Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…» «Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…»
Кирилл Брейдо рассказывает много мощных историй из жизни «Локомотива». Аудио-версия: Ваш браузер не поддерживает элемент audio. Кирилл Брейдо пришёл в «Локомотив» в 2014 году.... «Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…»

Кирилл Брейдо рассказывает много мощных историй из жизни «Локомотива».

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Кирилл Брейдо пришёл в «Локомотив» в 2014 году. Он оказался в клубе случайно, но прошёл путь от сотрудника пресс-службы до PR-директора. Последний год получился для клуба крайне токсичным, а уже в этом году из команды были уволены сразу 20 человек. Причиной тому стала публикация фотографии, на которой эти сотрудники одеты в майку с матерной надписью.

— 20 человек уволили из-за одной фотографии. Как это вышло?

Мы собрались на первом этаже стадиона, где обитают все рабочие эльфы — проводы человека часто имеют именно такой формат. Переговорка становится ещё и общей зоной отдыха, потому что работаем 24 на 7.

— Почему таким образом отметили уход Николая Комарова (директора департамента корпоративных коммуникаций)?

Его любили в департаменте и понимали, насколько было бы тяжелее работать последние полтора года, если бы не он. Николай вообще многим в клубе помогал, находил решения, в том числе при общении с руководством. Мы были реально ему благодарны. Обидно за него, хотели поддержать.

— Почему именно за счёт футболок с матом?

В любом коллективе есть свои мемы. Например, мне [комментатор] Рома Нагучев написал после этих событий. Допустим, в комнате 8-16 все собрались бы поздравить его с днём рождения и надели майки с его знаменитой фразой. Ну и?

— Там понятна отсылка, а в вашем случае — нет.

Да, у нас внутренний мем, а не публичный. Николай написал пост в «Фейсбуке», выложил видео и переписку. На мой взгляд, там всё подробно объяснено. Кстати, никто не обратил внимание на время переписки — с 5:00 до 7:00 утра. Обсуждается проморолик «Локомотива», и в ночное время два мужика не будут подбирать формулировки. Коля выдал эту фразу матом.

— Дело же не в том, что два сотрудника между собой общались матом, а в том, что была опубликована фотка, где пресс-служба с матом на майках.

Разумеется, публикация фотографии была ошибкой. По моему уходу вообще нет вопросов. На следующий день у нас состоялся разговор, и я написал заявление по собственному. Очевидное решение, потому что у меня в обязанностях прописана ответственность за репутацию клуба. Отмечу, что большинство из 20 человек не имеют отношения к пресс-службе: IT, дизайнеры, матч-дей, магазин, SMM… Лишь пять человек — из пресс-службы. У нас там больше и не работало. Повторюсь, это была внутренняя история. Я в «Локо» с 2014 года. Поверь, есть множество ситуаций, но я о них не расскажу даже на смертном одре. Такое просто не выносится.

— У тебя ничего не щёлкнуло в голове, когда делали кадр?

— В тот момент было ощущение, что все понимают — это очень внутренний, даже личный момент для этого коллектива и никто это в паблик выносить не будет. Но, может быть, при другом внутреннем состоянии я бы этого не допустил.

«Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…»

Фото: instagram.com

— Ты был пьян?

— Нет. Речь об отношении к происходящему. В любом случае после ухода Комарова и назначения Александра Бедарева на его позицию я не был готов работать ещё долгое время. Я не говорю о Саше плохо или хорошо, дело совсем не в нём.

— А в чём?

— Давай так. Я работал и при Геркусе, и при Кикнадзе. При Смородской я был совсем юным. Сейчас пришло новое руководство. Очень тяжело каждый раз находить внутреннюю мотивацию объяснять всё заново.

— Объяснять, что ты не человек Геркуса или Кикнадзе?

— Лояльность и профессионализм нужно доказывать. Твой вопрос — правильный. И это нормально. Не знаю, как сам бы поступал на месте новых руководителей. Тем более если у меня будет наработана своя команда, которой я доверяю. При этом ради новых менеджеров я сделаю всё, чтобы клубу было хорошо, чтобы всё состыковалось. Просто чтобы не осталось выжженного поля.

— Поясни.

— Ну как после Бердыева. Он добивается результата, но когда уходит, то остаётся выжженная земля. Во всяком случае, как ты знаешь, так принято считать в футбольном мире. Я не сталкивался с этим и ни в коем случае не сужу — пример для понимания. Будучи болельщиком и профессионалом, я понимаю, что эти переходы должны быть мягкими.

— Напомни, сколько дней у вас не обновлялся «твиттер» «Локо» после вашего ухода?

— Три дня, кажется. Но это естественно. Сложно заменить столько людей в один момент. Не имеет смысла троллить новую команду за первую неделю работы.

— Кто выложил ту самую фотографию?

— Это уже не секрет. Роберт Савушкин, который занимался документооборотом. Роберт — интересный парень. Добродушный и, правда, хороший человек, но иногда мог сглупить.

— Это как?

— Дело было пару лет назад. В «Вышке» (Высшая школа экономики) есть программа ФИФА. Пригласили «Локомотив» рассказать про матч-дей. Коммерческий директор и руководитель дирекции не смогли пойти, насколько помню, и дали возможность выступить Роберту. На тот момент он работал в этом направлении. Уже на третьем слайде его презентации была вся клубная смета по матч-дею. Каким чудом его тогда не уволили, я не знаю. За него заступались, потому что парень реально хороший, не со зла. Видимо, судьба так распорядилась, что на тот момент миссия Роберта ещё не была выполнена. Сейчас Роберт может со спокойной душой уходить. Самое забавное, что он за два дня до этого события написал заявление об уходе.

— Вы общались после публикации фото?

— Да, ещё пару дней сталкивались в офисе. Он наверняка сам лучше многих понимает, к чему привела его публикация.

— Как быстро вы поняли, что случилась жесть?

— Сразу. Ещё поздним вечером на этой небольшой вечеринке один из наших сотрудников вышел на улицу покурить и увидел в ленте фотку. Срочно вернулся и сказал: «Роберт, какого чёрта? Удаляй».

— Что ответил Роберт?

— Что у него закрытый аккаунт и кому он вообще нужен. Как видите, нужен. Фото было быстро удалено, но было поздно.

— Кто эту историю разогнал?

— Мне абсолютно очевидно, кто ведёт несколько телеграм-каналов, которые писали грязь и клевету в отношении нас. Это просто борьба за место под солнцем.

— Пришедший Бедарев имеет к этому отношение?

— Точно нет. Это бывшие сотрудники «Локо», которые хотели бы снова работать в клубе.

– В результате им это не помогло вернуться?

– Нет. Честно, я не готов их осуждать. Из «Локомотива» практически все уходят раньше запланированного срока, и кто-то занимает нишу анонимных телеграм-каналов. Очень надеюсь, что я таким не стану.

– Из двадцати уволенных многие покидали «Локо» и до истории с майками?

– Примерно треть планировала уйти из «Локо». И они укрепились в этом понимании после ухода Коли и моего заявления. Их заявления я тоже видел.

– Была новость, что увольнением 20 сотрудников «Локо» заинтересовалась трудовая инспекция.

– Скажу за себя. Я не собираюсь этим заниматься. Среди близкого круга моего общения я такого желания тоже не встречал. Хотя за 20 человек говорить не могу.

– Я правильно понимаю, что у тебя нет вопросов к новому руководству «Локо» по поводу своего ухода, но других сотрудников не стоило убирать?

– Я осознаю, что такое РЖД, какая это махина. Подобный посыл [на майках] может быть воспринят как угодно. Хотя, конечно, это не адресовалось ни РЖД, ни болельщикам. Но эти репутационные риски я понимаю, как и метод принятия решений. Вопросов к руководству нет.

– Из двадцати уволенных кому-то уже удалось найти работу?

– Да, многим. Эта история нас сплотила, мы общаемся ежедневно. Есть внутренняя гордость, что мы остались командой. У большинства есть желание продолжить работать вместе.

– Вы можете оказаться в другом футбольном клубе?

– Необязательно футбол. Разговоры есть. Хотя кто-то из ребят хочет отдохнуть. Кто-то к моменту публикации этого интервью уже выйдет на новое место. Люди на рынке смотрят на проделанную работу, а это важнее внутреннего корпоратива. У ребят нет проблем с поиском работы, и я рад этому.

– Есть футбольные клубы, в которые вы не готовы идти?

– Несколько лет назад я бы сказал, что не пойду ни в «Зенит», ни в ЦСКА, ни в «Спартак», ни, понятное дело, в «Торпедо», ни в «Динамо». Просто потому что я 20 лет болею за «Локо». С другой стороны за последние годы я увидел больше ситуаций изнутри, взглянул иначе. Болельщик «Зенита» Геркус был достаточно успешен в «Локомотиве». Торпедовец Филатов создал «Локомотив» вместе с Палычем. Динамовец Бесков — в «Спартаке». Я точно не сравниваю себя с ними, а лишь говорю о том, что всякое возможно.

– В 2017-м Аня Галлай говорила, что из-за любви к «Локо» никогда не уйдёт работать в другой клуб.

– При всём уважении к Ане, вряд ли это имеет весомое значение для кого-либо.

– А для неё?

– Это да. Безусловно она болеет за «Локо», и в ней сталкиваются противоречащие друг другу мысли. Но всё переворачивается, всё меняется. В первый день говорили, что Дзюба – грязный извращенец, а на второй день вся страна поражалась, почему все копаются в чужом белье. Мамаева и Кокорина сначала ненавидели, а потом наоборот – все поражались, зачем их показательно линчуют.

– Последнее по истории с майками. Если бы не та фотка, то как долго ты ещё бы работал в «Локо»?

– Я люблю этот клуб и эту команду. Видел эмоции на последних сборах, очень верю в ребят и хотел доработать сезон до конца. Сложилось, что я ушёл чуть раньше.

– Слова о любви к «Локо» не помешают найти новую работу?

– Не знаю. Это вопрос к потенциальным работодателям.

Трудоустройство в «Локо»

– Как ты вообще оказался в «Локомотиве»?

– Тут интересная история. Особенно учитывая, как я сейчас ухожу. Мне было 22 года, я работал на Eurosport звукорежиссёром и комментатором – отвечал за велоспорт. Мы с друзьями сидели в баре на Лубянке и смотрели футбол. За соседним столом сидел одинокий Денис Новосёлов. На тот момент – советник Смородской по PR-направлению. Он был очень грустным и пил зелёный чай. Это не ирония, просто он за рулём был. Тогда вышла программа «Удар головой», в которой Юрий Дудь в студии буквально уничтожил Новосёлова за какие-то решения Смородской. Денис сидел, буквально обтекал, и на него было страшно смотреть. Тогда было много комментариев, мол, что за клоун.

– Ты к нему подошёл?

– Да. Просто хотел сказать, что не все фанаты «Локомотива» считают его, как многие писали, «конченым». Что он отвечал не за свои решения, и это понятно. Новосёлов настолько удивился, что в этом мире есть человек, который понимает внутренние процессы… Он меня пригласил за стол и угостил виски. Мы отлично поболтали 30 минут. Затем больше полугода мы иногда встречались в том баре. Говорили про «Локомотив» и вообще про футбол. Он даже мне давал такую информацию о клубе…

– Какую?

– Видимо, он меня проверял. Это я только потом осознал. Новосёлов смотрел, не вылезет ли где-то эта инфа. Вряд ли она была достоверной. Ему нужно было убедиться, что мне можно доверять. Я тогда только закончил бакалавриат на международном финансовом факультете в Финансовом университете. Летом 2014 года я собирался выходить на работу в сфере консалтинга. И тут мне позвонил Новосёлов со словами, что ему нужен СММ-щик в пресс-службу. Сказал, что я должен справиться, потому что понимаю в футболе и соцсетях, а если чего-то не знаю, то научусь.

– Твоя реакция?

– Сразу сказал «да». Я болельщик «Локо». Мне казалось, что это закрытый клуб, куда невозможно попасть с улицы. Селекционером, уборщиком, агрономом – на любую позицию я бы пошёл, не раздумывая. Это ведь «Локомотив». Ещё через день Новосёлов перезвонил и сказал, что я пойду не СММ-щиком, а специалистом в пресс-службу. Я ответил, что без проблем. СММ-щиком тогда стал Женя Кириллов.

– По зарплате не торговался?

– Там забавно получилось. Новосёлов пошёл к Смородской утверждать наши назначения. Ольга Юрьевна в своей резкой императивной манере спросила: «А это что? Какие языки он знает?». Новосёлов моментально выдал: «Английский и французский». Не знаю, что ему пришло в голову. Может, испугался. Ольга Юрьевна сразу: «Оо! Второй язык! Зарплату ему на пять тысяч больше».

Корреспондент «Локо-ТВ»

– В моей голове отложилось, что ты был корреспондентом «Локо-ТВ».

– Да, позже я им стал. Сначала я был шеф-редактором программки «Наш Локо». Она была самой крутой в РПЛ – около 70 страниц. Огромные интервью делали. Я сразу принёс огромную беседу с Пейчиновичем и Ниассом. С моим-то знанием французского.

– Стоп. А как ты с ним общался?

– По-английски. С одним сделал интервью на 45 тысяч знаков, а с другим — около 37 тысяч знаков. Общался по три часа с каждым. Потом ночами не спал, чтобы всё расшифровать. Когда скинул текст такого объёма, то на меня смотрели… странно.

– Вообще тяжело было начинать?

– На самом деле быстро влился в работу. Общался с игроками, сотрудниками, журналистами. Со временем стал комментировать матчи молодёжного первенства на нашем YouTube. Так стал ближе к «Локо-ТВ», больше работал в кадре и вёл программу «Наше Черкизово Live». В итоге перебрался в «Локо ТВ» как корреспондент и продюсер. Работал там до осени 2017 года.

– Весёлое было время?

– Отличное.

– Что творили?

– Главное творение – работа с командой. Абсолютное счастье – это, например, лететь рядом с Хёведесом. При взлёте у меня был английский на уровне третьеклассника, а при приземлении – уже native speaker. Утрирую конечно, но сама практика важна.

– На сборах обычно основное веселье.

– Был случай в Австрии. Там все катаются на велосипедах, чтобы добраться до магазина или ещё куда-нибудь. В Дохе – гольфкары, а в Австрии – велосипед. Оператор и монтажёр Лёша Жарков (до недавнего времени руководитель «Локо-ТВ») упал с велосипеда. В свойственной себе манере разнёс свой нос, который стал большим и синим. Смотрелось мощно. Приехав таким на тренировку, он подвергся троллингу со стороны Черевченко: «Что, напился и упал?».Все смеялись, а Лёше было неприятно. Человек просто упал с велосипеда, а 30 человек ржут, будто он пьяный. Сейчас Лёше почти 30 лет, и он уже не рефлексировал бы, а тогда расстроился. Прошло несколько лет. Черевченко работал в Туле, а мы сидели на сборах уже в Испании. После товарищеского матча и ужина мы с Лёшей сидели и выпивали пиво. Мы сфотографировались и отправили кадр Черевченко со словами: «Вас уже нет, а мы всё выпиваем». Футбольный внутренний троллинг, был наш ход.

– Черевченко что-то ответил?

– Нет, но у нас хорошие отношения. Виделись в этом сезоне на матчах с «Химками», тепло общались. У него дела идут отлично, как видишь. В нашем окружении все очень рады за Игоря Геннадиевича.

«Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…»

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

– Осенью 2017 года ты ушел из «Локо». Почему?

– Был не согласен с внутренней структурой клуба. С Лëшей Жарковым мы считали, что «Локо-ТВ» в современных реалиях должен обслуживать и коммерцию, и маркетинг, и вообще создавать контент для привлечения аудитории, а не просто быть придатком пресс-службы.

– Или ты не хотел оставаться под руководством Андрея Бодрова?

– Важный фактор, но сейчас не об этом. Смотри, изначально клубное телевидение «Локо» – старейшее в Восточной Европе. С этим может поспорить только «Шахтёр». Создатель «Локо-ТВ» Артём Бочаров уже умер, Царство небесное. Для меня и Жаркова было гордостью продолжать клубное ТВ. В те времена это была больше телевизионная и репортажная работа: снять пресс-конференцию и записать комментарий после тренировки. Такие истории – к пресс-службе.

– А сейчас уже не так?

– В 2021 году клубное ТВ должно создавать виральный контент, который будет цеплять. Пресс-служба больше информирует, а мы, помимо этого, должны ещё образовывать, развлекать и привлекать. Считаю, что для «Локо-ТВ» на горизонтальной основе должны поступать запросы от коммерции, маркетинга и других отделов. Находиться под пресс-службой было неправильно. Это не позволяло клубному телевидению развиваться. Будучи несогласными с имевшейся системой, мы с Лёшей ушли. Было понятно, что клуб к этому придёт. Пускай даже за счёт нашего ухода.

– Вскоре вы вернулись.

– Илья Леонидович позвал обратно, но уже как контрагента – внешний продакшн. В тот момент у клуба объективно было не очень с ТВ. Мы сделали классную рекламную кампанию «Back to business» в ковбойском салуне, сделали вообще ребрендинг клубного телевидения 2.0.

– Что там было?

– Например, «Премьер-лига плохих шуток» и «LokoLeaks». Спасибо, Геркусу, что дал нам шанс. Пускай и не сразу. И, к сожалению, Илью Леонидовича почти сразу убрали. Пришел Василий Саныч – человек с телевидения. У него были свои взгляды на развитие клубного ТВ, но он присмотрелся и высоко оценил нас. Позволил реализовать задуманное. В результате начальство решило, что я подхожу на должность директора по связям с общественностью.

Пресс-атташе

– Почему подходишь? Всё-таки клубное ТВ и пресс-служба – разные штуки.

– Да, но я и так был по сути медийным лицом клуба. Делал влоги, брал интервью, комментировал матчи, вёл программу «Наше Черкизово Live». Был связующим элементом между болельщиками и командой. Старался давать много внутряка. Плюс опыт на телевидении, работа в пресс-службе, контакт с футболистами и журналистами, меня знает Палыч, я успел побывать СММ-щиком, знал язык. За столько лет в «Локомотиве», конечно, изучил процессы. Вплоть до того, можно ли пройти перед Кучуком в день игры…

– Можно?

– Конечно, нет. Кстати, о Кучуке. Формально я вышел на работу в «Локо» 1 сентября 2014 года. Хотя уже 31 августа я сидел в ложе прессы. Тогда был матч против «Зенита» – мы уступили 0:1. Стало понятно, что процессы по уходу Кучука были запущены. Болельщики скандировали, что не нужны нам Буссуфа и Диарра, а нужен только Кучук.

без аргументации: «Позор Селюку, позор Талалаеву, позор Моссаковскому». Тут три фамилии – понятно, что последуют три ответа. Было бы 10 фамилий – получили бы 10 ответов. Василий Саныч такие ситуации воспринимал не как дискуссию, а как оправдание, и он был не намерен объясняться перед Селюком.

Юрий Сёмин

– Может быть ты слишком мягко отстаивал свою позицию?

– Один раз я даже перешёл на мат. Я точно не стеснялся высказывать свое мнение.

– Это когда вы так спорили?

– 14 мая (день, когда было объявлено об уходе Сёмина. – Прим. «Чемпионата»).

– Это был мат по отношению к Кикнадзе или к ситуации?

– К ситуации, конечно. Мы договорились сделать прямой эфир – общение с болельщиками. Подготовили всё с технической точки зрения, чтобы Василий Саныч объяснил принятое решение. Мы считали, что в той ситуации нельзя было молчать. Однако понятно, что ключевые решения принимались явно не на уровне клуба и департамента коммуникаций. Ночью на эмоциях я позволил себе фразу, мол, так нельзя делать, мы ведём себя как [чудаки].

– Что ответил Кикнадзе?

– Пару ласковых. Нормально так ответил, но разговор продолжился — всем было тяжело. Разумеется, по Палычу нужно было что-то сделать. Понятно, что в нашем доступе были только онлайн-инструменты. Других просто нет. Поговорить с Палычем мы не могли из-за такого расставания, а ещё добавляем пандемию. Потом ещё вышло интервью со Стогниенко, явно не оптимальный формат для коммуникации. Кстати, Владимиру огромное спасибо за слова поддержки в последней ситуации. А тогда… «Локомотив» на сайте писал, что журналисты – плохие, а болельщиков мы любим и уважаем. Поэтому желательно было выходить в эфир с болельщиками моментально, а не спустя неделю у Стогниенко.

class="instagram-media" data-instgrm-permalink="https://www.instagram.com/p/B-QBBO6JZob/?utm_source=ig_embed&utm_medium=loading" style=" background:#FFF; border:0; border-radius:3px; box-shadow:0 0 1px 0 rgba(0,0,0,0.5),0 1px 10px 0 rgba(0,0,0,0.15); margin: 1px auto; max-width:540px; min-width:326px; padding:0; width:99.375%; width:-webkit-calc(100% - 2px); width:calc(100% - 2px);">

– Как вообще сотрудники отнеслись к уходу Сёмина?

– У нас большинство ребят болеют за клуб. Конечно, они были расстроены. Каждый старался сделать лучшее из возможного. Дизайнер Денис Бадаев вдохновился кейсом «Челси» для подготовки имиджей. Лёша Жарков сделал крутой ролик, СММ предложил систематизировать контент и сделать постинг по-настоящему массовым. Шеф-редактор сайта написал статьи. Нужно было находиться внутри, чтобы видеть наше желание сказать «спасибо» Палычу. Когда Леван (L’One) называет лицемерием то, как мы хотели попрощаться с Палычем, то я вступаюсь за ребят. Как можно говорить о лицемерии? У нас есть чат. Я могу тебе показать, какой там был объëм ночной переписки – это всё люди, которые лицемерно хотели поблагодарить Сёмина? Серьёзно? Сделали бы не много, а мало контента – тоже плохо, ещё хуже! Это же Палыч.

– Слово «лицемеры» задело?

– Я стараюсь спокойно относиться к хейту, потому что знаю правду. Мне важно мнение футболистов, Палыча или коллег с рынка, которые в теме. Болельщики считают, что лицемерно проводил Сёмина? Я не вправе судить их за это мнение. Они так обрабатывают ту информацию, которая у них есть.

– Когда ты понял, что Сёмин уходит?

– Я общался со всеми сторонами и до последнего момента не понимал. Настроения были противоположными – каждая сторона верила в своё. 11 мая поздравлял Палыча с днём рождения. На тот момент он явно не собирался уходить, настроение было отличное.

– Почему Кикнадзе не хотел продлевать контракт Сёмина?

– Во-первых, я бы в этой ситуации не называл Кикнадзе ключевой фигурой.

– Окей, руководство «Локомотива» не хотело сохранить Сёмина?

– С Палычем было много трений у руководства. Будто при Геркусе складывалось что-то принципиально другое. Даже после чемпионства.

– Команда шла на втором месте – нормальный результат. Должна быть какая-то причина недовольства тренером. Это нельзя объяснить только историческим противостоянием между тренером и президентом/гендиректором.

– Я могу догадываться, но не буду говорить.

– Ты говоришь, что Кикнадзе – это не дьявол, но у тебя никогда не было ощущения, что ты – именно адвокат дьявола?

– Да, было. Опять же, могу только процитировать Палыча: нужно служить «Локомотиву». В какой-то момент болельщики стали смотреть на клуб не как на что-то любимое, а как на что-то захваченное, как на империю зла.

– Может быть, у них были основания?

– А я и не говорил, что у них не было оснований. Фанаты имели полное право называть меня частью этого зла. Ну имели. Хотя с тем же успехом можно назвать частью империи зла и условного Диму Баринова.

«Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…»

Фото: instagram.com/kirill_breydo

Дмитрий Баринов

– Почему из всех футболистов назвал именно его?

– Не знаю. Может быть, потому что он мой самый близкий друг в команде. Мы с Барой давно знакомы. Помню, как мы с ним в 2015-м летали с молодёжкой на выезд с «Уралом». Он тогда забил шикарный гол в девятку, и только мы вдвоем переехали из отеля молодёжки в отель основы. Помню, сидим с ним в столовой, и он меня спрашивает: «Кирюх, а ты бы меня поставил или…». Не помню кого.

– Диарра?

– Нет, он в 2014-м ушёл. Я почему-то хочу сказать, что Н’Динга, но он кажется позже пришёл. Не суть. Я ответил: «Конечно, тебя, но попозже». Он тогда на поле не появился. Когда мы прилетели в Москву, то у него утром была тренировка, а у меня интервью. Мы тогда оба поехали спать в Баковку. У него ещё не было своей комнаты, а мне она в принципе не полагается. Мы легли с ним на верхнем этаже в тренажёрном зале. Знаешь, свет выключен, и мы как в лагере болтали обо всяком. Бара рассказывал про интерес со стороны «Манчестер Сити». Он тогда уже со сборной России взял и золото, и серебро на юношеском Евро.

– Баринову хотелось в АПЛ?

– Он говорил, что хочет в Европу, но сначала нужно стать звездой и капитаном «Локомотива».

– Для него важна капитанская повязка?

– Думаю, да. Хотя её отсутствие не мешает ему быть лидером.

– Он же болел за «Спартак»?

– Опять же, торпедовец Филатов, динамовец Бесков, Гарри Кейн в форме «Арсенала» и ещё много примеров. Ну сгонял он на матчи пару раз с друзьями. Мне кажется, точно не аргумент, чтобы не делать его капитаном. Более того, лучшей кандидатуры, чем Баринов просто нет.

– Иногда он кажется хамоватым.

– Он может так восприниматься со стороны, но на самом деле – чувственный, добрый и воспитанный. Может быть, я сейчас порчу ему карму и соперники больше не будут его бояться. У него тяжёлое детство: много клубов, какая-то дедовщина в Раменском, постоянные переезды, борьба за место под солнцем. Его агрессия – это оболочка и защита. Добрейший парень.

«Ты вообще представляешь, что такое — взгляд Игоря Денисова? Понимаю: мне конец…»

Фото: Эдгар Брещанов, «Чемпионат»

Марко Николич, Лука Джорджевич

– Какого было Николичу приходить в такую токсичную атмосферу?

– Очень тяжело. Не знаю, планировал ли Марко завершать тот сезон или уже думал о новом. Получилось, что прилетел в Россию и две недели сидел в отеле. Тренировал команду буквально по скайпу. Ещё и Пашинин слёг. В результате на себя всё взял Лоськов. И вот уже матчи начинались.

– Мягко говоря, важные.

– Нельзя было отдавать место в ЛЧ. Страшно подумать сколько ещё негатива было бы, опустись мы ниже. С другой стороны, если сохранил второе место, то, понятно, что на багаже Палыча. Тяжело было Марко с Лигой чемпионов, потому что все европейские клубы отдыхали, а в РПЛ перерыв – лишь две недели. За это время ничего не подготовишь. А ещё и состав сильно изменился. Лёша уехал в «Аталанту», а Баринов сломался. Хёведес, Фарфан и Жоау Мариу ушли. Абсолютно новая команда.

– Сейчас идут неплохо.

– Зимой у Марко были первые полноценные сборы с «Локо». Приятно видеть результат. Три голевые Рифата, дубль Камано… Кто мог представить полгода назад, что Рифат на позиции «десятки» отдаст три голевые в матче РПЛ? Кто бы сказал, что в центре Куликов и Мухин будут реально определять игру? Команда замечательная. Поэтому прощаться было тяжело.

– Как это происходило?

– Обнимались, разговаривали. Это в «Лужниках» происходило – мы же там сейчас тренируемся. Теперь практически со всеми списываемся. Я поздравляю ребят, обсуждаем. Приятно было услышать слова поддержки даже от тех, кого уже нет в команде – от Виталика Денисова, Луки Джорджевича…

– Джорджевич – дико обаятельный парень.

– Помню, как мы за ним поехали. В своё время у нас ещё не было внутреннего регламента встречи футболистов. Безусловно, каждый отдел знал, что делать. Орготдел занимался одним, медицина – другим, пресс-служба – третьим. Встречать Джорджевича в аэропорт отправили обшарпанный микроавтобус Wolksvagen 20-летней давности. А я всё равно ехал в аэропорт с Аней Галлай, чтобы встречать Луку. Мы посмотрели на всё это, и стало просто неудобно. У меня, конечно, не Mercedes S класса, но решили, что лучше уж на моей. Я просто сел за руль, и мы поехали встречать новичка. В результате Лука сел со мной вперёд, а его теперь уже супруга, Йована – назад к Ане. Пока ехали по пробкам через центр в отель, я рассказывал ему о Москве, болтали о ресторанах и парках. Сзади Йована и Аня обсуждали какие-то салоны красоты. Вот это и есть кайф.

– Почему?

– Ты чувствуешь себя единым целым с командой. Возможно, не сотрудник пресс-службы должен сидеть за рулём, но ты берёшь на себя ответственность. Нужно встретить футболиста и сделать так, чтобы ему было комфортно. В итоге у нас с Лукой сложились потрясающие отношения. Позже мы ему помогали организовать сюрприз Йоване, когда он делал ей предложение. Тогда включились все наши ребята. Само собой, безвозмездно. Правда, потом Лука всё равно отблагодарил, но нам самим было в кайф организовать ему оркестр и салют.

– Что ещё из крутого удалось организовать?

– Презентация Жоау Мариу, просмотр в «Депо», Останкинская башня в клубных цветах, дневники Лиги чемпионов на «Локо-ТВ», крутой кейс с тифлокомментированием для Василия и его друзей из ВОС (Всероссийское общество слепых). Дорогого стоит увидеть то счастье, когда он и его друзья пришли на стадион. Они не знали, что при входе на трибуну им дадут наушники и весь матч прокомментируют персонально. С тех пор у нас на каждом матче проходит тифлокомментирование. Василий, узнав, что я ухожу, тоже записал мне трогательное аудиосообщение. Для меня это важно.

– Меня бы депрессия накрыла, если бы я лишился всего, чем столько жил.

– У меня депрессии точно нет. Сейчас время с одной стороны отдохнуть, а с другой – определиться с новым вектором. Вообще я уже уходил из «Локомотива» и знал, что вернусь. Сейчас тоже знаю.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *