Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось
Исторический матч для сборной России – раньше по такой структуре команда не играла. Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. Сборная России в сверхтяжёлом... Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Исторический матч для сборной России – раньше по такой структуре команда не играла.

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Сборная России в сверхтяжёлом матче победила Словению. Игра стала исторической: впервые при Черчесове наша команда выстроилась по необычной схеме 5-3-1-1 с ромбом в центре поля. Это смотрелось очень необычно и даже странно, поскольку смена системы произошла прямо по ходу короткого микроцикла, и вряд ли у тренерского штаба было достаточно времени на отработку многочисленных тактических нюансов.

Тем не менее футболисты стартового состава неплохо восприняли специфичную структуру: в первом тайме Россия играла организованно и агрессивно, удивила соперника, пользовалась преимуществами ромба, по делу закончила тайм с победным счётом. Правда, после перерыва наступил перелом – и Словения запросто могла сравнять счёт.

Почему Черчесов выбрал «ромб». Могло быть несколько причин

Полагаю, на выбор схемы повлияли несколько нюансов.

Во-первых, тренерский штаб не устроил матч c Мальтой – ни с точки зрения общего движения, ни с точки зрения действия отдельных футболистов. Нужно было реагировать и проводить замены.

Во-вторых, важно было максимально использовать сильные стороны футболистов, находящихся в хорошей форме. Речь о Кузяеве, который становился лучшим во многих матчах «Зенита», Головине, самом интенсивном футболисте в сборной, и Жемалетдинове, сильно прибавившем весной в «Локомотиве» на позиции «десятки». Не зря Черчесов несколько раз акцентировал на пресс-конференции, что позволил Жемалетдинову играть комфортную для себя роль. Плюс к этой тройке добавился восстановившийся Оздоев. Получилось четыре центральных полузащитника.

В-третьих, это наверняка было желание удивить соперника. На примере «Локомотива» в РПЛ мы увидели весной, как «ромбом» можно заставить любого под тебя подстраиваться – очень специфичная схема, которой непросто противодействовать. С «ромбом» ты имеешь численное преимущество в фазе атаки — четыре полузащитника вокруг центральной оси против трёх, если соперник играет по 4-2-3-1, как Словения. Если сдвигаешься на фланг, то там такая же история. Так уж вышло, что «Локомотив» в порядке весной – и это могло сказаться на решении Черчесова. Поэтому он и доверился сильным сторонам Жемалетдинова, а заодно вызвал нижнего опорника Мухина.

В-четвёртых, тренерский штаб сборной России определённо держал в уме зону Иличича: у Словении есть акцент на неё в атакующих действиях (и в субботу этот акцент подтвердился). Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации нападающего «Аталанты» и хотел максимально выключить его из игры, поэтому для контроля ширины номинально избрал схему с пятью защитниками. Номинально – потому что Жирков при обороне часто не играл в линии, а поднимался и фактически был левым полузащитником. Иличич оказывался внутри треугольника Кудряшов – Жирков – Головин, на него всегда кто-то реагировал и пытался атаковать в приём. В первом тайме нужная плотность соблюдалась.

Какие акценты просматривались в атакующей схеме

Четвёрка центральных полузащитников должна была создавать преимущество в средней зоне: Оздоев располагался ниже и поддерживал атаки из глубины, Головин играл либо в полуфланге, либо на левом фланге, Жемалетдинов располагался под Дзюбой, но мог и сам становиться вторым форвардом, а у Кузяева были такие же функции, как у Головина, только ближе к другой бровке. Важный нюанс: Головин и Кузяев не должны были находиться слишком широко друг от друга, иначе терялся смысл «ромба». Четвёрка должна была ставить в тупик и заставлять ежесекундно делать выбор чужую тройку – двух опорников Бийола и Куртича, а также 8-го номера Ловрича, игравшего на месте «десятки».

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Если Жирков, левый защитник, выполнял забег в высокую точку по бровке, то Головин просил мяч в полуфланге. Если Жирков получал мяч в средней зоне, то Головин сам давал адрес на фланге и утягивал за собой опорника. В таком случае Жемалетдинов и Кузяев смещались на одну позицию влево и создавали преимущество в середине.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Оба гола стали следствием этих алгоритмов: в первой результативной комбинации Головин забежал на фланг, а Жемалетдинов разрезающей передачей нашёл его в высокой точке.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

В конечной фазе Головин мог сыграть даже острее – покатить на Кузяева, набегавшего вторым темпом. Но в итоге полузащитник «Монако» выбрал навес, и мяч через ногу соперника всё-таки оказался в штрафной.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Второй гол – тоже наглядный пример взаимодействия трёх верхних полузащитников из «ромба». Между линиями у сборной России были сразу два адресата: Головин левее и Кузяев перед чужими центральными защитниками. После быстрой перепасовки Головин пробил в перекладину, а Дзюба разобрался и добил.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Ещё один алгоритм в атаке сборной России, прослеживавшийся изредка в первом тайме, а во втором проявлявшийся более системно и ярко: рывки левого центрального защитника Кудряшова под передачи в зоны. Фёдор создавал численное преимущество, оставался без опеки – и это было опасно.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Если левая сторона «ромба» в первом тайме работала бесперебойно и достаточно остро, то правая немного выпала. Вероятно, проблема была в том, что Кузяев не всегда делал такие манёвры, как Головин – не открывался во фланг под Марио Фернандеса, оставался в середине. Хотя пара неплохих комбинаций пришла и отсюда – вопрос в том, что их могло быть ещё больше.

Ключевые методы обороны: прессинг в первом тайме, гибридная роль Жиркова, Иличич внутри треугольника

В оборонительном подходе сборной России в первом тайме преобладала ставка на агрессивный прессинг. Россия пыталась встречать словенцев высоко во всех ситуациях, когда это было возможно. При чужих ударах «от ворот» Дзюба и Жемалетдинов играли один в один по чужим центральным защитникам. Кузяев и Головин смещались по соперникам в зависимости от направления атаки. Дальний от мяча игрок Словении оставался свободным. Оздоев выполнял роль страхующего и до высоких точек в прессинге не добегал.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

То же самое наблюдалось и при прессинге в игровых ситуациях: дальний от мяча защитник Словении оставался свободным, разбирались все ближние.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Прессинг сборной России затруднил словенцам игру: Жемалетдинов совершил два высоких отбора с последующим разгоном атаки, Мевля однажды под давлением решил залезть в центр на самостоятельном продвижении мимо Дзюбы, далеко отпустил мяч и грубо вкатился в Кузяева. Индекс PPDA команды Черчесова до перерыва составил 6,3 (хорошие цифры), во втором тайме поднялся до 11,1, что характеризует значительное ослабления уровня агрессии.

Второй интересный нюанс в оборонительных построениях: позиция Жиркова. Он часто играл вовсе не как классический крайний защитник в схеме 5-Х-Х, а скорее как фланговый хавбек. При нахождении мяча в относительно далёкой точке от ворот Жирков поднимался чётко над Кудряшовым, а не падал в линию.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Если словенцы контролировали мяч ближе к нашему правому флангу, то Жирков сужал позицию и располагался ближе к Головину – тем самым наша команда предотвращала развороты атак. Слабое место классического «ромба» — тройка полузащитников должна контролировать всю ширину поля, это слишком большой объём. За счёт Жиркова у сборной России образовывалась четвёрка. Марио играл в более традиционной манере для линейного футболиста.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Если Иличич просил мяч в середине или ближе к полуфлангу, то по нему играл Жирков. Если Юрию приходилось по ситуации подниматься выше и встречать чужого флангового защитника, то Иличича брал на себя уже Кудряшов – он на выбросе покидал заднюю линию и готовился атаковать словенскую звезду в приём. Ключевая задача — Иличич не должен принимать мяч свободно.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Кроме того, Головин всегда оборачивался, оценивал ситуацию и старался располагаться таким образом, чтобы перекрывать направление проникающей передачи на Иличича. Вся наша команда стягивалась к одной стороне поля – и тем самым вынуждала соперника либо играть в плотности, либо разворачивать атаку к другому флангу.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Два таких быстрых разворота в первом тайме прошли – против Марио Фернандеса, который перестраховывался и не шёл в отбор, возникали ситуации «два в одного», было не очень приятно. Но таков был план тренерского штаба Черчесова – заставлять играть словенцев через фланговые зоны, а не середину.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Лишь когда мяч уже находился в близких от наших ворот точках, Жирков играл как классический линейный: он страховал фланг и мешал выполнить прострел, а Кудряшов старался садиться ближе к створу и становиться полноценным центральным защитником.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Иличич провёл совершенно разные таймы

Выключить Иличича полностью, само собой, не получилось – слишком высок его уровень мастерства.

Даже в первом тайме, когда его влияние Иличича на атакующие действия было меньше, чем во втором, звезда словенцев поучаствовал в нескольких опасных атаках: забил гол после ошибки Семёнова, отдал классный пас пяткой на Стояновича и тем самым удивив Оздоева, Головина и Жиркова. Ситуация закончилась очень опасным ударом со средней дистанции. Также был удар Иличича после обреза Оздоева и быстрой атаки.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Но если рассматривать игру с точки зрения активности, то после перерыва Иличич выполнил вдвое больший объём действий: 64 ТТД против 35 в первом тайме, 34 передачи против 22, 9 обводок против 5, 19 единоборств против 7, шесть передач в штрафную против одной. Во втором тайме справляться с ним удавалось гораздо хуже.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Здесь несколько причин: во-первых и в-главных, пропал прессинг. Закончилась функциональная готовность, сборная России перестала обеспечивать нужный объём проактивных оборонительных действий, словенцы сразу же начали больше владеть мячом и доставлять его в финальную треть. Во-вторых, пришлось заменить Жиркова и Головина, которые были важным элементом в сдерживании Иличича. В-третьих, перегруз словенцами этого фланга стал совсем акцентированным, сюда приходили другие футболисты, было очень тяжело.

Итоговая карта передач словенцев наглядно характеризует характер матча: перекос в сторону зоны 7-го номера подавляющий. Иличич получил от партнёров 64 передачи – больше, чем кто-либо ещё.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Переход на 5-4-1 – попытка Черчесова повысить качество обороны. Неудачная попытка

После замен сборная России постепенно ушла от «ромба» и перестроилась на 5-4-1 в обороне – Оздоев и Кузяев составили пару опорников, Жемалетдинов играл в левом полуфланге, Миранчук – в правом.

Черчесов реагировал на проблемы на левом фланге. Замена Головина – скорее вынужденная, а Жиркова тренерский штаб заменил сразу же после того, как прошла опаснейшая передача Иличича в штрафную. Юрий в этой ситуации не сузил пространство, опорники не обратили внимание на рывок Куртича.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Тезисно: Дзюба, Жемалетдинов, Миранчук, Семёнов, Мухин

Дзюба вновь провёл потрясающий матч. Артём не только забил два гола, но ещё выдал отличный объём единоборств (43 дуэли, 40% победных; из них 19 вверху, 37% победных), заработал на себе четыре фола, был очень вовлечён в игру – 31 передача, 81% точных. Во многом поэтому касаемо Соболева ничего и не хотелось писать перед матчами: форму Дзюбы так просто не измерить, его бессмысленно сравнивать с конкурентами, как бы хорошо в РПЛ те ни выступали. Сегодня Дзюба пустой/неубедительный в «Зените», а завтра выдаёт концерт в сборной — кажется, это мы уже проходили раза три-четыре минимум.

Черчесов устроил спецоперацию по нейтрализации Иличича. Почти получилось

Жемалетдинов – скрытый MVP матча. Две его проникающие передачи вносили гигантский вклад в результативные атаки. Тот факт, что частично из-за хорошего состояния Рифата тренерский штаб сборной перешёл на «ромб», говорит о многом. Пока Жемалетдинов играл «десяткой», он был очень полезен: жёстко шёл в борьбу при прессинге и ставил ногу, насыщал линию нападения (было хорошее открывание под пас Марио Фернандеса в начале матча). А ещё для более высокой эффективности в подыгрыше Рифату не хватает партнёра-нападающего, который бежал бы за спину. В «Локомотиве» есть Камано, а в сборной Дзюба почти всегда просит мяч в ноги.

Семёнов – всё ещё слабое звено. Плохо поджимает линию, проигрывает первое касание. Из-за его расположения в начале матча жёлтую карточку за фол на убегающем форварде получил Головин – в том эпизоде на перехвате должен был играть Семёнов. Также центральный защитник «Ахмата» виноват в голе, в центр мячи головой сбрасывать нельзя, тем более ситуация позволяла сыграть качественнее. Главный его плюс – начало атаки.

Мухин – молодец. Игрок европейского типажа (не класса, а типажа) – злой, агрессивный, быстрый в перекрытии зон. В первом же эпизоде сочно отнял мяч у Иличича, далее эффектно развернул мяч внешней стороной стопы (правда, слишком слабо покатил на Оздоева). Полагаю, тренерский штаб сборной России остался доволен.

Миранчук… Теперь все поняли, почему в «Аталанте» играет Иличич, а не Алексей. У Миранчука были красивые эпизоды в подыгрыше, он даже мог забить после паса Дзюбы или отдать голевую на Караваева, если бы тот реализовывал моменты, однако то, как Алексей отрабатывал в обороне, не устроило совершенно. Он не перекрывал линии, выключался, терял концентрацию. А в концовке ещё и терял мяч в переходах – хотя надо было наоборот сохранить его любой ценой.

Использованы данные Wyscout и графический инструмент Tactic Lite.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *