Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Критика Хартли? Собака лает, караван идёт. Поработав с ним, понял — раньше не тренировал» «Критика Хартли? Собака лает, караван идёт. Поработав с ним, понял — раньше не тренировал»
Поделиться Комментарии Большой разговор с Дмитрием Рябыкиным — легендой омского хоккея, который уже шестой год работает в тренерском штабе «Авангарда». — знаковая фигура для... «Критика Хартли? Собака лает, караван идёт. Поработав с ним, понял — раньше не тренировал»

Поделиться

Комментарии

Большой разговор с Дмитрием Рябыкиным — легендой омского хоккея, который уже шестой год работает в тренерском штабе «Авангарда».

— знаковая фигура для омского хоккея. В сибирском городе воспитанник московского «Динамо» отыграл 13 сезонов, был капитаном «ястребов», а сейчас уже шестой год входит в тренерский штаб «Авангарда». Планирует ли Дмитрий Анатольевич становиться главным тренером и какой хоккей будет ставить своим командам? Как повлиял на его работу приход Боба Хартли? Чем современный хоккей отличается от хоккея прошлых лет? Как он относится к критике Хартли и что мешало Раймо Сумманену? Об этом и многом другом — в эксклюзивной беседе Рябыкина с обозревателем «Чемпионата».

«Пару раз предлагали поработать главным тренером. Я отказался»

— В отличие от коллег по тренерскому штабу, вы в межсезонье подписали не двухлетний, а однолетний контракт с «Авангардом». Почему?

— Не знаю, это нужно у руководства спросить. Но я доволен и этим.

— Размышляете о самостоятельной карьере?

— Конечно. Но пока это, скорее, дальняя перспектива, в ближайшем будущем я помогаю Хартли в «Авангарде», а дальше — всё возможно.

— Сколько раз вам предлагали работу главным тренером?

— Было пару раз. Это были клубы КХЛ. Я отказался.

— Почему?

— Скажем так: не видел перспектив для развития.

— Вообще, видите себя в каком-либо другом клубе, кроме «Авангарда»?

— Пока нет.

«Очень важно, чтобы у клуба были традиции. Это всё не просто так»

— Что изменилось в «Авангарде» с приходом Хартли?

— Очень многое. С приходом Боба поменялось даже отношение обслуживающего персонала к команде. У него есть свои требования, свои привычки, которым он просит соответствовать всех, включая массажистов и сервисменов. Всё построено для того, чтобы хоккеисты могли как можно больше отдыхать и восстанавливаться, спокойно готовиться к играм.

— За что вы отвечаете в тренерском штабе?

— За многое. Я не могу сказать, что я полностью забираю игру в меньшинстве или работу с защитниками. Мы с Жаком Клутье вместе это делаем. Плюс я помогаю Антону Курьянову, плюс работаю с неиграющими, с травмированными. Да и всё остальное.

У нас нет жёсткого деления обязанностей в тренерском штабе. Мы всегда вместе участвуем в любом процессе, и всегда Боб спрашивает мнение каждого тренера.

«Критика Хартли? Собака лает, караван идёт. Поработав с ним, понял — раньше не тренировал»

Фото: Владимир Беззубов, photo.khl.ru

— Хартли — демократ или, скорее, диктатор? Имею в виду, может ли кто-то заставить его поменять мнение?

— Он демократ. У него, конечно, всегда есть своё мнение, но он всегда прислушивается к мнению коллег. Например, мы начинаем день с определения состава, и он каждого спрашивает о нашем видении. Бывает, что после обсуждения он меняет своё мнение, это нормальный рабочий процесс.

— Как сильно поменялась ваша роль в тренерском штабе «Авангарда» после прихода Хартли?

— Прежде всего — в коммуникации. Сейчас я вижу, что человек хочет знать моё мнение по тому или иному вопросу. Эта черта присуща далеко не всем тренерам.

— Защитники «Авангарда» лучшие в КХЛ по блокированным последние три сезона — это и ваша заслуга?

— Это неотъемлемая часть вообще обороны, под шайбу все ложатся, нападающие — тоже.

— Это тенденция последних лет?

— Я думаю, что всегда так было. Просто раньше не было такого раздела статистики. Всем хватало подсчёта голов и передач, и многие думали, что это и есть весь хоккей. Зато сейчас обычные люди начинают понимать, что блокировать броски — это тоже очень важная и нужная работа.

— Встречали на своём веку игроков, которые не хотели бросаться под шайбы?

— Были и такие. Но ведь если человек играет за счёт правильного выбора позиции, то ему и не надо броски блокировать.

— Для болельщиков вы — носитель духа «Авангарда», ниточка, связывающая разные эпохи клуба. А в чисто хоккейной кухне такие понятия актуальны?

— Трудно сказать. Но очень важно, чтобы у клуба были традиции. Те же московские клубы постоянно проводят турниры среди ветеранов, они общаются, собираются. Им уделяют внимание, это всё не просто так.

— Но ваш авторитет для омского хоккея уважают современные игроки?

— Честно — не знаю. Но думаю, что многие помнят, как я играл.

«Тренеры прошлых лет и близко так не разбирали хоккей, как это делают современные наставники»

— Вы единственный человек, приложивший руку к обоим чемпионствам «Авангарда». Поднимая Кубок Гагарина, вспоминали весну 2004-го?

— Знаете, вспоминал не когда кубок поднимал, а когда нам вручали медали чемпионов России. Там был главный трофей Суперлиги, который мы выиграли 17 лет назад, я даже сфотографировался с двумя кубками.

— Можно сравнить два чемпионских пути «Авангарда»?

— Тяжело. Тогда я был игрок, от меня зависело всё. Сейчас можно только направить, подсказать, но нельзя выйти и что-то сделать.

— Вообще игровую карьеру часто вспоминаете?

— Уже почти нет, за редким исключением. На лёд уже не тянет, давно в себе убил это чувство. Поначалу — да, сравнивал постоянно, как бы я поступил в том или ином эпизоде. Но сейчас понимаю, что это большая глупость.

— Хоккей сильно изменился с тех времён, когда вы играли?

— Конечно. Он стал намного быстрее, попроще. Вообще, правила хоккейные поменялись очень сильно. Раньше можно было цеплять, «пиджаки» накидывать, а сейчас за это сразу удаляют. Это лишь один пример.

— Есть ностальгия по комбинационному горизонтальному хоккею Белоусова? Сейчас-то у всех вертикальное «бей-беги» в разных вариациях.

— Сейчас весь хоккей основывается на результате, вот главное отличие. Да, раньше тоже было так, но… Не хочу сказать ничего плохого про тренеров прошлых лет, но они и близко не разбирали хоккей так, как это делают нынешние наставники. Я не только о Хартли говорю. Например, при Валерии Константиновиче Белоусове мы смотрели видео только тогда, когда проигрывали матчи, и то, если он что-то специфическое хотел нам показать. Сейчас же видеоразбор происходит в каждом клубе каждый день. Аналитической работы стало в разы больше.

— При этом сам Хартли всегда говорит, что хоккей — очень простая игра.

— Ну, конечно, она простая, но только если ты умеешь в неё играть. Согласен, что с аналитикой нельзя пережимать, нельзя показывать только негатив.

— Но игроки тоже поменялись, стало меньше творцов. Тройкой Затонский — Прокопьев — Сушинский в современном русском хоккее не пахнет.

— На каждом этапе развития хоккея есть свои большие тройки. Мастерство и задача тренера в том и состоит, чтобы найти химию между тремя игроками.

«Отставки в КХЛ вернутся. Это ведь часть бизнеса: если руководству что-то не нравится, тебя убирают»

— Омск стал вторым домом?

— Конечно, можно так сказать. В этом городе мои дети выросли, я провёл там 13 лет игровой карьеры, плюс тренерские годы.

— Как вы вообще оказались в сибирском городе в конце 90-х?

— В своё время Владимир Васильевич Голубович уехал в Омск из московского «Динамо» тренером, потом позвал меня. Получилось так, что я переехал.

— Почему поехали за Голубовичем?

— Он доверял мне молодому в «Динамо», и я решил ехать за ним. «Авангард» ещё не был топ-клубом, но к тому времени уже выиграл свою первую бронзу, и у него были большой потенциал и большие амбиции.

— Но Голубович быстро ушёл, ничего не добившись, а вы остались и стали знаковой фигурой для омского хоккея.

— Не очень люблю что-то менять, прыгать из команды в команду. Не думаю, что это идёт на пользу развитию. Мне больше по душе стабильность, когда знаешь требования руководства, а оно знает тебя.

— Кстати, вот вы говорите, что сейчас во главе угла результат. Однако в последние два сезона в КХЛ почти нет тренерских отставок.

— Думаю, сейчас они вернутся. В пандемийный год немногие хотели что-то менять, а сейчас уже началось: «Адмирал», «Куньлунь». Эта тенденция не уйдёт. Это часть бизнеса: если руководству что-то не нравится — тебя убирают.

— Пара защитников Панов — Рябыкин — культовая для омского хоккея. Поддерживаете связь с Юрием?

— Да, иногда созваниваемся. Летом виделись, пообщались. Он должен был работать в красногорском «Динамо», но так получилось, что команду расформировали, пока он без работы.

«Критика Хартли? Собака лает, караван идёт. Поработав с ним, понял — раньше не тренировал»

Фото: Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

«Тампа» — образец атаки и творчества. Но последний матч финала они выиграли 1:0»

— После окончания карьеры были иные варианты, кроме как стать тренером?

— Я очень много отдал хоккею, это любимое дело, и я благодарен судьбе, что продолжаю им заниматься. Очень важно, чтобы тебе было интересно то, чем ты занимаешься. Так в любой сфере.

— В хоккее можно остаться не только в роли тренера.

— Согласен, есть много направлений. Но тренерская стезя была мне наиболее интересна. Потому что на ней ты видишь результат своей работы.

— Готовили себя к этой роли? Никитин или Кудашов, например, всегда с конспектами ходили, ещё будучи игроками.

— Я с конспектами не ходил. Единственное, что меня всегда интересовало — видение игры разных тренеров. У того же Белоусова часто спрашивал, почему он что-то вот так сделал, а не иначе. Плюс во время игровой карьеры отучился в Высшей школе тренеров.

— Какой хоккей будет ставить главный тренер Дмитрий Рябыкин?

— Не думаю, что надо что-то сильно выдумывать, мне близок тот хоккей, в который сейчас бóльшая часть команд играет. Но я бы дал чуть больше воли хоккеистам в зоне атаки. Чуть-чуть больше. Если есть люди, которые могут там творить, то надо это им позволять.

— У нынешнего «Авангарда» хоккей всё же более схематичный, в том числе и в нападении?

— Конечно. Но сейчас хоккей такой, что без схем никуда, и, по большому счёту, выигрывает оборона. Заметьте, последние матчи финалов, как правило, заканчиваются со счётом 1:0. Это показывает, что оборона выигрывает кубки.

— В этом есть проблема для зрелищности?

— Нет, не могу так сказать. Наверное, болельщикам интересно, когда счета 7:5 или 8:6, но я сомневаюсь, что такие счета возможны в финалах.

— Вспоминается только сумасшедший финал «Магнитка» — «Лев» в 2014 году.

— Ну, это была только одна серия. А если вы посмотрите на НХЛ, то даже «Тампа» выиграла последний матч финала Кубка Стэнли 1:0. А ведь «молнии» — это образец атаки и творчества.

«У меня был небольшой шок, когда Корноухова убрали на предсезонке. Вообще не понял этого движения»

— Кто вас пригласил тренировать в Омск? Вы ведь изначально вошли в штаб Евгения Корноухова.

— Меня позвал Владимир Тимофеевич Шалаев (президент «Авангарда» в 2014-2018 годах. — Прим. «Чемпионата»). Он мне позвонил и предложил стать тренером, вернуться в Омск. Я согласился. На тот момент я год как закончил с хоккеем, у меня было предложение войти в тренерский штаб «Югры», но я выбрал «Авангард».

— Но с Корноуховым вы так и не провели вместе ни одного официального матча…

— У меня, скажем так, был небольшой шок, когда его убрали на предсезонке. Я это движение не понял вообще.

— Говорили, что он не сработался с хоккеистами. Мол, недоставало авторитета.

— Знаете, у любого тренера есть требования, а игроки должны эти требования выполнять. А по поводу авторитета… Могу вам привести несколько примеров, когда тренеры в НХЛ, не имеющие нормальной игровой карьеры, становились великими и добивались результата. Думаю, это вопрос нашего менталитета исключительно.

— Шалаев, кстати, не раз в конфликте игроков и тренера занимал сторону первых. Можно вспомнить уход Скабелки из «Авангарда».

— Да, то увольнения для меня тоже стало сюрпризом.

— Вы тоже не поняли его?

— Я понял, из-за чего это произошло, но не понял, почему тогда руководство пошло на этот шаг.

— Кто из наставников оказал на вас наибольшее влияние? Вы ведь и Билялетдинова в «Динамо» зацепили, и с Белоусовым много работали, и под руководством иностранных специалистов поиграли.

— Не могу сказать, что какой-то один тренер, который со мной работал, стал для меня образцом. Но отмечу, что мне очень многое дал Хартли. Очень многое я переосмыслил в тренерской работе, в видении игры, в подготовке к игре. А так, конечно, что-то взял и от Билялетдинова, и от Белоусова, и от Цыгурова.

— С Раймо Сумманеном было сложно?

— Это человек настроения. Он великолепный тренер, но человек настроения, и это ему очень мешает. И это настроение может зависеть от чего угодно, по щелчку пальцев меняется.

— Вы ведь ещё и капитаном «Авангарда» были при Сумманене.

— В сезоне-2010/2011 был капитаном, а когда меня убирали из клуба в следующем году, то уже нет.

— Давайте начистоту: легендарная драка Сумманена с Ягром в раздевалке была?

— Нет, драки не было.

— Но вы знали, почему его убрали перед седьмым матчем серии с «Металлургом»?

— Догадываюсь. Он пришёл к руководству и попросил убрать из состава шесть ведущих игроков.

— Они его выбесили после проигранного шестого матча?

— Думаю, что это всё просто началось с очередной смены настроения. Может быть, конечно, и поражение повлияло.

Новость по теме

— С Ягром поддерживаете общение?

— Когда он приезжал в прошлом сезоне, пообщались. С чемпионством он поздравил.

— Ягр старше вас, но до сих пор играет. Как такое возможно?

— Он очень удивляет, конечно. Но он же писал, почему до сих пор играет за «Кладно»: если закончит, то этот клуб вряд ли продолжит существование. Конечно, он может оставаться владельцем, но без сторонних вливаний команда не выживет.

— Но в 49 лет до сих пор на льду!

— Может, он хочет попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый долгоиграющий хоккеист?

— Вероятно, играет роль, что у него нет семьи.

— Да, как один из вариантов. Ему просто нечем заняться, кроме хоккея.

— А у вас как раз семья большая. Вы живёте в Москве, не будет проблемой возвращение в Омск?

— Честно, пока я не загадываю, живу сегодняшним сезоном. Но не думаю, что это станет стоп-фактором.

«Поработав с Хартли, понял, что до этого не был тренером»

— Не обидно читать постоянную критику Хартли в СМИ, основанную лишь на том, что он иностранец?

— Знаете, есть поговорка: собака лает, караван идёт. Иногда читаю комментарии некоторых «специалистов», и мне плакать хочется. Просто хочется плакать. Но говорят, и пусть говорят — ты никогда не будешь хорошим для всех. Адекватный специалист должен быть, в первую очередь, справедливым и оценивать что-то не только с позиции «красивое — некрасивое». Если, конечно, он считает себя специалистом.

— Мне кажется, что развитие отечественной тренерской школы невозможно без взаимодействия с иностранцами.

— Я честно скажу: поработав с Бобом, понял, что раньше не тренировал. Это совершенно другой уровень. Понятно, что и среди русских тренеров есть достойные специалисты, и среди иностранцев есть не очень достойные. Это нормально. Но на данный момент Хартли — это сильнейший тренер, с которым я работал.

— И, что самое главное, у него результат есть.

— Конечно. Он выиграл во всех лигах, где работал. У этого тренера главный критерий один — результат.

— После завоевания Кубка Гагарина Хартли изменился? Может быть, стал спокойнее в плане амбиций?

— Не могу так сказать. Конечно, нам предстоит тяжёлый сезон после чемпионства. Нужно игрокам голову на место поставить, и это не всегда легко даётся. Хоккеистам нужно понять, что открывается новая страница, прошлое нужно забыть.

— Но есть много новых, голодных ребят в «Авангарде».

— Да, и поэтому много-много работы. До всех нужно донести наши требования, нашу систему.

— Серьёзное обновление линии атаки — большая проблема?

— Надеюсь, что нет. Да, нам предстоит большой объём работы, но мы ведь для этого здесь и находимся.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *