Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности». Разговор с Пелино «С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности». Разговор с Пелино
Канадский тренер уже выиграл с «Магниткой» два Кубка Гагарина и надеется сделать это в третий раз. Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. Майк... «С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности». Разговор с Пелино

Канадский тренер уже выиграл с «Магниткой» два Кубка Гагарина и надеется сделать это в третий раз.

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Майк Пелино уже давно стал своим в КХЛ. За годы работы в лиге он заработал репутацию великолепного ассистента, который, как по мановению волшебной палочки, выстраивает игру в большинстве и налаживает прекрасные отношения с игроками. Пелино приложил руку к двум Кубкам Гагарина в «Магнитке», помог «Авангарду» дойти до финала, а в прошлом сезоне спасал сезон «Локомотива» в роли главного. Потом канадец взял паузу и вернулся домой, но ненадолго. Уже в конце ноября его вновь позвали в «Магнитку» помогать Илье Воробьёву. «Чемпионат» поговорил с Пелино о его работе в России и с Ильёй Воробьёвым и о «Металлурге».

«С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности»

— Вернуться в Магнитогорск для вас, наверное, почти как вернуться домой? Столько хороших воспоминаний, старые знакомые в команде.

— Это точно, как будто вернулся домой! Я знаю эту организацию, мне нравится работать в этом тренерском штабе и с этими игроками.

— Вам лично Илья Воробьёв позвонил и позвал на помощь?

— Илья позвонил от лица клуба и спросил, хочу ли я вернуться в Магнитогорск и снова поработать с ним.

— Наверное, вы и по хоккею уже успели соскучиться к этому времени?

— Это правда. Мне нравилось проводить время дома, но я скучал по хоккею и тренерской работе.

— Вы переболели коронавирусом весной, антител, наверное, уже не осталось. Не переживали, что можете заболеть ещё раз в России?

— После коронавируса в моём организме выработалось достаточно антител, я сдавал кровь и плазму в Канаде вплоть до отъезда в Россию. У меня были настолько сильные антитела, что мою плазму переливали больным людям в больнице. Мы пока не знаем достаточно о коронавирусе, но я очень осторожен – мою руки, ношу маски, соблюдаю безопасную дистанцию и верю, что эти предосторожности идут нам на пользу. На многих аренах играют без болельщиков, мы сдаём тесты каждые пять дней, на арене нам меряют температуру. Я считаю, что на арене заболевших не пускают, и уверен, что не заражусь им на работе.

— За счёт чего вы с Воробьёвым создали такой успешный дуэт?

— Хороший вопрос! Во-первых, мы уважаем друг друга и то, что знаем о хоккее. Во-вторых, когда встречаешь хороших людей, взаимопонимание приходит само собой. У нас сложились замечательные отношения с первого дня знакомства. Мы сработались, подружились, совместная работа раскрывает наши лучшие качества и помогает компенсировать слабости. Это синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности.

«С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности». Разговор с Пелино

Фото: Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

— А какие у вас слабости?

— Не столько слабости, сколько разные взгляды. Илья воспитывался на русском хоккее, я на канадском. Мы сочетаем сильные стороны двух этих подходов, когда обсуждаем хоккейную тактику, решаем, как должна играть команда, как надо задействовать игроков, как вести собрания, разборы видео и всё остальное, чтобы сделать команду лучше.

— Воробьёв всё-таки рос как тренер, работая с Полом Морисом, Майком Кинэном, вами. Наверное, его подход не столько русский, сколько русско-канадский?

— Тренеры всегда должны совершенствоваться, они учатся у тех, с кем работают, – других тренеров или даже игроков, изучая работу коллег, посещая конференции, через интернет, набираясь опыта.

Илье посчастливилось учиться сначала у своего отца, потом провести сезон с Полом Морисом, затем работать со мной и Майком Кинэном, у нас с ним на двоих 70 лет опыта. Это канадские тренеры, которые исповедуют другую философию, и Илья познакомился и оценил другие методы тренировок, подготовки, управления командой во время игры. Он работал и в сборной России, где учился у русских коллег. Благодаря острому уму и трудолюбию Илья смог впитать и использовать эти знания, чтобы развить собственный почерк очень успешного тренера.

У нас с Кинэном было то же самое. Приехав в Россию, мы стали узнавать новый подход, некоторые вещи нам приглянулись, другие не подошли. В итоге мы свели вместе лучшее из двух миров.

«В этом году КХЛ стала в Канаде настоящей отдушиной»

— Что из русского хоккейного стиля работы вам не нравится?

— В России, на мой взгляд, слишком длинные и медленные тренировки. В Канаде занятия интенсивные, в высоком темпе, в них не так много времени для отдыха. Этот подход мы привнесли в «Металлург» ещё в 2013 году. В то же время мне нравятся, как в России проходят тренировки «на земле».

Ещё одна вещь, которую я бы хотел отметить из канадского подхода, – это разборы видео и встречи один на один с игроками, они очень эффективны. Мы привнесли эти методы в «Магнитку».

— Но от длинных предсезонных сборов в России никуда не деться.

— Это правда, но в этом подходе есть и плюсы. У тренеров гораздо больше времени, чтобы подготовить команду, хотя в то же время есть риск вымотать игроков. На мой взгляд, лучше, когда сборы короче, но игроки должны приезжать на них в идеальной форме. По моим наблюдениям, в России с этим вопросом дело продвигается, но игроки всё ещё приезжают в лагерь, чтобы уже там набрать форму. В Канаде раньше тоже так было – игроки приезжали после долгого отпуска и ещё две недели набирали форму. Сегодня в Северной Америке ребята приезжают в отличной форме, не нужно много работать над улучшением их физического состояния.

— В этом сезоне в Северной Америке уделяют больше внимания КХЛ, смотрят наши матчи. Что канадцы думают о нашей лиге?

— Канадцы и даже американцы с годами всё больше интересуются КХЛ. Большой всплеск интереса был, когда мы с Кинэном приехали в 2013 году. Канадские СМИ широко освещали нашу работу в Магнитогорске, о КХЛ стали больше говорить. Канадские тренеры и игроки продолжали ехать в лигу, интерес к ней рос. Канадские болельщики стали следить за звёздами КХЛ – Мозякиным, Зариповым, Крисом Ли, Панариным, Дадоновым, Радуловым, Василевским и другими, лига набирала популярность. А в этом году, когда в Северной Америке нет хоккея, КХЛ стала настоящей отдушиной.

«Плотников и Чибисов долго не забивали, а потом их прорвало. Уверен, с остальными будет так же»

— Вы приехали в Магнитогорск, и команда начала выигрывать. Это совпадение или вы что-то изменили в игре команды или в атмосфере в раздевалке?

— Об этом можно будет поговорить после сезона, но сейчас я не заметил особой разницы. Я приехал, стараюсь позитивно влиять на команду, помогать игрокам. Иногда срабатывает, иногда нет. К счастью для нас мы стали чаще побеждать, команда движется в правильном направлении.

— Наверняка вы следили за командой из Канады. Что было не так в первой половине сезона, не считая коронавируса?

— Коронавирус оказывает гораздо большее влияние, чем кажется. Это было заметно и по другим командам в КХЛ, и особенно по «Магнитке». Команда показывала хороший хоккей, прогрессировала, а коронавирус отбросил её на несколько шагов назад. До сих пор некоторые наши игроки не вернулись на свой пик.

— По сравнению с вашим предыдущим периодом работы в «Магнитке» состав сильно поменялся. Он стал более сбалансирован?

— Вся лига в целом стала более сбалансированной. Во-первых, из-за прогресса молодых русских новичков. Во-вторых, из-за того что команд стало меньше и уровень игроков вырос. В-третьих, потолок зарплат не даёт богатым клубам массово скупать игроков, которые не факт, что будут играть у них в ведущих звеньях, но могли бы серьёзно усилить другие команды. К тому же клубам пришлось отпустить часть очень хороших игроков в другие команды, чтобы вписаться в потолок.

— «Магнитке» ещё есть куда расти. Бек, Карпов, Расмуссен, Нестрашил и другие могут играть лучше. Как вытащить из этих игроков максимум?

— Это загадка для каждого тренера – чтобы твои игроки показывали свой лучший хоккей. А затем чтобы все звёзды сошлись и команда побежала в нужное время, ближе к плей-офф. Мы продолжим работать с ребятами. Вы видели, как долго не забивал Плотников, а потом его прорвало. То же самое с Чибисовым – не забивал, а потом он взял и сделал три дубля подряд. Уверен, то же самое случится и с Расмуссеном, Нестрашилом, Беком и остальными. Они продолжат набирать форму после коронавируса, становиться лучше, а команда будет и дальше прибавлять в уверенности. Надеюсь, мы выйдем на пик ближе к февралю и марту.

— Что сейчас больше всего восхищает вас в Мозякине?

— Он может быть примером для любого – для молодого хоккеиста, опытного хоккеиста, для игрока, завершившего карьеру или просто для хоккейного болельщика. Сергей честен и много пашет, старается показать максимум возможного. Все спортсмены с годами теряют в эффективности, но он продолжает биться. Однажды – через год, пять или 10 лет – он поймёт, что с него хватит, но до этого момента он будет выкладываться на 110%. Он один из самых больших работяг, с кем я когда-либо работал.

— В «Металлург» перешёл Николай Голдобин, как он поможет команде?

— Это талантливый нападающий, здорово катается и обращается с клюшкой. Через тренировки с командой он поймёт, что мы от него ждём, по какой системе играем, будет прибавлять и поможет нам как в атаке, так и в обороне. Мы рады этому приобретению, надеемся, он станет для нас ценным активом.

— Раньше у Кошечкина были либо молодые партнёры, либо устоявшиеся бэкапы. В этом году серьёзный конкурент – Юхо Олкинуора. Насколько он стимулирует Василия, бросает ему вызов?

— Отличное наблюдение. Думаю, это побуждает Васю продолжать показывать такой же выдающийся хоккей. На мой взгляд, он был лучшим вратарём КХЛ последние семь лет. У него, как и всех игроков, бывают взлёты и падения, но он очень важен для «Магнитки». Юхо поможет Васе оставаться таким же великолепным, но он и сам отличный вратарь. Так что нам повезло, что у нас есть два топовых голкипера. Надеюсь, в ближайшие месяцы они будут показывать лучший хоккей в своей жизни.

— Над чем команда работает во время паузы?

— Семь или восемь наших ключевых игроков уехали на Кубок Первого канала. Нам их не хватает, но мы работаем над игрой в обороне, в атаке в плане нацеленности на ворота. Много времени проводим с защитниками, стараемся улучшить их индивидуальное мастерство, повысить их уверенность в себе при обороне во время контратак соперника. Мы провели несколько плодотворных дней, впереди ещё несколько тренировок до того, как мы сыграем следующий матч.

«Одно из моих сильных качеств – умение общаться с людьми, но я требовательный тренер»

— Год назад вы неожиданно встали у руля «Локомотива». Эта работа отличалась от привычной вам роли помощника тренера?

— Мне очень понравилось тренировать «Локомотив». У нас была хорошая команда, мне легко дался переход с должности помощника на должность главного тренера. В прошлом я несколько лет работал главным тренером, так что мне всё это уже было знакомо. Плюс я уже к тому моменту шесть лет отработал в России, так что с этим проблем тоже не возникло. Стать главным тренером – просто ещё один шаг вперёд.

Единственное отличие в том, насколько больше времени я хотел проводить с игроками один на один – надо было мотивировать ребят, добавить им психологической стойкости, правильно подготовить их, чтобы они играли на максимуме.

— Насколько это более напряжённая, стрессовая работа?

— Тренер всегда испытывает давление от желания победить, и неважно, главный ты или помощник, так что в плане стресса эта работа ничем не отличалась. Я всегда хочу победить и жду победы от своих команд.

«С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности». Разговор с Пелино

Фото: https://photo.khl.ru/items/id1867980

— Но на помощника не летят все шишки, если что-то идёт не так.

— Сила тренера в том, чтобы не беспокоиться о том, что о тебе говорят другие. Надо верить в себя, в то, что ты делаешь, и поддерживать высокий уровень. Тренеры это делают вне зависимости от своей роли – стараются изо всех сил, учатся на поражениях, растут на победах.

— Читала мнение в канадской прессе, что у Мактавиша не лежала душа к работе в «Локомотиве», он просто хотел по-тихому уйти из «Эдмонтона». Что скажете?

— На мой взгляд, это абсолютно не так. Крейгу нравилось работать в КХЛ, он был рад новому вызову. Он упорно трудился в «Локомотиве», но по каким-то причинам сразу не получилось, и руководство быстро решило с ним расстаться. Я считаю, Крейг – потрясающий тренер, у него к этому делу горит душа. В прошлом году он привёл сборную Канады к победе на Кубке Шпенглера, потом получил работу в Швейцарии. В его карьере было немало успеха и побед. Бывает, что у клуба не складывается с каким-то игроком или тренером, к сожалению, так было и у Крейга в Ярославле.

— Может, не ту страну выбрал?

— Нет, просто была непростая ситуация, не вышло. Вот сейчас «Автомобилист» проиграл 10 матчей подряд, разве они вдруг стали слабой командой? Возможно, для Крейга ключевым фактором стала незнакомая обстановка, но душа к работе в «Локомотиве» у него точно лежала.

— Мактавиш написал статью о работе в «Локомотиве», в которой рассказывал, что русские игроки привыкли бояться тренеров, а президент клуба хотел, чтобы с ними обращались пожёстче. Вас игроки любят, значит, вы с ними жёстко не обращаетесь?

— Есть разница в том, чтобы быть требовательным или быть жёстким. Можно быть требовательным, доносить до игроков, что от них требуется, и при этом хорошо, по-человечески к ним относиться. Одно из моих сильных качеств – умение общаться с людьми, поддерживать и помогать им. Думаю, люди это видят.

Я требовательный тренер и доказал это в прошлом году тем успехом, которого мы смогли достичь в «Локомотиве». После того, как я принял команду, у нас были одни из лучших результатов в лиге, мы выиграли 34 из 48 матчей. Думаю, отчасти это благодаря нашим взаимоотношениям с игроками.

«С Воробьёвым у нас синергия – вместе мы лучше, чем по отдельности». Разговор с Пелино

Фото: Ярослав Неелов, photo.khl.ru

— Североамериканцы, наверное, больше привыкли к дружеским отношениям с тренером.

— Игроки для тренера как дети для родителей. Родители любят своих детей, но всё равно должны их учить и наказывать. Вопрос в том, как ты это делаешь. Так же и с тренерами в России и Канаде. Всем известна репутация Джона Тортореллы или Майка Кинэна. Канадские тренеры требовательные, без этого вообще никуда в этом деле. Но тренер всё равно может обращаться с людьми уважительно, тогда игроки будут показывать максимальную эффективность.

— Русские потихоньку привыкают к тому, что тренеры относятся к ним с уважением?

— Надеюсь на это. Да и в целом я вижу, что в лиге тренеры и игроки относятся друг к другу с гораздо большим уважением, чем раньше. Есть разные стили работы, тренер делает то, что считает нужным. Но на мой взгляд, этот подход – лучший.

«Россия во многом похожа на Канаду, можно сказать, я и сам уже немного русский»

— Кинэна называли самым русским из канадских тренеров. Вы отлично влились в наши реалии. Что помогло вам стать своим в России?

— С первого же дня меня впечатлили люди, их взаимоотношения друг с другом и со мной. Мне нравится ваша страна, она во многом похожа на Канаду – географией, менталитетом, семейными ценностями. Было легко прижиться в Магнитогорске и в России. Я не чувствую себя иностранцем, разве только когда пытаюсь заговорить. Я чувствую себя здесь своим, спасибо русским людям и тем, с кем я тесно общаюсь и работаю.

— Интересно, у русских и канадцев больше общего, чем различий, не задумывалась об этом?

— Да, многое очень похоже, здесь много привычного для меня и того, что мне нравится. Люди отзывчивые, сопереживающие. Для меня семья очень важна, здесь я постоянно вижу, как родители или бабушки держат детей за руку на улицах. Не только из соображений безопасности, но и из любви друг к другу. Сразу видно, какие люди тебя окружают.

— Наверное, дело в холоде – чтобы выжить, надо держаться вместе.

— Точно, люди нужны друг другу, вместе они сильнее. Это есть и в русской, и в канадской культуре.

— Получается, вы и сами уже немного русский?

— Думаю, я могу так сказать. Я здесь седьмой год, это большой срок. Я погрузился в культуру, стал чувствовать себя её частью.

— Чему вы научились за время работы в КХЛ?

— Научился, как важно усердно работать. Если тренер плохо готов, игроки это заметят. Ты должен хотеть пахать так же, как игроки пашут на льду и за его пределами. Я узнал новые стили игры, новые нюансы. Например, в первые годы все играли на больших площадках, пришлось учиться, привыкать. Узнал, насколько же талантливые русские игроки индивидуально по сравнению с канадскими, в атаке так точно. Я это понял, наблюдая за тренировками молодёжных и вторых команд, как тренеры обучают игроков. Я многому научился, это помогло мне стать лучше как тренер, я лучше понимаю, что нужно сделать, чтобы игроки добивались больших успехов.

— Что вам больше всего нравится в России или КХЛ?

— Любовь людей к своим командам и к хоккею в целом. Я побывал во многих странах, видел разных классных болельщиков, но поддержка русских фанатов – это что-то!

— Какой бы совет вы дали канадскому тренеру, который принял предложение по работе из России?

— Я бы сказал: «Если тебя позвали в Россию, значит, ты хорошо делаешь своё дело. Не меняйся и не меняй то, что делает тебя хорошим тренером. Но в то же время ты должен понимать, что тебе надо тесно работать с игроками, узнать каждого получше, дать им понять, что ты здесь, чтобы помочь им стать лучше. Когда они это увидят, то проникнутся к тебе доверием и начнут понимать, что и зачем ты делаешь. Главное оставаться собой».

— Русские любят искренность.

— Именно!

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *