Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
Спорт — часть политики. И вот как это влияет на сборную России Спорт — часть политики. И вот как это влияет на сборную России
Поделиться Комментарии Мнение Кирилла Хаита о том, почему всё так плохо и можно ли сделать лучше. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не всегда отвечает... Спорт — часть политики. И вот как это влияет на сборную России

Поделиться

Комментарии

Мнение Кирилла Хаита о том, почему всё так плохо и можно ли сделать лучше.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не всегда отвечает на вопросы прямо, но когда его спросили о надписи на форме сборной Украины на Евро-2020, он сделал исключение и выразил чёткую позицию. «Спорт должен быть вне политики». Вообще эта фраза в том или ином виде звучит постоянно. «Спорт вне политики» — с этим как бы по умолчанию солидарны и читатели статей на «Чемпионате», и спортсмены, и депутаты. И этим Россия сильно отличается от окружающего мира.

Два дня назад УЕФА и ООН совместно выпустили ролик в поддержку беженцев. Вот он. В превью к видео, которое называется «Футбол для всех», говорится об инклюзивности (включённости) беженцев в Евро-2020.

Год назад Джейдон Санчо показал надпись, посвящённую убитому полицейским Джорджу Флойду, — ему показали жёлтую карточку, а немецкий футбольный союз вынес предупреждение за политическое послание, но быстро опомнился. Предупреждение сняли, а преклонение колена стало нормой футбола. И сейчас на Евро половина сборных преклоняет колено в знак поддержки движения Black Lives Matter.

Спорт — часть политики. И вот как это влияет на сборную России

Фото: Lars Baron/Getty Images

Мануэль Нойер использует на матчах Евро капитанскую повязку с шестицветной радугой. УЕФА провёл расследование и разрешил повязку оставить с формулировкой «повязка является командным символом в поддержку разнообразия, следовательно, это хороший пример».

В Федерации футбола Англии есть директор по разнообразию. Так официально называется его должность. Его зовут Пол Эллиотт, из последних появлений в медиа — речь в поддержку Саутгейта, который «совершил культурную революцию в английском футболе».

Независимо от того, как вы оцениваете все эти явления, в них невозможно не заметить кое-что общее. Всё это — политические высказывания, реализуемые в футболе. Футбол — часть политики. Если вы с этим не согласны, дальше можно не читать. А если согласны, то, наверное, у вас возникает вопрос: какая тут связь с уровнем российского футбола?

Сильная футбольная сборная складывается из двух макропричин. Первая — сильный местный чемпионат, вторая — выступление игроков в лучших зарубежных клубах. Если взглянуть на все команды, которые считаются фаворитами Евро, то они в разной пропорции воплощают оба подхода.

В Англии почти все игроки представляют АПЛ — с отрывом сильнейшую лигу последних лет. В Германии это игроки из топовой Бундеслиги плюс «Реал», «Челси», «Манчестер Сити» и так далее. В Италии — сильный местный чемпионат. Во Франции — сборная лучших клубов мира с добавлением «ПСЖ». В сборной Бельгии чемпионат Бельгии представляет только запасной вратарь.

Какая из этих ситуаций относится к сборной России? Ни одна.

Если говорить об уровне чемпионата России, то в последние годы мы по очкам в еврокубках заметно отстали от Португалии и сейчас конкурируем с Бельгией и Нидерландами. Но даже в сборной Португалии всего пять игроков из местного чемпионата, а в основе у Франка де Бура постоянно играют всего три представителя Эредивизи. То есть уровень седьмой-девятой лиги Европы — это не тот уровень, который позволяет создать топ-сборную. Значит, этот вариант не про нас. Но — стоп. У нас всего четыре игрока на всю заявку не из РПЛ — то есть и второй вариант не про нас тоже.

Это исходная точка.

А дальше пути к её исправлению упираются в то, что спорт — часть политики, независимо от того, хотим мы этого или нет. Политика — это не только война санкций или флажки с радугой. Это ещё и постоянный информационный фон, который меняет отношения на бытовом уровне. И глобальные решения, которые разворачивают страну в том или ином направлении.

Бытовой уровень — это, например, когда обычный человек, не политик, а полицейский из Копенгагена говорит, что рад, что русских не пустят в страну, потому что от них всегда проблемы. Он не злодей, уж точно не расист, но обвинить целую нацию в нецивилизованном поведении для него нормально — потому что он лишь озвучил то, что каждый день видит в новостях. Или в кино, где снова мода на русских злодеев и идиотских красных воробьёв. Это рождает взаимное недоверие, если не враждебность.

А глобальное решение — это когда Россия, в последние годы находясь в состоянии перманентного конфликта с западными странами, начинает наращивать собственную самодостаточность везде, где можно, и создаёт собственные производственные цепочки. В некоторых сферах государство эффективно: например, в сфере национальной безопасности и вооружений. Или другой пример: у нас быстро разработали вакцину от коронавируса. Но в тех сферах, которые не относятся к ключевым, всё по-другому. Например, в футболе.

Футболом у нас занимаются по остаточному принципу. Да, клубы отданы на финансирование региональным властям и крупнейшим госкомпаниям, но и для тех и других футбол является не престижным вызовом, который может повысить статус, а дополнительной нагрузкой — возможно, даже нежеланной, но обязательной. При этом деньги, которые выделяются на «Локомотив», «Зенит» или «Рубин», невелики относительно бюджетов «Газпрома», РЖД или того же «Нижнекамскнефтехима», не говоря о ТАИФ в целом. То есть для этих компаний это тоже далеко не решающее направление.

Денег выделяется вроде бы очень много — если сравнить с другими видами спорта — но принцип остаточности сильно снижает их эффективность, потому что исключает долгосрочное планирование и ответственность за результат. Бюджет клуба РПЛ не планируется исходя из стратегии развития на три года вперёд, а выясняется на личной встрече перед новым сезоном. Сколько осталось, столько и дадут.

Задача — выстроить самодостаточную и конкурентоспособную футбольную индустрию изнутри, собственными усилиями — не реализуется, потому что для тех, кто даёт деньги, это слишком незначительная задача с точки зрения финансов и ответственности. Отсюда тотальная неэффективность. Речь не только о всем надоевших футбольных площадках, массовое строительство которых не ведётся со времён Сергея Капкова, а вообще обо всём. Какие у нас новые идеи по развитию игры? Какие новые технологии в тренировочном процессе? Какие собственные методики развития молодых игроков? А как у нас показывают футбольные матчи? Как у нас анализируют и обсуждают футбол на телеканалах? Как у нас ходят на стадионы — и как относятся к болельщикам на стадионах? И если на то пошло — а как у нас вообще умеют болеть за своих?

Нельзя обвинять сборную, которая занимает место в конце четвёртого десятка рейтинга ФИФА за разгром от команды из первой десятки. Сборная — отражение общей ситуации в нашем футболе, причём я бы сказал, что, учитывая застой и дефицит современных знаний в индустрии в целом, сборная ещё неплохо держит уровень. Но без перемен удержать даже этот уровень будет становиться всё сложнее.

Как можно выйти из тупика

Самый очевидный путь для футбольной периферии — отправлять лучших и вообще всех сколько-нибудь конкурентоспособных игроков в лучшие чемпионаты. Это повышает не только их индивидуальный уровень: со временем они возвращаются домой, становятся тренерами, открывают свои школы, делятся опытом, просто рассказывают друзьям о том, что увидели, — так накапливается критическая масса знаний. Большинство средних восточноевропейских команд именно такие, периодически кто-то из них выстреливает.

Чтобы пойти по тому же пути, в нашем футболе должно стать резко меньше денег. Не так же мало, как в Бельгии и Португалии, а ещё меньше, чтобы сохранить релевантность зарплат в индустрии общей покупательской способности. Не только наши игроки не рвутся в Европу — в Европе Россия тоже не считается перспективным направлением для поиска талантов. Только при радикальном снижении зарплат наши футболисты начнут массово преодолевать обоюдное недоверие — в том числе недоверие западных скаутов к игрокам из России как неадаптируемым — и количеством успешных примеров создадут новую привычку уезжать, чтобы сделать карьеру.

Это трудный и небыстрый путь, и нужно быть готовым к тому, что на каждый удачный пример раскрытого таланта приходится несколько неудачных. Но пусть этот путь и долог, зато он гарантированно работает. Правда, он отменяет курс на самодостаточность. Никакого хотя бы локально сильного чемпионата — только уезжаем, а там смотрим и учимся, смотрим и учимся. И ждём, когда те, кто чему-то научился, станут учить других.

Другой путь не так очевиден. Можно вспомнить, как Пётр Первый прокачал сборную России по плаванию: это было именно создание места силы с нуля. Оно прошло успешно, потому что было категорическим приоритетом для государства. В то время тоже существовала политическая конъюнктура, у европейцев была настороженность к России, но правительство платило шотландским и голландским специалистам столько, сколько они были в состоянии унести — лишь бы они приезжали и делились опытом. То есть, даже будучи периферией, можно совершить рывок и выйти на новое качество.

Вообще государственный контроль сейчас принято пинать по умолчанию, но это ошибка. Например, сборная СССР по футболу дважды выиграла Олимпийские игры, один раз — чемпионат Европы и ещё трижды была второй — хотя массовый футбол в СССР был как бы не то чтобы частным. Но существовала система подготовки игроков с детства до высшего профессионального уровня без логистических дыр, а уровень научных знаний об игре позволял не только перенимать идеи конкурентов, но и развивать футбол собственными идеями.

Естественно, это не гарантия успеха, просто пример: государственная программа тоже может быть эффективной. Но для этого нужно, чтобы направление стало приоритетным. Чтобы не десяток богатейших компаний скидывали по миллиону мелочь из карманов, не глядя на что дают, нет. А чтобы было единое направление с единым источником бюджета и единым руководством — и понятной ответственностью за расходование средств и результат.

Если строить собственное место силы, то на начальном этапе всё равно придётся покупать знания. И переплачивать за них.

Российскому футболу не хватает инфраструктуры, технологий, знаний — можно долго перечислять, но я бы сформулировал это так: не хватает непрерывной логистической цепочки от пинания мяча во дворе до заполненного болельщиками красивого стадиона в четвертьфинале Лиги чемпионов. Поэтому и приглашать нужно не заслуженного пенсионера Фабио Капелло и не на должность тренера сборной.

Приглашать нужно людей вроде Марсело Бьельсы, которые в огне прямо сейчас, и не в сборную или там в «Спартак» (не дай бог), а на должность методолога всего юношеского футбола. Даже не координатора — организационными вопросами должны заниматься другие — а именно человека, который составляет план тренировок, ездит по академиям и следит, как его план воплощают в жизнь. Школу «как бы чего не вышло» и «отдай вратарю» иначе не переделать. Иначе откуда у нас возьмётся культура работы с мячом? Да, Бьельсу трудно заинтересовать деньгами, он идейный. Значит, надо брать идейностью. У нас тут страна на 140 млн жителей, а культуры паса — нет. Нужен министр культуры паса, вас это интересует?

Приглашать нужно людей вроде Ральфа Рангника, управленца с опытом проведения реформ и всё ещё не реализовавшего все амбиции. И давать ему не должность тренера, а пост в РФС с полномочиями не только хлопать по спине и говорить Molodiets! — а и увольнять тоже. Да, это будет стоить конфликтов, обид и, кроме всего остального, огромных денег: убедить топ-менеджера заняться российским футболом. А ещё дороже будет делать то, что он скажет. Но если исходить из того, что Россия должна стать самодостаточной футбольной страной, то без этого первого шага — переплаты за опыт и знания — не будет и следующего. Не будет собственных тренеров, идей, прорывов, раскрытых талантов.

Оба эти варианта развития требуют политического решения на самом высоком уровне. Они принципиально разные, но при этом на каком-то этапе не полностью исключают друг друга. Например, оптимизация расходов госкомпаний на профессиональный футбол может стать источником базового бюджета на осуществление единой программы развития, которая будет применяться на низовом уровне по всей стране. Но нужно выбрать направление и сделать шаг, потому что быть периферией и при этом считать себя сильной футбольной страной — это путь в никуда.

В любом случае это задача на годы. И ни одно решение не даст мгновенного эффекта. Звучит не слишком обнадёживающе, но это лучше, чем вечно ждать подвигов от сборной, которая может порадовать, только совершив подвиг.

***

Подписывайтесь на телеграм-канал Кирилла Хаита о европейском футболе. Там больше его материалов: посты, статьи, видео и подкасты.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *