Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«В гробу карманов нет». Мощное выступление Сергея Галицкого «В гробу карманов нет». Мощное выступление Сергея Галицкого
Поделиться Комментарии Владелец «Краснодара» впервые рассказал о своей болезни. Из одного из самых открытых боссов РПЛ вдруг превратился в чуть ли не самого закрытого.... «В гробу карманов нет». Мощное выступление Сергея Галицкого

Поделиться

Комментарии

Владелец «Краснодара» впервые рассказал о своей болезни.

Из одного из самых открытых боссов РПЛ вдруг превратился в чуть ли не самого закрытого. Несколько лет владелец «Краснодара» не общался со СМИ — и вот, наконец, прервал молчание. В гостях у «Коммент.Шоу» миллиардер выдал тонну интереснейшей информации, а начал с шокирующей новости.

О болезни

«Всегда просил, чтобы камера не акцентировала внимание на моём присутствии на матчах. Сейчас я пропустил три игры, потому что болею. У меня такой период в жизни, когда я не могу присутствовать на домашних играх. Не могу общаться с клубом в таком количестве, в котором необходимо для президента. Но это жизнь, я сейчас не в той форме.

Не хотел бы говорить о болезни, но болельщики вправе понимать, что происходит. Однако на одном человеке история клуба не должна заканчиваться. Нюансы — личные вопросы».

О реструктуризации «Краснодара»

«Сейчас работаем над тем, чтобы структура клуба изменилась. «Краснодар» не должен зависеть от одного человека. Работаем, чтобы бюджет в $ 50-70 млн был без меня, чтобы школа могла финансироваться моими деньгами, но без меня ($ 8,9 млн в год). К марту закончим процессы. Будут совет директоров, наблюдательный совет и банки. Можно назвать это фундаментом. Всё будет прописано».

О Мамаеве

«Это не вопрос прощения, а вопрос наших с ним взаимоотношений вдолгую. Насколько понимаю, Павел сейчас старается измениться. То, что было у нас, останется у нас. Сейчас он игрок «Ростова», я хорошо к нему отношусь, но у нас случались истории в клубе, которые были не однодневные. Поэтому мы приняли такое решение. Кто я такой, чтобы прощать? У нас были трудовые отношения, были свои сложности. Я не хочу продолжать эту ситуацию. Сейчас он старается жить правильно. Но есть же другие примеры. Тот же Лёша Ионов – фантастически профессиональный футболист. В его возрасте он прессингует до конца и на 90-й минуте. С точки зрения профессионализма – он космического уровня».

О сборной на Евро

«Я не считаю, что был неудачный Евро. Когда у нас северная страна, процентов 40 времени нельзя заниматься футболом на 70 процентах территории. Так что сборные, как мы, могут выступать более удачно или менее удачно. У нас было космическое выступление на ЧМ, но сказка не может продолжаться, когда в России недостаточно детей, которые играют в футбол, когда детский футбол недостаточно финансировали.

Что мне не нравилось в той сборной – мы можем играть первым номером. Можем проиграть, но должны подарить праздник людям, показывать: мы лезем, атакуем, а не сидим сзади и выбегаем. Но это моё мнение».

О сборной Карпина

«Я смотрел один матч. С Кипром второй тайм, можно сказать, был с давлением… Знаете, это не та сборная, с которой мы можем идентифицировать, насколько сильны. Но мы выпускали команду, которая может играть в давление: Миранчук в основе, Захарян – это ребята, которые пробуют создавать что-то впереди, должны креативить. Это посыл к атаке. Но есть ведь и соперник, там ребята тоже хороши – они претендуют на то же, что и ты. Надо ещё понять, с кем ты вышел играть первым номером. Против «Баварии» тебе никогда не удастся так, хотя ты этого хочешь».

О Карпине

«Для меня лично Карпин сильно эволюционировал. Он умудрённый опытом тренер. У него «Спартак» был – это отдельная жизнь, «Армавир», «Ростов». Он фигура, персонаж. Я с огромным уважением отношусь к таким людям в нашем футболе, которые говорят: «А что мне этот Зидан?»

Когда он был в «Спартаке», я немного улыбался. Он пытался играть первым номером, а контроль мяча в той команде был на недостаточно высоком уровне – всё время получали за спину. Но с тех пор он эволюционировал, научился подстраиваться под материал, который у него есть. Это очень важная история. Спикер он тоже великолепный: его интересно слушать, хоть иногда с агрессивностью он и перебарщивал. Он совсем не молодой, однако дал какой-то молодой воздух. Хочется, чтобы у Карпина получилось. Но в «Краснодар» его не рассматривал».

О судействе

«Конкурировать с московскими клубами тяжело. Попробуй судья лишний раз неправильно отсвистеть матч «Спартака» – он сразу отправится в ад. А ошибся против «Краснодара»… Давление разное. Помню сезон, когда «Ростов» убивали через тур. И что? Ничего. А случись такое с «Зенитом» или «Спартаком», Земля бы сошла со своей оси. В еврокубках вот всё чисто, там нет такого. Мы вышли в евровесну четыре раза за последние семь лет, все московские клубы – пять. Это показатель. Просто, когда класс команд равный, то решают всё нюансы. У Промеса было небольшое «вне игры», а у ЦСКА не было, поэтому они выиграли в дерби. И так всегда. В последних шести турах решают нюансы. Мы не собираемся на это жаловаться, это по бедности разговоры.

Статьи про семь спорных эпизодов? Было, да. Но потом мы на это плюнули. Мы первыми купили VAR, однако даже с ним умудряются наши голы отменять. Но мы знали, куда шли и для чего».

О самом сильном тренере РПЛ

«Мне нравятся Карпин, Гончаренко… Слуцкий? Нет. Наверное, тренер «Локомотива» (Марко Николич. – Прим. «Чемпионата»), хотя мне не нравится, во что они играют. Вторым номером выходят… Для меня тренер тот, кто приходит и говорит: «Я буду играть первым номером!». В Шварце и Стукалове пока не разобрался, но отношусь к ним с симпатией».

О влиянии на состав

«Ни один уважающий себя тренер не смог бы проработать хотя бы день в клубе, если бы я выбирал состав. Я никогда не влияю на главного тренера, он должен сам совершать ошибки. Если на него влияешь, ты его уничтожаешь. Я могу не общаться с ним, не смотреть футбол, не приходить на стадион, но что это тогда будет за президент?

Можно влиять на какие-то вещи. К примеру, пришёл тренер только что и говорит, что на сборы не поедет один, второй. Но мы то знаем, что это хорошие футболисты. Единственное, что сделаем, скажем: «Не горячись. Если не будет проходить в состав, ты его не ставь». Через два-три тура играет тот, кто не подходил. Тренер же не бог – просто он увидел игроков в другом состоянии».

Об общении с Гончаренко

«С Гончаренко я и по телефону-то говорил десять раз за последние восемь месяцев, на тренировках был раз пять. Я точно буду ездить на тренировки, когда мне позволит здоровье, потому что это мой клуб. Болельщики должны знать, что президент живёт клубом. Могу только спросить у тренера после игры, почему было принято то или иное решение. Мне интересно».

О Кайо

«Всех собак вешают на него. Когда условный Кабелла с «Зенитом» не добегает до своего игрока и мы пропускаем, то рассказывать про дырявую оборону «Краснодара» – не смотреть футбол. В команде, которая поднимается высоко, защитники должны иметь скорость. Как бы ты ни играл, как бы ни накрывал – с равной командой ты получишь за спину. Кайо – быстрый. Да, напортачил с «Севильей», но он три игры провёл с температурой 37,5. У нас все были поломаны, в школе никого не было. Он ездил отдельно, тесты брали, ковида не было. Но он был в состоянии заболевания и в этом состоянии играл».

О несостоявшемся трансфере ван Дейка

«Нам космически тяжело привлекать футболистов в провинциальный город. Они едут к нам только из-за переплаты – в Европе они бы получали меньше. Только деньги? Нет, они с детства за «Краснодар» (смеётся). Если будет предложение из Москвы и Краснодара, то, скорее всего, игрок поедет в Москву. Жиго, Пабло… Защитники — это вообще наша карма. Мы договорились с ван Дейком, но он выбрал Шотландию, а потом из «Селтика» уехал в Англию. С Пабло мы разговаривали за год до его перехода в «Локо», но он тогда после всех договорённостей адекватно объяснил, что не хочет ехать в Россию».

О лимите

«Мне всё равно. Лимит на поле – пускай будет, но меня беспокоит он на скамейке: при травме двух-трёх человек я вынужден выпускать необстрелянных ребят. Русских футболистов не хватает, и качества они не того. Кого ни покупаем – им тяжело в состав проходить. И они показывают не тот футбол.

Какая форма лимита нужна? 10-12 иностранцев в составе. Для клубов в еврокубках это критически важно. Но если я вижу Сперцяна, то не буду покупать на эту позицию футболиста. Ну нахрена я в школе работаю? Я за комплексный подход.

Проблема в другом. Мы говорим: «Отменим лимит». А с другой стороны – клубы финансируют российские госкорпорации, мы к государству не прислушиваться не можем. Если бы не было госфинансирования, мы бы сказали: должны решать сами. А должны прислушиваться.

Во главе угла должна стоять конкуренция. Меня злит, что я трачу свои деньги, другие – чужие, а правила для всех. Ты когда идёшь куда-то, то должен понимать, куда. Соглашаться с позицией государства или нет – мы можем, но не можем не прислушиваться. Все деньги футбола – почти их».

О легионерах и переплатах

«Мы сдуваем пылинки с легионеров, пока они ведут себя нормально. Стараемся выполнять все обязательства, у нас классный стадион. Если нужен отдых в Геленджике, то идём навстречу. Стараемся обеспечить всем комфорт. Потому что мы понимаем, что в Москве преимуществ больше, чем в Краснодаре. Но иногда бывает, что ты заплатил за футболиста сумму денег, а через полтора года он приходит и говорит: «Я устал, отдайте меня в бесплатную аренду». Вильена? Допустим, что Вильена. Говорим: «Фантастика, молодец. Ты где такую математику видел? Платятся деньги, а потом бесплатная аренда? А если тебе колено там сломают, ты нам скажешь: «Ну, парни, вам не повезло». Есть контракт, выполняй и до свидания». Когда ты переплачиваешь, то мальчик должен понять, что едет в другую культуру».

О Дюкове и изменениях

«Когда пришёл Дюков, я посмотрел: начался менеджерский подход. U16/17, назначали Хачатурянца, который начал войну за чистоту. Отношусь к этому с огромным уважением. У нас все только хейтить мастера спорта. Даже гроссмейстеры! Иногда читаешь, как тебя хейтят, думаешь: «Негодяй законченный, но как красиво это делает».

Так вот, поэтому мне хочется поддерживать все начинания Дюкова. Я чувствую: они хотят изменений, чтобы интерес к футболу вырос. Но, с другой стороны, во мне сидит консерватор, который привык к плоской системе. Для меня эти деления очков, кто куда выходит – сложно. Поэтому я не определился».

О госфинансировании в футболе

«Есть объективная реальность, так сложился рынок. Невозможно в короткую всё переделать. Что должно произойти с «Газпромом», чтобы он прекратил финансировать «Зенит»? «Лукойлом»?

И что останется от лиги, если отказаться от госфинансирования? Такие вещи делать нельзя. Спорт – важная составляющая нации. Футбол – любимейший вид спорта. Действовать «а давайте рубанём» можно, но не в больших системах».

О переменах в российском футболе

«У нас появляются спонсоры, букмекеры. Появилась конкуренция в борьбе за права на трансляции, многие режут бюджет. Потихоньку будет баланс. Но если мы не будем получать 30-40 евро за билет с болельщика в провинции, то сложно говорить о равной конкуренции с европейскими клубами.

У нас матч «Уфа» – «Краснодар» по ТВ всегда будут смотреть больше, чем «МЮ» – «Ливерпуль». И эту возможность забирать у них нельзя. Поэтому мы не можем говорить о больших правах – у нас не так много платного ТВ. Не можем говорить о дорогих билетах».

О ТВ-тендере

«Мы не должны потерять аналитические каналы. Российский футбол был локомотивом на «Матче», и, если он стоил дороже, чем румынский – что-то в королевстве было не так. Сейчас появилась конкуренция – Okko – это очень хорошо.

Возможны комбинации, но бесплатные матчи быть должны – не все могут позволить себе подписку. Баланс на тендере и будет ловиться – между инфраструктурой, достойными деньгами.

Должны ли платить люди за просмотр моей команды? Если мы хотим смотреть хороший футбол и соответствовать фэйр-плей, то конечно. Если люди на трибуне платят, а у телевизора – нет, то это диссонанс. И у нас не социализм, бесплатные вещи никем не ценились».

О деньгах в футболе

«Как мне кажется, ещё не выросло поколение богатых людей, которое понимает, что им столько денег не надо. Я разговаривал со своей дочерью о том, что количество денег у неё, наверное, будет достаточно ограниченным, потому что мне нужно будет, чтобы после меня финансировались клуб, школа, стадион, всё прочее. Базу новую для клуба строим. И дочь согласилась со мной.

Во-первых, следующее поколение должно иметь мотивацию. Во-вторых, в гробу карманов нет. Ты заработал в этом обществе. И ты должен отдавать этому обществу. Два завтрака ты съесть не сможешь, как ни пытайся. Второй завтрак уже будет полдником. Ты не можешь употребить больше двух-трех тысяч калорий в день. Тебе не нужно столько. Не нужно двадцать машин, тридцать самолетов.

Это понимание приходит. Просто мы все нетерпеливые. Это первое поколение богатых людей. Они начинают финансировать какие-то проекты. Этот процесс — не вопрос одного дня. Он только начинает набирать обороты и дальше будет набирать. Для хоккейного СКА, насколько я понимаю, частные лица будут строить арену.

Будут владельцы у частных клубов. В первой лиге «Акрон», «Чайка», «Велес». Россия существует при капитализме двадцать пять лет. Не бывает так быстро, как мы хотим. Нужно время на всё это. Потом эволюционно это запустится. Просто жизнь человеческая, к сожалению, короче, чем тот объëм терпения, который мы должны иметь, чтобы эволюционно двигаться туда».

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *