Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Украинцы говорят, что это их территория, запрещая играть в России». Футбол в Крыму наш? «Украинцы говорят, что это их территория, запрещая играть в России». Футбол в Крыму наш?
Интервью с президентом Крымского футбольного союза Юрием Ветохой. Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. На этих выходных в Крыму возобновился второй круг шестого... «Украинцы говорят, что это их территория, запрещая играть в России». Футбол в Крыму наш?

Интервью с президентом Крымского футбольного союза Юрием Ветохой.

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

На этих выходных в Крыму возобновился второй круг шестого чемпионата Премьер-Лиги. В июле 2015 года на полуострове был основан Крымский футбольный союз, и с тех пор футбол в Крыму живёт своей жизнью и никак не связан с российским и украинским чемпионатами. В республике существует Премьер-Лига, которая является профессиональным турниром. Однако победитель чемпионата не имеет доступа к европейским соревнованиям. Европейские футбольные власти называют Крым «специальной территорией», а КФС наделён специальным статусом. По случаю возобновления чемпионата на полуострове мы связались с президентом Крымского футбольного союза Юрием Ветохой, чтобы узнать, как развивается футбол в Крыму после вхождения в состав России.

«Футбол в Крыму развивается на четвёрку»

– Как сейчас живёт футбол в Крыму?

– Говорить обобщённо нельзя. Футбол делится на детский, юношеский, профессиональный, наличие инфраструктуры, участие команд в соревнованиях. В каждом сегменте развития футбола на полуострове есть как огромные плюсы, так и пробуксовка с топтанием на месте. Многое зависит не только от нас, но и от наших коллег — УЕФА и ФИФА, которые принимают решения. Они если не диктуют, то рекомендуют, как правильно развиваться с учётом той ситуации, которая здесь сложилась. Как президент Крымского футбольного союза, футбол в Крыму развивается на четвёрку по пятибалльной системе. Инфраструктуры мало, поэтому тройка, а в международных соревнованиях мы не участвуем, значит, двойка. У нас есть желание, но они нас никуда не берут.

– Расскажите поподробнее про Крымскую Премьер-лигу?

– Лига состоит из восьми команд, которые с 6 марта возобновляют турнир. Это второй круг шестого чемпионата. Все клубы прошли предсезонную подготовку: кто-то раньше, кто-то позже. Наш футбольный сезон начался неделю назад, 27-28 февраля. Тогда были сыграны первые матчи четвертьфинала Кубка КФС. В этом году в нём участвовали только профессиональные команды. Из-за условий раннего начала Кубка не смогли поучаствовать любители, которых мы приглашаем для популяризации футбола и даём возможность попробовать свои силы.

«Украинцы говорят, что это их территория, запрещая играть в России». Футбол в Крыму наш?

Фото: cfu2015.com

– Кем финансируются профессиональные клубы?

– Профессиональные клубы – частные структуры. Если говорить о правовой структуре, то это либо некоммерческие организации, либо общества с ограниченной ответственностью, где-то генеральный директор, где-то президент, подписывающие с КФС акцепт. Они согласны на все те условия, которые мы выставляем для проведения соревнований. КФС отвечает за проведение соревнований и каждому клубу оплачивает от пятидесяти до восьмидесяти календарных дней сборов, где 25 игроков являются участниками нашего чемпионата согласно нормативным документам. Мы не делим их на клубы, для нас они участники соревнований.

– Что оплачивает Крымский футбольный союз?

– КФС оплачивает выезды гостям, покрывает расходы стадиона принимающей команды и питание обоим клубам. Ещё мы оплачиваем все судейские согласно договору. Судейский комитет лицензирует и обучает, то есть арбитры проходят курсы. Президиум КФС своим приказом определяет порядка 30-40 судей, которые обслуживают чемпионат. Мы платим им порядка 26 тысяч на бригаду, которая обслуживает наш матч. Ещё союз выделяет раз в два года форму и 40 футбольных мячей каждому клубу. Это мы оплачиваем для каждого участника Премьер-Лиги. Зарплата футболистам – отношения сугубо трудовые между работодателем и работником. Мы забираем третий экземпляр трудовых договоров, которые хранятся у нас.

– Есть ли у клубов какие-либо взносы в КФС?

– Никаких взносов от клубов нет, кроме штрафов, которые они оплачивают согласно регламенту: красные карточки, неработающее табло, выбежавшая собака, отсутствие трансляции. В регламенте чётко прописано, что КФС оплачивает за 70 тысяч рублей

– Есть в чемпионате легионеры, и действуют какие-либо правила лимита?

– У нас нет легионеров. Почему? Потому что легионеры считаются там, где есть трансферные сертификаты. Сегодня трансферные сертификаты у нас не рассматриваются, так как мы не подключены к системе TMS (прим. «Чемпионата» – Transfer Matching System). Эта система показывает, какой игрок принадлежит национальной ассоциации. С 2015 года УЕФА считает Крым особой зоной со специальным статусом, поэтому наши футболисты не являются ни россиянами, ни украинцами. Мы не можем их идентифицировать, как и всех остальных. Ещё у нас играют ребята из Узбекистана и Грузии. Легионеров по прописке регистрировать мы не можем. Каждый клуб подписывает трудовой договор, не такой, как во всём футбольном мире. Это мы и просим от УЕФА и ФИФА. Ключи от каждого футболиста находятся у них. На этом основании нас не могут взять в Европу. Это одно из условий. Мы работаем по подобиям национальной ассоциации, как говорят в УЕФА. Это наша самая большая загвоздка во всём.

– Большая часть футболистов в Премьер-лиге – граждане России или Украины?

– Заявочное окно действует до середины апреля. В основном у нас играют российские футболисты, 5-10% украинцев, узбекистанские игроки и два-три представителя Казахстана. УЕФА не считает нас российской территорией и не понимает, кто у нас является легионерами, а кто нет. Такой подвох. Если же считать, что мы российская территория, то легионеров у нас 15-30 человек на 280 игроков.

– Если разговоры между КФС и УЕФА идут, то всё же есть шанс, что крымским клубам будет разрешено выступать в еврокубках?

– Мы не можем им доказать. У нас есть рабочая группа, которую сейчас возглавляет Айвар Похлак, президент эстонской ассоциации футбола. Он является председателем нашей рабочей комиссии. Буквально недавно мы с ним разговаривали, и он мне ответил, что переговоры ведутся и им очень жаль. За последние четыре месяца мы написали три или пять писем, но ответ получили только один, где они сказали, что следят за нами и с уважением к нам относятся, но из-за пандемии никакими новыми результатами обрадовать нас не могут. Ещё Похлак сказал, что за последние три месяца мы сильно продвинулись. К сожалению, больше продвижений пока нет.

«Украинцы говорят, что это их территория, запрещая играть в России». Футбол в Крыму наш?

Фото: cfu2015.com

«В 2014 году у нас было 48 детских команд, сейчас – 152»

– Знаю, что детский футбол в Крыму развивается бурными темпами.

– Да, это наш огромный плюс. В этом сегменте мы работаем на пять с плюсом. Для сравнения, в 2014 году, когда мы перешли в российское законодательное поле, у нас было 48 детских команд (чемпионат Крыма и Севастополя), то сейчас уже 152. Это по всем возрастам, порядка 10 тысяч зарегистрированных игроков. В прошлом году была организована академия для самых отдалённых ребят. Мы хотим показать УЕФА и футбольной общественности, что делать с этими ребятами. Сегодня они составляют некий серый рынок, согласно юриспруденции ФИФА они ни российские, ни украинские футболисты. Мы не можем их идентифицировать. Вот сейчас ситуация: один парень поехал в «Сочи», там его взяли, но как компенсировать нам? Какой у него профессиональный статус, если мы не можем его нигде зарегистрировать? Мы начинаем брать одарённых с 10 лет. В любой федерации, начиная с 12 лет, мальчики имеют свой уникальный номер, который чётко с ними до конца: он может играть в любой части света. Компенсации или солидарные выплаты будут идти той школе или тому тренеру, которые воспитали этого футболиста. У нас эта история пока отсутствует. Мальчика забирают – мы ничего не получаем. РФС и клубы компенсируют только членам РФС, а КФС и Федерация футбола Севастополя не являются членами РФС, поэтому нам нет никакой компенсации.

– Часто ведущие академии России интересуются молодыми игроками?

— Наша академия образовалась шесть месяцев назад. У нас уже есть мальчик, который с 2017 года играет в академии «Спартака». Мы его воспитывали с 2014-го, а заметили на одном из местных турниров. Игроков с каждым годом будет больше. Тоже ситуация: сейчас в период каникул родители повезли ребят в «Чертаново» и «Краснодар». Конечно, это не наша собственность, их законные представители — родители. К сожалению, правовая футбольная история, которая есть во всём мире, у нас не работает.

– Много ходит болельщиков на матчи чемпионата?

– Это наш минус — двоечка. В советское и украинское время Крым и Севастополь представляли максимум две команды: сначала это была «Таврия», позже — «Севастополь». Вся болельщицкая армия была сконцентрирована возле двух больших городов. Когда в 2015-м мы образовали Крымский футбольный союз, стало восемь футбольных клубов. Всё растащилось. В Симферополе и Севастополе огромное количество болельщиков, у которых были и стадион, и инфраструктура. Потом это всё чуть-чуть проиграло в болельщиках. Пандемия внесла коррективы. Сейчас лидер среди болельщиков — «Севастополь». Он на голову впереди. Затем, что удивительно, идёт Керчь, но здесь есть всему свои причины. Почему не «Таврия»? У них первый стадион на реконструкции, а во втором есть нюансы. «Таврии» по объективным причинам приходится играть не в Симферополе. В Новопавловку болельщику ехать не совсем удобно. «Кызылташ» тоже играет в Новопавловке, так как свой стадион на реконструкции. Что касается «Евпатории», то до пандемии там на стадион ходило в среднем 500-600 болельщиков. Сейчас – не показатель. Сначала мы вообще играли без зрителей, потом разрешили 10 процентов. Ну иногда и это не собирается. Мы все видим, какая эпидемиологическая ситуация.

«Украинцы говорят, что это их территория, запрещая играть в России». Футбол в Крыму наш?

Фото: cfu2015.com

– В самом Крыму болельщики больше следят за сборной России или Украины?

– Сложно сказать. Думаю, после чемпионата мира больше следят за сборной России, но мы также в своём обществе обращаем внимание за нашими коллегами. Кто бы что ни говорил, но я вырос с этими людьми, которые сейчас на Украине: Шевченко, Максимов, Головко. Политика политикой, но это нельзя вычеркнуть. Мы дружим, созваниваемся, общаемся, радуемся за их победы, а они за наши. Также одесситы часто приезжали к нам по логистике. Уровень футбольных клубы в РПЛ всё-таки повыше. Скажу так: если в одно время будут играть Россия и Украина, то однозначно будут смотреть российскую сборную. Здесь я уверен. Понятно, что какой-то процент будет наблюдать за Украиной, но подавляющее большинство будет смотреть Россию.

– Есть ли возможность у клубов играть матчи с российскими командами?

– Формуляр УЕФА гласит, что российские футбольные клубы не могут играть на территории Крыма ни один официальный матч. Как трактовать официальный матч — непонятно. В 2018 году «Анжи-2» и саратовский «Сокол» сыграли в нашем неофициальном зимнем кубке, и по запросу Украины было разбирательство УЕФА. В то же время выставочные матчи команды могут играть, но после этой истории сложно понять, где выставочные, а где тренировочные. От греха подальше клубы стараются не играть. Тем не менее наши команды ездили в прошлому году играть с «Краснодаром» спарринги.

– Расскажите про чемпионат непризнанных сборных. Туда сборную Крыма не допустили?

– Не то чтобы не допустили. Мы консультировались с УЕФА по этому вопросу. Они говорят, что мы признаны и имеем специальный статус, но играть нам не рекомендуют. Мы не участвуем, так как ждём решение вопроса.

– Не общались с УЕФА, чтобы клубы обратно вошли в состав России?

– Сегодня УЕФА запрещает нам вести переговоры напрямую с Россией и Федерацией футбола Украины. Устав УЕФА гласит, что сборная одной из ассоциаций может выйти из одной ассоциации по её добровольному согласию, а другая должна её принять. Только тогда это ассоциация может играть в другой и будет числиться в той, куда она пришла. Украинцы чётко говорят, что это их территория и федерация, поэтому запрещают нам играть в РФ.

– Крым после вхождения в состав России в футбольном плане больше выиграл или проиграл?

– Могу сказать одно. Статистика — вещь упрямая. Если бы УЕФА разрешила нам играть, то мы были бы по всем статьям на голову выше. Сегодня у нас огромное количество инфраструктурных объектов, которых не было в Крыму в украинское время. В 2014 году было одно искусственное поле, сейчас — порядка 25 полноразмерных государственных футбольных полей. Растёт количество детей. У нас восемь профессиональных команд, больше шести-семи никогда не было. Согласен, что уровень футбола не тот, и мы понимаем, что наши команды сегодня середнячки ФНЛ. Когда клубы проводят матчи, хоть и неофициальные, мы видим, что наши команды где-то серединка ФНЛ или лидеры второй лиги.

– На инфраструктуру деньги выделяются Россией?

– Да, деньги выделяет государство: из федерального, регионального, местного бюджетов. С 2015-го началась реализация всех проектов: очень много программ и маленьких футбольных искусственных полей. 152 мини-поля были сделаны по программе помощи от города Москвы, а по федерально-целевой было положено семь футбольных полей в Крыму. Огромное количество объектов инфраструктуры было построено за последние шесть лет.

– Помогает ли УЕФА в материальном плане?

– Ничего. За всё время был один миллион, который, к сожалению, был прописан нам и Крымской федерации в Херсоне. Но из-за санкций они не могут нам переслать. Это единственный раз, когда УЕФА не выполнила решение исполкома и не смогла физически передать деньги. В мешках же их никто не привезёт, а ни один наш банк на территории Крыма не принимает иностранные деньги. За это время, если не ошибаюсь, в 2016 году они нам прислали 676 мячей, которые мы раздали всем детским спортивным школам. Спасибо огромное им за это.

– Что дальше?

– Мы хотим себя чувствовать полноправными членами футбольного общества, чтобы наши дети имели футбольное гражданство. Мы будем отдельной федерацией в составе России или отдельной совсем, как наши коллеги примут. Нам должны дать возможность участвовать в лигах УЕФА или России. На Украине играть практически невозможно, закрыты границы. Туда не пускают граждан старше 16 лет. Какое коллеги из УЕФА примут решение, так и будем развиваться. Недавно наши студенты выиграли чемпионат России, он не под эгидой УЕФА. Мы двигаемся во всех направлениях, только находимся в непривычной структуре. Этого мы и добиваемся в первую очередь. Мы готовы, у нас есть чемпионат и Кубок. Дайте нам участвовать или там, или там. Я вижу два пути: или мы войдём в состав РФС и структуру большой футбольной семьи России, или будем существовать отдельно. Других вариантов не вижу. Это решение принимает УЕФА. Пока они видят, что мы будем развиваться сами по себе. Мы ждём.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *