Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Как-нибудь сделаю празднование победы в стиле Гнабри». Медведев задумался о новых целях «Как-нибудь сделаю празднование победы в стиле Гнабри». Медведев задумался о новых целях
Поделиться Комментарии Откровения чемпиона US Open — 2021 Даниила Медведева о Джоковиче, Олимпиаде и первом месте в рейтинге. Российский теннисист Даниил Медведев, который только... «Как-нибудь сделаю празднование победы в стиле Гнабри». Медведев задумался о новых целях

Поделиться

Комментарии

Откровения чемпиона US Open — 2021 Даниила Медведева о Джоковиче, Олимпиаде и первом месте в рейтинге.

Российский теннисист Даниил Медведев, который только что завоевал в Нью-Йорке свой первый титул на турнирах «Большого шлема», рассказал о дружеских отношениях с Новаком Джоковичем, об увлечении компьютерными играми, новых целях и об оставшемся графике соревнований на специальной онлайн-пресс-конференции, организованной ФТР для представителей российских СМИ.

— Даниил, в день финала вы посмотрели «Формулу», а потом «Лидс» против «Ливерпуля». Почему именно такой выбор и не боялись ли потратить эмоции?

— Мне очень нравится «Формула-1» как вид спорта, но у меня нет такого, что я сижу «топлю» за кого-то и кричу. Расслабляюсь, когда смотрю. Когда Хэмилтон и Ферстаппен столкнулись – это было что-то неимоверное, очень крутая гонка. Это очень хорошее отвлечение от тенниса, которое дарит положительные эмоции. Я знаю, что мне предстоит сделать, но я спокойно смотрю другие виды спорта. А матч «Ливерпуля», это был единственный матч АПЛ в этот день, а я играю в фэнтези против друзей. Там борьба не на жизнь, а на смерть. Тренировки при этом были по расписанию, концентрация была на матче. Просто вышел и выиграл финал.

— После матча вы сказали, что русские умеют праздновать и надеетесь не попасть в новости, или попасть, но по хорошему поводу. Как собираетесь праздновать?

— Мы собираемся компанией людей, которых я знаю в Нью-Йорке. Праздновать будут все, будет весело, когда я сказал про новости – это была шутка, конечно. Я себя знаю, контролирую и ничего такого не будет. Никто ничего не узнает.

— Ваше празднование станет традиционной фишкой или есть ещё какие-то идеи?

— Идеи всегда есть. А празднование не станет фишкой, потому что я сильно ударился, когда упал, нога неплохо так болит. Поэтому я повторять это празднование не буду.

— Вас часто сравнивают с Данилой Багровым. Так в чём сила?

— Тяжёлый вопрос. Теннис такой вид спорта, что мы играем во многих странах, но у меня круто получается играть на турнирах в Северной Америке. Я люблю играть в Америке. Другого ответа нет на этот вопрос.

— Менее суток прошло с победы, какие ощущения, как вы себя чувствуете в ранге чемпиона турнира «Большого шлема»? Удалось ли это осознать и переварить?

— Немного удалось, но пока не до конца. Но самое главное – это большая радость и облегчение, что удалось одну из таких целей в теннисе достичь, детскую мечту. Тем более победить Новака. Эмоции нереальные, сейчас нужно полностью насладиться этим, почувствовать. Такие эмоции я люблю оставлять для себя и близких, это то, что ты не можешь разделить с другими. Ты должен впитать это в себя.

— Не возникало ощущение, что Новак вернётся в игру?

— Да, моментов было очень много тяжёлых. Когда ты играешь против Джоковича, ты не можешь давать слабину, ты должен быть собран на сто процентов от первого и до последнего очка. Другого выбора у тебя нет. Естественно, были моменты в матче, которые могли полностью перевернуть ход, и никто бы не знал, как он закончился бы. Но, что есть, то есть, историю мы уже не можем переписать. Я рад, что в эти ключевые моменты матча я смог перебороть его и себя: где-то подал, где-то сыграл, где-то Новак ошибся, но это теннис.

— Вы видели, что Джокович расплакался, когда вы сидели перед началом последнего гейма?

— Я не мог этого видеть, потому что на экране этого не показывали. Естественно, ты не смотришь на соперника во время переходов, это было бы странно пялиться на соперника. Я увидел это уже после игры.

— Самому не хотелось расплакаться?

— Нет, не было такого прям, чтобы расплакаться. Даже не могу добавить ничего. Не знаешь, какие эмоции после победы будут одолевать, у всех по-разному это проявляется. Но, повторюсь, плакать не хотелось.

— Всё меньше у вас остаётся незакрытыми пометок в карьере. Только Олимпийские игры, Кубок Дэвиса и звание первой ракетки мира. Могли бы вы их расположить в порядке приоритета для себя?

— Если говорить о приоритетах, то Олимпийские игры были бы на первом месте, но их не будет ещё в течение трёх лет. В теннис-то надо играть в этот отрезок. Из самых реальных целей сейчас – Кубок Дэвиса. У нас, не побоюсь сказать, лучшая команда в мире на данный момент, четыре игрока в топ-30. Ни у кого такого нет, при этом мы можем играть теперь и пару. Не всегда это получается, но способны. Плюс, на ATP Cup мы показали, что из-за одиночек нам может и не понадобиться играть пару. Если говорить о первой ракетке мира, я был много раз не так далеко от этого и говорил, что если стать первой ракеткой, то только тогда, когда будет выигран «Шлем». Сейчас он есть, но Новак выиграл три и играл в финале, так что первое место его по праву. У меня даже нет математических шансов до конца сезона, я должен сыграть все матчи в году и выиграть их. Это немножко из мира фантастики. Надеюсь, что всё это я помечу галочками на протяжении своей карьеры. Буду стараться изо всех сил и стараться выигрывать, это самое главное.

— Как вам первый опыт выступления на Олимпиаде? Какие выводы сделали из поражения в Токио? Ну и в 2024 году будет другая локация – Париж всё-таки поближе к вашему дому.

— Не забывайте, что там будет грунт, а не хард. Но в этом году я играл неплохо на «Ролан Гаррос» и мог сыграть лучше в четвертьфинале с Циципасом. Посмотрим, как будет, но Олимпийские игры дали мне незабываемый опыт. Когда я туда ехал, думал, что еду выступать за страну и постараюсь выиграть турнир. Когда приехал, я реально почувствовал, что такое выступать за страну, а ведь мы ещё были и без флага. У меня было желание изо всех сил рвать, метать и сделать всё, чтобы прыгнуть выше своей головы. Но я не был готов, то ли физически, был тяжёлый период после Уимблдона, после травы, плюс жара страшная и влажность. Мне там было тяжело, и я не был готов выиграть Олимпиаду по различным причинам. Рад, что нашим удалось провести бешеную Олимпиаду с кучей медалей и даже только в теннисе. Мне было тяжело, когда я проиграл, правда, тяжёлые ощущения. На следующий день проиграл Новак, а ведь для него это был поход за «Золотым шлемом». Его спросили про самочувствие, а он ответил, что у него уже были тяжёлые поражения на Олимпиаде, но они делали его сильнее, и он знает, что у него есть свои цели. Мне дало это мотивацию, если такой человек как Джокович мог такое сказать, то я постараюсь сыграть на своём опыте и быть лучше в следующих турнирах. У меня получилось это в каком-то смысле тут и в Торонто. Я очень рад этому.

— Не секрет, что Новак хорошо относится ко всем российским игрокам ещё со времён Марата Сафина. Что он вам такого тёплого говорил у сетки и как вы пообщались? Понятное дело, что ему было тяжело, но было видно, что отношения тёплые, чуть ли не семейные.

— Мы вообще с ним хорошо общаемся, он крутой чувак. Мы не ходили на ужин семьями, чтобы я сказал, какой он в жизни, но он всегда был добр ко мне. Он великий чемпион, и я не видел, чтобы он после поражений что-то нелестное говорил о сопернике. Новак всегда грациозен в поражениях, и вчера для него это был сумасшедший удар, но он поздравил меня у сетки и сказал, что я должен собой гордиться. Повторюсь, он великий чемпион и очень приятный человек в жизни.

— Какие у вас ожидания от новой части FIFA 22? Она очень глобально поменяется. В каком режиме будете играть и какой у вас любимый клуб и игрок?

— На самом деле я стал меньше играть в FIFA, сейчас больше играю в Rainbow Six. Но в этом году успел выйти в первый дивизион, пару раз выйти в Weekend лигу, в общем всё было нормально. Слышал, что в FIFA 22 будут сильные изменения, у меня есть Playstation 5, могу посмотреть. Если изменят игру – будет круто. Я не видел всегда сильных изменений, начиная с 15 FIFA. Эта игра затягивает тем, что иногда есть матчи напряжённые, иногда хочется контроллер разбить и всякое такое. Любимый клуб в ФИФА – «Бавария». А игрок не Левандовски, они его средним делают в FIFA, а в жизни, конечно, Роберт. Но если говорить об игре, то Нойер, Гнабри, особенно люблю его празднование, как-нибудь сделаю после победы.

— От кого получили самое неожиданное поздравление?

— Много известных людей поздравили с победой, писали в «Инстаграме». Знаете, для меня это самые неожиданные поздравления, потому что я сам являюсь фанатом этих людей: будь то спортсмены или звёзды шоу-бизнеса. Это очень приятно! Некоторые сообщения меня действительно удивили, но я не будут раскрывать имена отправителей (смеётся). Я читал и думал: вау, очень круто.

— Удивились, когда вас поздравила «Бавария»?

— Они меня и после Лондона поздравляли (улыбается). Очень приятно! Меня поздравляет любимый клуб — круто! Я совсем недавно давал интервью, где в том числе рассказывал про команду. Мне нужно было показать, что я не просто называю «Баварию» любимым клубом, а действительно смотрю игры и разбираюсь в футболе. На самом деле всё это очень смешно. Мы с клубом в каком-то смысле на связи и, может быть, замутим что-нибудь вместе.

— Как будете строить остаток календаря? Найдётся ли в нём место Санкт-Петербургу и Москве?

— К сожалению, всё будет зависеть от выступления на Индиан-Уэллсе, потому что это «Мастерс», который нельзя пропускать. Хотя, конечно, можно пропустить и заплатить штраф… Но это важный турнир, где на кону 1000 очков. Да и вообще много чего на кону. Я точно буду там играть. По-хорошему, Индиан-Уэллс, Париж и Турин — это турниры, на которых надо участвовать. С удовольствием сыграл бы и в Москве, и в Санкт-Петербурге — я вообще люблю играть в России. В Москве, например, не добивался сумасшедших результатов — это одна из моих целей в карьере. Другое дело, что я буду в Америке три месяца…. Москва идёт сразу после Индиан-Уэллса, а Санкт-Петербург — перед Парижем. Не могу ничего обещать.

— Кто ваш любимый пилот в «Формуле-1»? Команда?

— Я не так давно слежу за Ф-1, чтобы выбрать любимую команду, за которую мог бы переживать: аналогичная ситуация с пилотом. Мне всегда нравились новые люди, которые стараются отнять титул у непобеждённых. В этом сезоне точно болею за Макса Ферстаппена. Не знаю его как человека, но как гонщик он мне очень нравится. У них крутая борьба с Хэмилтоном: за этим интересно смотреть. А ещё мне всегда нравился Риккардо: он самый обаятельный в «Формуле-1» (смеётся). За ним всегда приятно следить. Кстати, очень рад, что ему удалось победить! Если возвращаться к вопросу, то любимого гонщика и команды нет. Но со временем точно определюсь.

— У вас неоднозначные отношения с публикой на US Open. Во время первого матчбола в финале с Джоковичем болельщики начали всячески вам мешать. Вы обращали на это внимание или были сконцентрированы на игре?

— Я старался максимально не обращать внимания, но полностью это попросту невозможно. Представьте, подбрасываешь мяч, а все вокруг орут — это сильно мешает. Но я на сто процентов уверен, что зрители не пытались помешать мне… Наоборот, они так сильно хотели поддержать Новака, что уже не соображали, что делают. Было тяжело, поэтому нужно было время, чтобы заново собраться. Я старался оставаться в своей концентрации: мне было без разницы, шумно или тихо на трибунах, болеют против меня или нет — моей задачей было выиграть матч. Это было самое главное.

— Вы на награждении так мило и нежно рассказывали, что у вас годовщина свадьбы выпала на финал. Расскажите, как вы возвращаетесь домой после матчей? Умеете ли вы оставлять всё на корте или не всегда получается?

— Знаете, это как в той самой знаменитой фразе с Вегасом: «Всё, что происходит на корте, остаётся на корте». Другой вопрос, что теннис — это огромная часть моей жизни. Наверное, он в моей жизни на 90-95%. Но даже на оставшиеся 5-10% в реальной жизни теннис имеет влияние. Конечно, после поражений настроение хуже, чем после побед. Но мне кажется, что у меня есть сильное качество: я способен оперативно понять, сделал ли я всё, что мог. Даже если нет, то в следующий раз надо быть лучше. Если сделал всё, что мог, значит таков спорт: ничего уже не поменять. Я способен прийти в номер и наслаждаться жизнью: заниматься обычными вещами. Жить как обычный человек. Вы же со мной общаетесь, ничего необычного нет.

— Недавно вы сравнили себя с Дзюбой. Может, после победы на US Open сравните себя с кем-то выше? Вы же болеете за «Баварию», может, например, теперь Левандовски?

— Я же говорил не про теннис, а про футбол. Я не сравниваю себя с Дзюбой в футбольном плане, но мне нравится его тип форварда, который в каком-то смысле — когда мы смотрим по телевизору — может показаться неуклюжим, например, как я на корте. При этом он забивает голы, рекордсмен сборной России, в лидерах в «Зените». Человек забивал за все клубы, в которых играл, много раз становился лучшим бомбардиром чемпионата. Несмотря на это Дзюба всё равно продолжает говорить, что недостаточно хорош в том, в этом. Именно поэтому я сравнил себя с ним. Понятно, никто не будет сравнивать Левандовски с Артёмом. Да, Левандовски чуть лучше — это факт. Но я очень уважаю Артёма как спортсмена. То, чего он добился в российском футболе — это просто что-то неимоверное.

— Получается, что на годовщину свадьбы подарили супруге титул «Большого шлема». Понимаете, что теперь такие подарки придётся делать регулярно? Готовы к такому?

— Вопрос в том, что турнир меняет свои даты: годовщина может прийтись на полуфинал или наоборот после турнира. Сейчас так сложилось: это реально чудо какое-то, что годовщина выпала именно на этот день, и я сумел победить. Такое вряд ли будет часто, но наверняка придётся придумать другие подарки, наверное, в каком-то смысле более простые для исполнения. Если в какой-то момент так совпадёт ещё раз, то я только за!

— Вы сейчас в Нью-Йорке, пойдете ли вы вдвоём как-то отметить, возможно какой-то бар, джаз?

— Мы сейчас полетим в другой город. Там мы спокойно сможем вдвоём насладиться, спокойно отметить. Сегодня отмечаем большой компанией, много людей, поэтому совсем не вдвоём (улыбается). Естественно, это будет тоже весело. Потом мы тоже выберем время, где вдвоём насладимся победой. Пока ещё не было такой возможности.

— В этом году у вас получился лучший результат на Уимблдоне, но, наверное, вы не хотите на этом останавливаться. Вы говорили, что вам трава нравится и подходит. Что не получилось в этот раз? Где видите пути развития на этом покрытии?

— Пути развития на траве вижу в улучшении подачи. Других путей я не вижу. Мне немножко непонятно, как Новак умудряется настолько легко проходить всех на траве, потому что это такое покрытие, что реально могут быть сеты и матчи, где ты не сможешь взять подачу соперника, а из-за этого будет тай-брейк. Из-за этого в этом году я и проиграл. Мы играли с Хуркачем, я был намного лучше, но он круто подал в важные моменты, сумел вытащить сет на тай-брейке, не отдать тай-брейк в четвёртом сете. Не знаю, что случилось, совершенно ничего не получилось: не смог ни одного мяча попасть в корт — всё, проигрыш в четвёртом круге очень крутому игроку. Он может очень круто играть, наверняка будет в десятке: выиграл «Мастерс», наверняка будет далеко проходить на «шлемах». Опять же, смешно, что в Торонто получился совершенно иной матч: он играл лучше большую часть матча, но я сумел победить. В каком-то смысле получилась такая месть, круто. Трава — это такое покрытие, где нельзя или тяжелее выигрывать на классе, благодаря какой-то тактике. Тут важно играть хорошо, собранно важные мячи. Буду учиться, стараться. Трава нравится мне намного больше грунта, поэтому есть реальный шанс когда-то далеко там дойти».

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *