Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит
Не переобулся, а резко поменял точку зрения. Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. После победы над «Лацио» в чемпионате Италии поменялся лидер: на... Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Не переобулся, а резко поменял точку зрения.

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

После победы над «Лацио» в чемпионате Италии поменялся лидер: на первое место взобрался «Интер», впервые за 10 лет на этой стадии сезона. Поэтому на пресс-конференции был мил и приветлив. Многие из вопросов касались Кристиана Эриксена, и Конте неожиданно подробно на них ответил.

«У Эриксена были проблемы с адаптацией к новой стране. Ему было трудно понять итальянский футбол, у нас очень много тактики. В «Тоттенхэме» у него были несколько ролей: треквартиста, интерно, даже второй центральный полузащитник. Ему понадобилось чуть больше времени, чтобы уловить разницу. Сейчас он начал понимать, как играть в определённых ситуациях. Он поменял ритм игры, стал жёстче ставить ногу в стыках. Также он сделал шаг навстречу команде и сейчас лучше говорит по-итальянски. Теперь я могу на него рассчитывать, это успокаивает».

Всё здорово, но только если не вдаваться в подробности и не вспоминать, какой была ситуация буквально пару месяцев назад. Тогда директор «Интера» Беппе Маротта признавал, что Эриксен вне проекта и уйдёт в зимнее трансферное окно, а сам Эриксен немного агрессивно отвечал журналистам на вопросы о том, почему он не играет: «Я не знаю, спрашивайте у Конте». Конте тоже был не так мил. «Эриксен? Я принимаю решения в интересах всей команды, а не одного игрока», — говорил он во время паузы на матчи сборных.

Что не так? Сама постановка проблемы. В «Тоттенхэме» Эриксен действительно играл атакующего полузащитника в 4-2-3-1 (аналог треквартисты), бокс-ту-бокса в 4-3-3 (аналог интерно) и даже опорника в 4-2-3-1 (аналог второго центрального), но такое разнообразие ролей вряд ли можно называть недостатком. Наоборот, скорее это достоинство, которое доказывает адаптивность игрока. Тем более что формально у базовой схемы Конте (3-5-2) есть сразу две позиции, подходящие Эриксену. Налицо противоречие.

Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Фото: Francesco Pecoraro/Getty Images

Только через год, который Кристиан просидел в запасе, и только после смутных намёков Конте на трудности социализации проблему Эриксена можно понять со стороны. Сейчас она кажется не то что очевидной, но понятной. Точнее, речь не об одной проблеме, а о комплексе противоречий – тактических и психологических.

Для начала вспомним Эриксена в «Тоттенхэме». Это правда, что использовал его на нескольких позициях. Но правда и то, что независимо от места на поле игра Кристиана была основана на одних и тех же принципах.

Почему Эриксен был так эффективен в «Тоттенхэме»

Сначала напомню о его эффективности. Его лучшие сезоны – 2016/17 и 2017/18 – совпали с лучшими сезонами для Почеттино. В первом Эриксен набил 8+15, во втором 10+11 голевых действий в чемпионате. Великолепная статистика, которая подкрепляется цифрами ожидаемых голов и ассистов. В обоих сезонах Эриксен был в элите АПЛ по количеству пасов под удар (пятое и второе место) и по xA (оба раза второе место). Другими словами, он стабильно создавал партнёрам моменты на уровне Кевина де Брёйне и пикового Месута Озила два года подряд. В третьем сезоне случился спад, но не радикальный: 8+12 результативных действий в чемпионате, восьмое место в лиге по ожидаемым ассистам.

В те годы Эриксен не играл ни опорника, ни «бокс-ту-бокса». Он был десяткой, либо, когда в основу «Тоттенхэма» ворвался Деле Алли, вингером, причём играл на обоих флангах с одинаковой результативностью. В его задачи никогда не входило создание ширины атаки, не входили рывки по флангу с последующими навесами. Хотя Почеттино требовал дисциплины без мяча (в прессинг-системе «Тоттенхэма» работали все), он дал Эриксену полную свободу при атаках. На практике это означало возможность оказываться в любой точке поля.

Эриксен – медленный, и у него нет рывка. Качество, которое позволило ему годами быть одним из трёх самых креативных футболистов АПЛ, – игровой интеллект. Он виртуозно уходит от опеки. Он затылком видит рывки партнёров. Кажется, что он двигается так медленно, что сливается с полем: соперники его теряют, буквально на секунду, но ему больше и не надо, потому что лучше всего Эриксен обостряет в касание. Когда все остальные бегут, а он – стоит. Зато стоит там, где некому перехватить последний пас.

Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Фото: Julian Finney/Getty Images

Эриксен давал огромный вклад в атаку и в то же время отрабатывал без мяча. Начиная с 2017 года и до 2020-го у него от 17 прессинг-действий за матч (в сезоне-2017/2018), либо больше. Для контекста: конкретно 17 в 2017 году – это на четыре меньше, чем у Н’Голо Канте, но на четыре больше, чем у Озила или Де Брёйне. Правда, потом Гвардиола превратил Кевина в прессинг-машину и его цифры улетели в космос, но и Эриксен тоже улучшил свои показатели, дойдя до уровня Джордана Хендерсона и Фабиньо.

Важное уточнение: датчанин никогда не был атлетом и никогда не делал в своей игре ставку на атлетизм. Поэтому его показатель прессинг-действий не означает, что Кристиан стелился в подкатах и шёл в кость. Статистически портал Statsbomb называет прессинг-действием любую «попытку оказать давление на соперника, который принимает мяч, владеет мячом, или расстаётся с мячом». Конечно, shadow-прессинг сюда не вписывается. Но резкое выдвижение на соперника в момент приёма, даже без контакта – уже да. Чтобы так играть, не нужно быть атлетом, достаточно понимать футбол. Доказательства – Хави и Иньеста в «Барселоне», а потом Сильва и Де Брёйне в «Сити».

Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Фото: Frederick Breedon/Getty Images

В какой-то момент вся команда устала от бешено интенсивного стиля Почеттино. Эриксен – больше других. У него провал в цифрах без мяча в последние полгода в Лондоне. Хотя, возможно, это не от недостатка мотивации, а просто от накопившейся усталости: за пять лет Почеттино выжал из команды всё, что можно.

Тут возник «Интер». И даже тренер миланцев Конте позвонил, чтобы лично сказать, что заинтересован. Проект был заманчивым, Эриксен согласился.

Что пошло не так в «Интере»

Вернёмся к словам Конте. Эриксен играл на многих позициях в «Тоттенхэме», но так и не адаптировался к итальянскому футболу, хотя Конте ставил его на позицию «десятки», то есть отдал самую креативную роль в команде. Почему?

Ну, во-первых, у Конте нет позиции «десятки». Он создал её искусственно, но эта позиция входит в определённое противоречие с принципами его футбола. «Интер» атакует флангами, латерали двигают мяч почти до бровки, а потом навешивают или простреливают. Атака развивается линейно: сначала вертикально, потом горизонтально. У Конте нет полумер, таких, как полуфланги: латерали играют строго по бровке, а форварды заполняют штрафную. Да, медзалы делают рывки в полуфлангах и подключаются в атаку, но совсем не так, как Эриксен: на рывках под поперечные пасы и навесы, чтобы перегрузить защиту соперника. В оптимальной ситуации Эриксен управляет партнёрами, которые играют на рывках, а тут ему самому нужно совершать рывки и ждать паса. Роли изменились.

Попытка подстроить игру «Интера» под Кристиана была немного механической: команда потеряла баланс рывков от других полузащитников, страдала первая линия атаки. Плюс Брозович и Гальярдини не могли распределить функции подстраховки. С этим справлялся только Барелла, но не от того, что наладил с Эриксеном взаимопонимание, а просто из-за безумной вовлечённости и работоспособности.

А теперь парадокс: этот стартовый механистичный план Конте скорее сработал. По крайней мере если говорить только об игроке, а не команде в целом.

Получив всю возможную свободу, Эриксен начал делать то, что лучше всего умеет: раскидывать партнёрам пасы под удар. Во втором круге прошлого сезона датчанин создавал в среднем 4,7 момента за 90 минут – лучший результат для него лично с 2017 года. Качество этих моментов впечатляет ещё больше: 0,33 xA/90 минут, лучший результат с 2015 года. И при этом у него всего один гол и один ассист. Абсурд? На самом деле, не совсем. Во-первых, это невезение. Весь «Интер» тогда страдал от слабой реализации форвардов, и Эриксен тоже.

Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Фото: Francesco Pecoraro/Getty Images

Ещё важно, что выборка очень мала: это всего восемь матчей, когда Кристиан вышел с первых минут, и девять выходов на замену. При такой маленькой выборке цифры в любом случае не совсем надёжные: срабатывает эффект запасного, когда футболист выходит уже по ходу матча против уставших соперников. А в-третьих – эффект Конте.

Да, Конте попробовал подстроить команду под Эриксена. Но не полностью и только на короткое время. Кажется, ему слишком сложно было всерьёз положиться на игрока, который настолько противоречит его принципам. Поэтому Эриксен получал свою свободу через раз, на 15 минут – но это быстро закончилось. Его отличные цифры по атакующим действиям не реализовались в мгновенные голы и ассисты, и этого оказалось достаточно.

Очевидный вопрос: зачем Конте выказывал заинтересованность в футболисте, который ему настолько не подходит? Я могу только предположить, что он был недостаточно осведомлён о всех особенностях игры Эриксена. Конте предложили одного из топовых распасовщиков АПЛ – он с готовностью согласился. Ошибкой было не вдаваться в детали.

Но винить только Конте неправильно. Эриксен приехал в Италию не тем человеком, который стал звездой в «Тоттенхэме» — в первую очередь в плане отношения к делу.

Выше я писал, что при огромном вкладе датчанина в атаку он качественно отрабатывал и без мяча. Возможно, он слишком устал от стиля Почеттино и перегорел. Возможно, он решил, что приезжает в статусе суперзвезды в клуб поменьше. Трудно сказать, что именно повлияло на его игру в обороне, но цифры говорят сами за себя. После смены клуба Эриксен забил на игру без мяча. В нынешнем сезоне он делает 11 прессинг-действий за 90 минут – хотя в «Тоттенхэме» в сезоне-2018/2019 делал 22. Падение в два раза в абсолютных цифрах – кошмарный регресс, а что касается относительных цифр, то это хуже позднего Озила.

Представьте себе реакцию Конте, у которого в команде царит культ труда. Он получил игрока, который мало того что требует перестроения всей игровой структуры, чтобы он мог творить, так ещё и халтурит.

Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Фото: Mattia Ozbot/Soccrates/Getty Images

Добавьте к этому намёки Конте на то, что Эриксен только сейчас стал понимать по-итальянски и «делать шаги навстречу». Видимо, были трудности в социализации. Конте удалось сплотить раздевалку и добиться единства (ради этого пришлось пожертвовать некоторыми игроками), а Эриксен не вписывается и тут. Это, конечно, не Гарет Бэйл, который за восемь лет не выучил испанский, но сам вектор ситуации неправильный. Оказавшись вне тактических схем и вне коллектива, игрок может рассчитывать, что он будет постоянно играть за счёт чистого класса, но только не у Конте.

Как Конте и Эриксен нашли компромисс

В середине января Конте впервые добавил конкретики: сказал, что у него «было время, чтобы тактически поработать с Эриксеном над позицией, которую занимает Брозовича». Трудно найти более непохожих полузащитников. Один – медленно ходит по полю, но быстро думает и ускоряет игру одним касанием. Другой – постоянно в движении, иногда даже слишком (Конте говорил, что Брозовичу нужно научиться меньше бегать), но вот игру скорее замедляет, потому что редко отдаёт смелые передачи и любит делать лишние касания. Безумная идея, но она показывает сразу две вещи.

Во-первых, до какой степени Конте больше не готов подстраивать команду под Эриксена. И во-вторых, что он всё-таки нацелен на интеграцию игрока, а не на отчуждение.

У «Интера» нет денег, из-за законодательных инициатив компартии КНР владельцы не могут переводить средства на счета команды, дошло даже до долгов по зарплате. Проблема выглядит нерешаемой, сейчас клуб ведёт поиск новых владельцев. Естественно, трансферное окно сразу закрылось на вход и на выход. Нет смысла покупать и продавать новых игроков, если через месяц всё может измениться. Оказавшись с перспективой провести вместе ещё полгода, Конте и Эриксен пошли на компромисс.

Это компромисс за счёт Эриксена. И дело не только в изучении языка (как раз язык надо было учить сразу). Дело в том, что он может дать команде. Когда Конте хвалит Кристиана за то, что тот стал «жёстче ставить ногу в стыках», можно порадоваться преодолению датчанина, но точно не тому, как его используют. Теперь он будет таскать рояль, а не играть на нём. Это лучше, чем ещё полгода провести в запасе.

Эриксен год просидел в запасе. Его не смогли продать, а теперь Конте в него верит

Фото: Jonathan Moscrop/Getty Images

Из-за травмы Видаля Эриксен уже в двух подряд матчах выходит в старте, и не на позиции Брозовича, а на позиции Видаля, то есть медзалы, но, естественно, в другом стиле. Визуально он не стал как-то по-другому действовать без мяча (по цифрам тоже), зато он действительно строго двигается по позиции и практически не переходит на «чужую» правую половину поля. Его роль стала гораздо более вспомогательной, чем раньше. Даже в таких рамках он сделал два паса под удар и ещё дважды здорово разогнал атаку, но всё равно есть ощущение, что все комплименты от Конте связаны не с тем, что Эриксен как-то по-новому заиграл, а с тем, что он принял своё место в коллективе и свою вспомогательную роль.

Можно сказать, что Конте сейчас просто не до Эриксена. У него есть реальный шанс на скудетто, «Интер» наконец стал похож на его команду и главной помехой на пути к титулу кажется не «Милан» или «Ювентус», а менталитет самой команды, которая 10 лет ничего не выигрывала. И вот на фоне этой большой задачи он решает задачу маленькую: даёт Кристиану поиграть в небольшой роли и с соблюдением ряда условий. Всё логично.

И то, что Эриксен наконец дисциплинированно даёт интервью на итальянском языке, тоже логично. Но этот союз всё равно вынужденный. Он продлится до конца сезона, а потом понадобится новое решение. Даже если игрок такого масштаба сам готов быть дублёром Брозовича и конкурентом Гальярдини, это ещё не решение. Это просто пустая трата его таланта. Так же, как попытки сделать его частью идеальной системы оказались пустой тратой энергии Конте.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *