, чтобы разобраться, что игрок точно не подходит, другой потратит на это гораздо меньше времени. Существуют огромные базы данных. Важно, чтобы человек умел вычленять именно ключевые показатели. Это и есть работа с Data. Меня эта тема увлекла. Во время стажировок постоянно мучаю западных коллег, чтобы поделились знаниями, цифрами. Хотя ко всем цифровым новшествам нужно относиться лишь как к вспомогательному инструменту. Ничто не заменит человеческий глаз и интуицию.

– Какие параметры переоценивают? Точность передач центральных защитников, которые катают влево-вправо?

– Есть подразделы с картой передач. Тут всё зависит от конкретного тренера: кому что нужно. Парадокс в том, что в цене те игроки, которые принимают простые решения – именно они даются тяжелее всего. Часто футболисты пытаются изображать что-то сверхъестественное, из-за чего получается брак. С трибуны все эти решения видны, а на поле в динамике сложнее разобраться. Говоря про высокие скорости в той же АПЛ, имеют в виду не умение пробежать стометровку за 12-15 секунд, а способность оперативно принять правильное решение.

– Я недавно писал статью про Transfer Room.

– Мы в «Крыльях» были первыми на постсоветском пространстве, кто начал пользоваться этой программой. Штука полезная – что-то вроде футбольного Avito.

– Совершал когда-нибудь трансфер через это приложение?

– Нет. Интересовавшие нас игроки уходили в другие клубы. Сам выставлял там наших футболистов, в которых не сильно нуждались. Были близки к продаже игрока в израильский клуб, но не сложилось.

– Технологии – это круто, но как собирать информацию о поведении человека вне поля?

– Этому уделяем много внимания. Часто обращаюсь к тем, кого знаю лично. Ты же сам звонил своим украинским друзьям и собирал для нас информацию по Баланюку, которого мы недавно подписали. Репортёры ведь знают кучу историй, но не всё публикуют. Изучаем «Инстаграм» и прочие соцсети потенциальных новичков.

– Люди ведь далеко не такие, как на выложенных ими фото.

– Да, это больше про казаться, чем быть. Разве что Н’Жье даёт пищу для размышлений (улыбается). На самом деле поступаю иначе: захожу в профиль игрока, открываю его друзей. Если есть общие знакомые, начинаю расспрашивать. Тебе отвечают: «Да-да. Мы на свадьбе одной познакомились, он тогда нажрался и тортом кидался». На этих словах понимаю, что наш человек – надо брать (смеётся).

– А что должен выкладывать футболист в соцсетях, чтобы вы задумались брать ли его?

– Это больше с иностранцами работает. Был один датчанин в Польше. У него в профиле фотографии такие… Чересчур метросексуальные, скажем так. Это не то, чтобы стало причиной несостоявшегося трансфера, но в таких случаях учитываем реакцию общественности. Что нормально для одной культуры – ещё не факт, что адекватно воспринимается футбольной средой в России.

***

– Назови в своей профессии трёх лучших в РПЛ.

– Со стороны нравится, как работает Андрей Мовсисьян из ЦСКА. Взять за адекватные деньги Бистровича, Облякова, разглядеть Бекао на скамейке «Баия» – это сильно. Да и Головина…

– Найти?

– Найти – лишь одна десятая от работы. Тут важно договориться с игроком и его окружением. А потом ещё убедить руководство и тренера, что он нужен. Вот это часто бывает самым тяжёлым. Твоя задача как раз в этом – собрать пазл.

– Кто ещё?

– Яровинский. Последние трансферы «Рубина» – топ: Хвича, Бакаев, Йевтич, Ин Бом – все в точку. Кореец – это вообще супернаходка. Привезти игрока из Канады! Многие мыслят стереотипно: Канада? Да ну на фиг. Следить за «Рубином» интересно.

– Третьим кого назовёшь?

– Алексея Рыскина. Тут даже объяснять ничего не нужно – посмотри трансферы «Ростова» на выход. Продают лучше всех в РПЛ. При этом глобально не страдает результат.

– Ты когда-нибудь говорил футболистам, чтобы они ушли от своего агента и сотрудничали с человеком при клубе?

– Ни разу. Кстати, при сделках почти всегда называю посредников.

– Это для прозрачности?

– Ну да. Футбол – это тема, где витает много мифов. Даже внутри футбольной тусовки агенты, тренеры, директоры и владельцы живут этими байками. Вот мы взяли 9 новичков.

– Ещё скажи, что не все являются клиентами Германа Ткаченко.

– Вот видишь! У тебя тоже есть это в голове. Только один из новичков связан с Ткаченко. Ещё до того, как приступил к работе, многие писали, что клуб будет пополняться исключительно клиентами Ткаченко, Османа Кадиева и Александра Маньякова.

– А сколько игроков пришло от Кадиева и Маньякова?

– Ни одного. Хотя молодой нападающий «Калуги» Суханов был близок к переходу в «Торпедо». Он клиент Александра. Не сошлись с калужским клубом по цене.

– Флорентино Перес в своё время говорил, что если придёт в команду ещё и Фалькао, то президентом «Реала» можно будет назначить Жорже Мендеша. А сколько максимум имеет смысл держать футболистов от одной агентской группы?

– Это же не математика. Тут нет точного ответа. Роль агентов сильно демонизирована. Вот скажи, сколько максимум человек имеет смысл брать из одной страны?

– Шутят, что больше двух – это уже банда, но «Шахтёр» шикарно набирает бразильцев пачками.

– Вооот. Как раз этот пример и хотел привести. Ещё в «Баварии» четверо французов регулярно выходят на поле, ещё один – в заявке. Так что это всё стереотипы. Хочешь работать качественно – не создавай себе преград. Как, впрочем, и кумиров.

– Раз зашла речь о прозрачности, то какой клуб в РПЛ самый открытый?

– В каком-то смысле «Спартак». Благодаря освещению в прессе сразу узнаешь, что стряслось. Если взять ЦСКА, то там всё наоборот. Ни одной зарплаты футболистов не вылезло.

– В телеграм-каналах достаётся руководству «Торпедо». Бывает, что по делу?

– Из того, что мне попадалось, всё мимо. Раньше бабульки у подъезда сидели и выдумывали всякое. В наше время то же самое, но в телеграм-каналах. Нас всех есть за что критиковать, но там публикуют какую-то дичь. Не исключаю, что эти вбросы идут из-за коммерческой заинтересованности и желания участвовать в клубных процессах. Мне близка позиция Дика Адвоката. Голландец переводчику говорил, чтобы переводил только хорошее. В результате работал с хорошей энергетикой и многое получалось.

– В какой момент есть ощущение, что получается у тебя?

– Когда пенальти зарабатывает Прошкин – парень 1999 года рождения. Он до этого в ПФЛ играл (интервью состоялось на следующий день после матча «Текстильщик» – «Торпедо» – 1:3. – Прим. «Чемпионата»). В том же матче Берковский выходит на замену и через 47 секунд забивает. Мальчишка 2000 года рождения! Это ведь тоже показатель твоей работы – от такого получаю удовольствие.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *