Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Ягр обменян на три мешка шайб». История «бездарной» сделки, осчастливившей два клуба НХЛ «Ягр обменян на три мешка шайб». История «бездарной» сделки, осчастливившей два клуба НХЛ
Как великий чех приложил руку к расцвету «Питтсбурга» и «Вашингтона». За долгую историю НХЛ между клубами лиги было совершено множество обменов хоккеистами. Логичные и... «Ягр обменян на три мешка шайб». История «бездарной» сделки, осчастливившей два клуба НХЛ

Как великий чех приложил руку к расцвету «Питтсбурга» и «Вашингтона».

За долгую историю НХЛ между клубами лиги было совершено множество обменов хоккеистами. Логичные и заведомо провальные, крупные и мелкие, ожидаемые и внезапные — тысячи трейдов за более чем столетнюю историю организации. Они касались эпохальных личностей, поражали своим масштабом, несли в себе глубокий стратегический смысл или же и вовсе разворачивали историю НХЛ в новое русло. «Чемпионат» продолжает серию текстов об обменах, которые можно назвать великими. Сегодня поговорим об обмене Яромира Ягра из «Питтсбурга» в «Вашингтон» летом 2001 года. Трейд, на который «пингвины» пошли во многом от безысходности, сам по себе стал одним из самых бездарных в истории лиги, зато его перспективные последствия принесли счастье обеим франшизам.

Яромир Ягр появился в «Питтсбурге» в 1990 году, в тот момент, когда «пингвины» уже вырулили из тяжёлых 80-х и строили коллектив, способный всерьёз претендовать на Кубок Стэнли. В центре клуба, разумеется, стоял великолепный , находившийся на пике и ничем не уступавший Уэйну Гретцки, но уже начинавший испытывать большие проблемы со спиной. Впрочем, первую (и крайне неудачную) операцию Супермарио провели только в июле 1990 года, а месяцем ранее 18-летний чешский талант Яромир Ягр на драфте целенаправленно шёл в команду Лемье. О том, как выбиравшему только пятым «Питтсбургу» удалось заполучить главную звезду ярмарки юниоров, мы рассказывали не так давно.

Хитрость, на которую пошёл Ягр, сполна оправдалась в первые два сезона Яромира в «Питтсбурге». «Пингвины» выиграли два Кубка Стэнли подряд, а существенный вклад в этот успех внесло звено Фрэнсис — Лемье — Ягр, получившее от фанатов название «Золотой треугольник» в честь деловой части города. Интересно, что молодой чех был очень хорош, но всё же пока не являлся для «пингвинов» вторым богом после Лемье. Так, в дебютном сезоне Ягру редко доверяли игру в большинстве, а во внутренней гонке бомбардиров

Яромир уступал не только Марио, но и Кевину Стивенсу, Марку Рекки, Джо Маллену и даже защитнику Ларри Мёрфи.

Но всем было очевидно, что Ягр — это большая восходящая звезда и будущее «Питтсбурга». После двух Кубков подряд игроки вслух мечтали о команде-династии, главными амбассадорами которой станут Лемье и Ягр. Но, как вы знаете, больше это поколение «пингвинов» титулов не выигрывало. И дело даже не в постоянных мучениях Марио со здоровьем — даже с дикой болью в спине Лемье был безусловно лучшим и выбивал фантастическую статистику. Просто уровень конкуренции в НХЛ того времени уже не позволял какой-то одной команде доминировать хотя бы три года подряд, и в течение 90-х всякий раз находились клубы, тормозившие «пингвинов» в плей-офф.

Ягр же тем временем расцветал, выходил, как принято говорить, на проектную мощность. «Пользуясь» регулярными пропусками игр Лемье, Ягр закреплял себя в статусе главного бомбардира НХЛ и безоговорочного лидера «Питтсбурга». С 1994 по 2001 годы чех взял пять «Арт Росс Трофи» и проделал путь до капитана «пингвинов». Хотя последнему достижению, конечно, поспособствовало завершение карьеры Лемье.

Уход Марио вообще оказал ключевое влияние на судьбу «Питтсбурга» в конце 90-х и, собственно, будущее Ягра. После решения Лемье в 1997-м обвалились продажи абонементов, упала посещаемость, и финансовое состояние «пингвинов», и без того тяжёлое, превратилось в катастрофическое. Дело в том, что владелец «Питтсбурга» Говард Болдуин подписывал со звёздами огромные контракты, но большую часть платежей откладывал как бы на потом. В результате, когда Лемье и другие пришли к хозяину клуба за деньгами, Болдуин оказался не способен им заплатить.

Добивали «Питтсбург» потери из-за локаута в 1994-м и провальной телевизионной сделки, и в октябре 1998-го «пингвинз» начали процедуру банкротства. Спас команду великий Лемье, простивший франшизе громадный долг перед ним и ставший совладельцем «Пингвинз», а позднее и вовсе триумфально вернувшийся в качестве игрока. Это было в сезоне-2000/2001, и именно тот чемпионат стал последним в «Питтсбурге» для Ягра. Почему же всё-таки «пингвины» обменяли лучшего на тот момент хоккеиста НХЛ, да ещё и на совсем неликвидный «товар»?

«Ягр обменян на три мешка шайб». История «бездарной» сделки, осчастливившей два клуба НХЛ

Фото: Getty Images

Во-первых, денежный вопрос сыграл свою ключевую роль. С Лемье-владельцем «Питтсбург» смог выжить, но платить Ягру по гигантскому контракту (почти $10 млн за сезон, треть (!) платёжки клуба) «пингвинам»

становилось всё тяжелее и тяжелее. Когда на Яромира появился спрос, «Питтсбург» его отпустил, хотя ещё по ходу сезона-2000/2001 Лемье заявлял, что «никогда не трейданёт лучшего хоккеиста планеты».

Во-вторых, «Пингвинз» становилось трудновато со своей главной звездой не только в финансовом, но и в бытовом, и в эмоциональном плане. Он скандалил с тренерами — показательно игнорировал Кевина Константина, выводил из себя Херба Брукса и даже с соотечественником Иваном Глинкой, с которым Ягр брал золото Олимпиады Нагано, у Яромира отношения не сложились.

Ягр чувствовал себя звездой №1, и эпичное возвращение Лемье в конце 2000 года вряд ли было воспринято Яромиром однозначно позитивно. Он моментально ушёл в тень легенды, в НХЛ вновь стали говорить только про Супермарио, и это било по амбициям чешского нападающего.

Ягр капризничал, трижды по ходу сезона-2000/2001 публично просил обмена, так что в межсезонье у «Питтсбурга» было только одно правильное решение — расстаться с Яромиром. К тому же, нашёлся клуб, страстно желавший получить чешскую звезду.

Это был «Вашингтон». Тед Леонсис, купивший «Кэпиталз» в 1999-м, полагал, что главный бомбардир НХЛ — это как раз то, что его команде не хватает для успеха. Владелец «столичных» даже слушать не хотел мнение генменеджера клуба Джорджа Макфи, который с самого начала считал эту сделку слабой.

«Тогда я выразился о Ягре, что это именно тот игрок, который нам нужен. Но на самом деле я вовсе не был в этом уверен. Это можно сравнить со строительством дома — строишь-строишь из кирпича, а на середине вдруг начинается другой материал. Это не был правильный шаг. Кроме того, и сам Ягр был не рад оказаться здесь, у него был непростой период, он переживал, что пришлось уйти из «Питтсбурга». Я помню, что сказал тогда Леонсису: «Тед, у меня уже есть опыт такого обмена». Когда я работал в «Ванкувере» мы обменяли трех молодых игроков на Алекса Могильного и очень быстро об этом пожалели. Когда я ему все это рассказал, он ответил: «Это моя команда, мои деньги, и я хочу совершить этот обмен». Мне только и оставалось, что сказать: «Хорошо», — вспоминал Макфи уже после увольнения из «Вашингтона» в 2014 году.

11 июля 2001 года «Питтсбург» и «Вашингтон» совершили обмен. Ягр отправился в столицу США, в обратном направлении проследовала троица совершенно заурядных игроков — Крис Бич, Михал Сивек и Росс Лупачук. «Питтсбург» обменял Ягра на три мешка шайб», — прокомментировала эту сделку одна из североамериканских газет. И это было недалеко от истины, в том смысле, что ни у одного из этих трёх участников обмена не сложилась карьера ни в «Питтсбурге», ни где бы то ни было ещё в НХЛ.

«Нужно было сохранить других ребят, чтобы остаться реальной силой и претендовать на выход в финал. Они были важнее меня. Я провел неважный плей-офф. Марио только вернулся на лед. Клубу не нужно было лицо команды, так как Марио был намного лучше. Не было причин держаться за меня»», — так комментировал обмен сам Ягр, спустя несколько лет. В этих словах сквозит некоторая обида и, пожалуй, безысходность. Яромиру было жаль расставаться с «Питтсбургом», но и умерить свой гонор и финансовый аппетит в те годы он просто не мог. «Пингвинз» тоже с тихой грустью расставались с чехом, но сохранить команду в тот момент, безусловно, было приоритетнее.

На сэкономленные от зарплаты Ягра деньги «Питтсбург» продлил контракты с Алексеем Ковалёвым, Мартином Стракой, Робертом Лангом, Дарюсом Каспарайтисом и другими важными хоккеистами. В финансовом плане клуб задышал гораздо свободнее, однако в спортивном — рухнул на дно, на пять лет забыв про плей-офф НХЛ. Впрочем, если бы не рухнул, то ни за что бы не насобирал высокие пики драфтов, позволившие «Питтсбургу» открыть новую эпоху. Марк-Андре Флёри, Евгений Малкин, Сидни Кросби — костяк, собранный «пингвинами» на ярмарках юниоров, позволил клубу превратить кризисные времена в три новых Кубка Стэнли.

Забавно, что обмен Ягра косвенно повлиял на светлое будущее не только «Питтсбурга», но и «Вашингтона». Придя в столичный клуб, чех тут же начал делать те же вещи, что и в прошлой команде: капризничать, качать права и заниматься самолюбованием. В результате Ягр спровоцировал уход капитана «Кэпиталз» Адама Оутса, поспособствовал отравлению атмосферы внутри коллектива, и «Вашингтон» быстро превратился в одного из главных аутсайдеров НХЛ. Но не будь этого, «столичные» ни за что бы не задумались о «сливе» сезона-2003/2004 ради потенциальной победы в драфт-лотерее. Ягра отправили в «Рейнджерс» по ходу того чемпионата, «Вашингтон» в итоге занял третье место с конца в регулярке, но, благодаря везению, получил первый пик, материализовавшийся в Александра Овечкина.

Вот такой удивительный обмен — ужасный по своей сути, но великий, если смотреть на него с высоты прожитых лет.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *