Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Без Абдулманапа дисциплина не такая жёсткая». Приведёт ли Махачева к титулу Хабиб-тренер? «Без Абдулманапа дисциплина не такая жёсткая». Приведёт ли Махачева к титулу Хабиб-тренер?
После полутора лет простоя Ислам планирует драться 3 раза в год и даже готов выходить на замену. Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio.... «Без Абдулманапа дисциплина не такая жёсткая». Приведёт ли Махачева к титулу Хабиб-тренер?

После полутора лет простоя Ислам планирует драться 3 раза в год и даже готов выходить на замену.

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Россиянин проведёт свой следующий поединок на турнире UFC 259 в ночь на 7 марта. Его соперником станет американец Дрю Добер. Многие эксперты уверены, что Махачев – будущий чемпион лиги в лёгком весе, который сможет даже превзойти Хабиба. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Ислам рассказал, сколько боёв в год он хочет проводить и как он относится к упоминаниям Орла в разговорах с ним, а также дал прогноз на поединки Блахович – Адесанья и Ян – Стерлинг.

— Ислам, как прошла подготовка к поединку и как проходит сгонка?

— Подготовка во всех аспектах прошла, как мы и планировали. Сейчас этап весогонки. Здесь сейчас 9 утра, заливаюсь уже водой, сегодня надо выпить 8 литров. Так что во время интервью тоже буду воду пить (смеётся). Осталось согнать около 5 килограммов. Но всё идёт по плану, как и раньше. У меня почти все весогонки записаны, я сравниваю, когда и сколько было.

— Вам в подготовке помогает Хабиб Нурмагомедов. По сути, он занял место своего отца в качестве главного наставника для команды. В плане весогонки вы делаете всё так же, как ранее делал он? Или есть какие-то свои особенности?

— За всё время мне приходилось работать с разными диетологами, и появилась уже какая-то своя программа. Сейчас мне приносят еду диетологи UFC: кусок рыбы, кусок мяса небольшой, овощи, и я уже знаю, в какое время что нужно съесть.

— Часто можно услышать от публики комментарии о том, что вы дерётесь не в своём весе и слишком много сбрасываете. Как вы к этому относитесь?

— Так говорят только те, кто не понимает этого. Все так гоняют. Мы же тренируемся в разных залах в Америке, и те, кто дерётся в 77 килограммах, все большие, и они весят где-то по 90 килограммов каждый. А у меня такого веса никогда не бывает. Мой максимум – это 84 килограмма.

— А как бы вы отнеслись к вводу системы, при которой взвешивание сделали бы прямо перед боем?

— Я был бы рад. Ни я бы не смог гонять вес, ни мои соперники. Просто не мучали бы себя и дрались бы в большем весе. В целом положительно к этому отношусь.

— Как оцениваете своего соперника Дрю Добера и какие у него сильные стороны?

— Он довольно крепкий парень, хорошо показывает себя в стойке, у него тяжёлые удары, почти в каждом бою он отправляет соперников в нокдаун, а то и в нокаут. Он – базовый ударник, если не ошибаюсь, тайский боксёр. На это он и должен сделать ставку. Любительская карьера у него тоже большая. Одним словом, крепкий соперник.

— Добер сейчас не входит в рейтинг. Не было разочарования, когда узнали о том, что предстоит встретиться с ним, а не с кем-то из топов?

— На момент, когда мне его дали, он был 14 или 15 номером, но за это время в топ вошёл Майкл Чендлер, и сейчас Добер примерно на 16-й строчке. Но – да, я спрашивал у своего менеджера, почему мне снова дали кого-то, кто позади меня. Он сказал мне: «Просто проведи этот бой – и всё изменится».

— В случае победы вы уже точно не будете соглашаться на нерейтинговых соперников?

— Да, но я думаю, что и UFC уже начнут сами предлагать мне топовых оппонентов.

— Вы уже полтора года не выходили в октагон. Для вас это серьёзный простой? Как сами ощущаете, может ли это на вас плохо сказаться?

— Нет, потому что всё это время я готовился, держал себя в форме, развивался в каких-то аспектах и стал за этот период только лучше. Боец может в таком случае стать хуже, когда ему от 34 лет – тогда он уже идёт на спад. Но я пока ещё себя старым в этом спорте не считаю и думаю, что в любом случае только расту.

— Недавно Хабиб спросил вас в «Инстаграме», сколько боёв вы хотите провести в этом году. В ответ вы написали: «Март, июль, декабрь». Три боя в год для вас – это идеальный расклад?

— Я думаю, да. Как минимум, три поединка надо провести в этом году. А если ещё будут какие-то варианты, например, выйти на замену за большой срок, то я соглашусь. Но тоже смотря с кем. На бой с топом я, конечно, согласился бы.

— Многие сейчас говорят о том, что вы должны в итоге сменить Хабиба на вершине лёгкого дивизиона. Чувствуете ли какую-то ответственность, и если да, то не давит ли она на вас?

— Ответственность однозначно есть. И мой тренер так считал, и сейчас все об этом говорят. Надеюсь, не подведу. Я прилагаю к этому много усилий, эту ответственность я осознаю и тренируюсь очень усердно.

— Не раздражает, что о вас преимущественно говорят в связке с Хабибом?

— Нет, ни в коем случае. Когда о тебе говорят в связке с хорошим человеком, с чемпионом, почему это должно раздражать? Наоборот, только радует. А к этому вниманию я не стремлюсь. Не объяснить, как Хабибу это внимание надоело. Я согласен на то, чтобы оно было приковано к нему. Вообще, я думаю, такое внимание никому не нужно, люди просто не понимают, как это тяжело, когда ты хочешь просто выйти на улицу и прогуляться, но не можешь этого сделать.

— Как сейчас видите ситуацию в лёгком дивизионе? Кто должен биться за титул следующим?

— По моему мнению, сейчас за титул должны драться Чарльз Оливейра и Дастин Порье. Оливейра на серии из 8 побед, Порье недавно одержал громкую победу. Думаю, этот бой был бы идеальным, чтобы разыграть пояс.

— Как изменились тренировки без Абдулманапа Нурмагомедова? Не страдает ли их качество?

— Однозначно есть изменения. Сейчас наши тренеры стараются вести нас по его программе. Но такую дисциплину, я думаю, никто не сможет соблюдать. Раньше, когда нам говорили, что тренировка в 9 часов, мы уже в 8:50 все были в зале, чтобы ни на минуту не опоздать. А сейчас уже и после девяти можем прийти, вялые, сонные. А если бы Абдулманап видел нас такими, сразу бы начал спрашивать: «Вы почему такие, не спали, в телефонах сидели?». Дисциплина с ним, конечно, была жёсткая.

— Как вы считаете, тренировки в хорошо оборудованных залах могут разбаловать бойцов? Есть ли острая необходимость в самом современном оборудовании или всё зависит только от характера, воли и желания?

— Да, я думаю, вы верно отметили, что хорошие залы портят бойцов. Привыкаешь к хорошим условиям, а потом уже без этого думаешь, что не можешь тренироваться. Сейчас у нас есть очень хороший зал, который Хабиб построил. Но на тот момент, когда он завоевал пояс и стал чемпионом, у нас был, по сути, школьный зал, в котором висели баскетбольные кольца, был кусок ковра и две груши. И на спарринги к нам никто не приходил, бывало даже, что не с кем было в пару встать. А новый зал теперь полон бойцов. Все хотят теперь заниматься в хороших залах.

— Расскажите, как проходят ваши тренировки в Рамадан. Ведь не может быть, чтобы профессиональные бойцы, выступающие на высоком уровне, вообще не тренировались.

— Да, конечно, мы всегда тренируемся. Бывает такое, что у бойца назначен поединок через 2-3 недели после Рамадана, и нужно быть в форме. Тогда обычно рассчитывают время так, чтобы провести тренировку за два часа до того, как отпустить пост. А потом занимаются ночью: в полночь, час, чтобы ещё после тренировки можно было успеть поесть. Это очень тяжело. Ты целый день не ешь, а потом ещё думаешь о том, как бы не переесть. Эти моменты бывает трудно контролировать.

— А вы переедали?

— Переедал часто. Но в итоге отошёл от этого. Понял, как это вредит и не даёт возможности нормально тренироваться.

— Недавно Хамзат Чимаев, которому, по всей видимости, тяжело даётся восстановление после ковида, написал пост о том, что, скорее всего, в октагон он больше не выйдет. Как вы думаете, насколько вероятен такой сценарий?

— Я здесь видел Хамзата пару раз в зале. С виду-то он выглядит нормально, как будто и не болеет. Наш менеджер, Али Абдель-Азиз, говорил, что Хамзат заводился и работал без остановки, когда начинал тренироваться. А лёгкие, в свою очередь, начинали работать на полную, и у него появлялись одышка и отхаркивание кровью. И Али, и тренеры Хамзата, и его друзья постоянно его останавливали, когда он тренировался. Я спрашивал у менеджера, что происходит, в чём причина, и он сказал, что Хамзат пошёл на какую-то тренировку, а рядом не было тех, кто бы смог его затормозить, и он провёл около 3-4 раундов и почувствовал себя плохо. Я общался с Хамзатом, он говорил, что есть какие-то проблемы с лёгкими. Будем надеяться, что никаких больших последствий это не вызовет. Я читал его заявление, и на разных сайтах сейчас уже пишут, что он завершил карьеру. Я надеюсь, что он сделал поспешные выводы. Просто ему надоело, что сейчас он на слуху, все обсуждают его ближайшие бои, а он не может тренироваться и показывать себя.

— А вы не болели коронавирусом?

— Болел, но не так тяжело. Я болел ещё в марте прошлого года. Достаточно легко перенёс, никуда не обращался, просто дома отлежался 2 недели.

— Как вы считаете, как пройдёт поединок между Исраэлем Адесаньей и Яном Блаховичем?

— Это очень конкурентный бой, в процентах примерно 55 на 45 я ставлю на Адесанью. Это два ударника, но я считаю, в этом аспекте Адесанья всё же получше. Что касается весовой категории, вряд ли у них будет большая разница в весе. Ударная мощь у Блаховича чуть сильнее, но, думаю, на технике и своём стиле Адесанья победит.

— Тренер Адесаньи сказал, что Исраэль не будет набирать вес к этому поединку и ему это не нужно. Вы с ним согласны?

— Да, я думаю, это ошибка – искусственно набирать вес. Ты замедляешься, чувствуешь себя будто не в своей тарелке. Надо драться так, чтобы чувствовать себя комфортно.

— В случае победы Адесаньи у него будет два пояса и очень длинная победная серия. Сможет ли он после этого подняться на первую строчку рейтинга pound-for-pound?

— Может быть. Но всё же не думаю, что на первое место. Второе или третье.

— Если Адесанья победит и всё же встретится с Джонсом, как думаете, как бы прошёл этот бой?

— Недавно я смотрел видео, как Джонс работает на лапах, и я не думаю, что они сойдутся. Джонс – огромный. Искусственно он набрал вес или так растолстел – не знаю.

— По вашему мнению, не станут ли ошибкой для Джонса переход в тяжёлый вес и, как следствие, потеря его главных качеств: скорости, ударной техники, способности взрываться? Ведь он сейчас выглядит совершенно неуклюже.

— В тяжах почти все бойцы такие. Не думаю, что он будет кому-то уступать в скорости и других аспектах. Просто, наверное, ему уже самому стало интересно проверить себя с другими бойцами, потому что полутяжёлый дивизион он уже расчистил. Сейчас он уже реже дерётся, а когда он был активен, не было даже предположений, кому он может проиграть. Его переход был неизбежен для того, чтобы интерес к нему сохранялся.

— Адесанья сказал, что его вес при подготовке равен весу полутяжей. Затем он намекнул, что при должной подготовке он готов залететь в тяжёлый вес и забрать третий пояс. Верите в это?

— Я видел его, пока у него не было боёв. Я бы не сказал, что он какой-то огромный. И он не заплывает, как некоторые бойцы. Его телосложение не позволяет ему набирать лишний вес. Думаю, если он захочет подняться в тяжёлый вес, это будет его ошибкой. Там уже огромные парни, и есть даже те, кто гоняет вес для того, чтобы уложиться в лимит.

— А каков ваш прогноз на поединок между Петром Яном и Алджэмейном Стерлингом?

— Если в первом раунде Стерлинг не сможет навязать свою борьбу, то Пётр сможет его финишировать.

— На ваш взгляд, Стерлинг сейчас – самый опасный соперник для Яна?

— Нет. Кори Сэндхаген, который недавно победил Фрэнки Эдгара – вот этот парень опасен. Я смотрел пару его боёв, он очень чувствительный в стойке, хорошо двигается на ногах, чувствует дистанцию. У Яна такой же стиль: стойка, бокс, руки-ноги. В их поединке будет своего рода фехтование – кто кого перебьёт. Если Пётр победит, 95%, что Сэндхаген будет его следующим оппонентом.

— Не много ли, по-вашему, Пётр разговаривает перед своей первой защитой?

— Нет, абсолютно. До сих пор есть такие люди, которые считают, что некоторые бойцы много разговаривают. Но тот, кто не разговаривает, не интересен UFC. Например, есть бойцы, которые не занимаются треш-токингом, выигрывают бои, но UFC всё равно их не раскручивают. Закончится у него контракт, и они поднимут ему зарплату максимум на 5%. А если проиграет, то даже уволить могут. Если же кто-то разговаривает, бросает другим вызовы, то он становится медийной личностью, и лиге уже всё равно, проигрывает он или выигрывает – они его любят, дают хорошие контракты и большие предложения.

Наглядный пример – Рашид Магомедов. Выиграл несколько боёв, а потом один проиграл – и всё, ему не дали контракт. У Джона Фитча в своё время была большая победная серия. Но он молчал, и ему не давали бой за пояс. А потом он проиграл, и ему не продлили контракт. После этого даже в других организациях бойцы себя особо не показывают. Вряд ли кто-то платит больше, чем UFC, и далее у ребят всё идёт на спад.

— На одном турнире с вами будет биться представитель наилегчайшего дивизиона Аскар Аскаров. Он – талантливый парень, у него впереди большая дорога. Но он не может давать много интервью, так как почти лишён слуха. Как вы оцениваете его перспективы и может ли он исключительно за счёт своей работы в октагоне стать контендером и побороться за пояс?

— Аскар отбился с Морено, который будет драться за пояс уже второй раз, вничью. Очень крепкий, хороший боец. UFC должны им заинтересоваться, чтобы дать бой за пояс. А так, я считаю, он уже претендент. Насчёт того, что он сможет всё доказать только своей работой в октагоне: тяжело в это верится. Потому что именно их весовая категория нуждается в каком-то человеке, который будет раскачивать этот дивизион. Если Аскар будет чемпионом, то это будет трудно. Но я думаю, чемпионство Аскара неизбежно. Я и сам с ним боролся, он очень крепкий парень.

— Но вас тоже нельзя назвать в этом смысле особо «разговорчивым» бойцом.

— Сейчас я уже начал. Английский подучил, начинаю сам себя раскручивать, много интервью даю на английском. Надо. Но в первую очередь я собираюсь всё доказывать боями.

— Скоро возвращается Ти Джей Диллашоу. Может ли он как-то перевернуть игру в этом дивизионе?

— Я знаю, что ему очень тяжело укладываться в этот вес, и там его сильные качества теряются. Я не думаю, что он в этом дивизионе сыграет большую роль.

— Хабиб завершил карьеру почти в 32 года, будучи чемпионом. Есть ли для вас какой-то примерный возраст, в котором это могли бы сделать вы, и обязательно ли сначала достичь чемпионства?

— Да, в первую очередь, нужно обязательно взять пояс, защитить его и доказать, что ты – настоящий чемпион. А потом уже думать о завершении карьеры. Так что всё по ситуации, а пока я даже примерно не думал об этом.

— Чем любите заниматься в свободное время?

— Я езжу на лошадях, сейчас стал ещё ездить на мотоциклах по горам. Рыбалку люблю. Вообще люблю активный отдых и активный образ жизни. Я точно не из тех, кто сидит дома и проводит время в своём телефоне.

Ранним утром 7 марта 2021 года Хабиб выведет своего старого друга в октагон не только в качестве секунданта, но и в качестве наставника. И именно Ислам может стать первым чемпионом под руководством Хабиба-тренера.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *