Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
Всегда спокойный Огурец из Шикутими. За чей приз каждый год борется Василевский Всегда спокойный Огурец из Шикутими. За чей приз каждый год борется Василевский
Поделиться Комментарии Жорж Везина отыграл 367 матчей за «Монреаль» без замен. Уйти со льда его заставил только туберкулёз. 28 ноября 1925 года. Начало девятого... Всегда спокойный Огурец из Шикутими. За чей приз каждый год борется Василевский

Поделиться

Комментарии

Жорж Везина отыграл 367 матчей за «Монреаль» без замен. Уйти со льда его заставил только туберкулёз.

28 ноября 1925 года. Начало девятого сезона НХЛ. Новообразованная команда «Питтсбург Пайрэтс», которая уже успела в дебютном матче обыграть в гостях «Бостон Брюинз», спустя два дня после триумфа приехала в Монреаль. Новичкам лиги предстояло пройти серьёзнейшую проверку. Им противостояли не кто иные, как «Канадиенс» — финалисты предыдущего Кубка Стэнли, которые годом ранее во второй раз в истории завоевали главный клубный трофей в мировом хоккее.

Состав хозяев был полон звёзд – в атаке у «хабс» доминировало самое забивное звено НХЛ – Орель Жолиа – Хоуи Моренц – Билли Буше, которое в предыдущей регулярке наколотило 75 из 93 шайб «Монреаля», а в воротах стоял лучший голкипер лиги Жорж Везина, во второй раз подряд обновивший рекордный показатель коэффициента надёжности – в сезоне-1924/1925 он пропускал всего 1,81 шайбы за 60 минут. Ему оставалось пару месяцев до 39-летия, но чем старше он становился, тем лучше были его результаты. Болельщики «Канадиенс» были уверены, что Везина сохранит уровень как минимум на предстоящий чемпионат.

Встреча с «Питтсбургом» для него начиналась как обычно – по крайней мере, так казалось собравшимся на трибунах «Мон-Рояль Арены» шести тысячам зрителей. Звёздный голкипер в свойственной манере отражал каждый бросок, летящий в его сторону. Не было никаких сомнений, что здесь «Пайрэтс» ловить абсолютно нечего. Игроки американского клуба напрасно старались – Везина был непробиваем. Он безупречно отыграл весь первый период и после перерыва как ни в чём не бывало вернулся на площадку. Но продолжить матч ему не удалось. Неожиданно для болельщиков вратарь в бессознательном состоянии рухнул на лёд. Публика затихла – Везина не мог прийти в себя, пока его тело медленно уносили в раздевалку. Когда он очнулся, то понял – это конец. И не только карьеры.

Началась она для него по нынешним меркам достаточно поздно – когда будущий кумир болельщиков «Монреаля» стал профессионалом, ему было уже 23 года. Но за те 15 лет, что он отдал большому хоккею, он не пропустил ни одного матча «Канадиенс» и даже не оказывался в запасе — ни в регулярных чемпионатах, ни в плей-офф. Предположить, что это удастся человеку, получившему первые коньки в 16 лет и приспособившемуся кататься на них лишь в 18, было просто невозможно.

До этого возраста Жозеф Жорж Гонзаг Везина – так звучит полное имя легендарного голкипера – играл в обычных зимних ботинках. Он родился 21 января 1887 года в небольшом городке под названием Шикутими, что находится приблизительно в 200 км к северу от Квебека – центра одноимённой провинции. Жорж был пятым из восьми детей в семье пекаря Жоржа-Анри и его жены Клары. Как и многим простым семьям, им не хватало денег, поэтому в 14 лет герой этого материала был вынужден покинуть семинарию, чтобы помогать отцу в его деле.

Единственным и, соответственно, самым страстным увлечением Жоржа был хоккей. Вместе с братом Пьером, который был на два года старше, он принимал участие в дружеских матчах со сверстниками, используя самодельные щитки и клюшку, которой служили обычные ветки. В качестве ворот же выступали поставленные вертикально дрова.

Первым клубом Жоржа стала местная команда из Шикутими. Именно там он и получил первые коньки, но, так как ему было в них неудобно, ещё пару лет продолжал играть в простой обуви. Поскольку городок находился далеко от Квебека и любого другого большого города, «Сагенин» (клуб с таким же названием в наши дни играет в юниорской лиге Квебека) не состояли в какой-либо лиге, ездили по провинции и встречались с другими любителями.

Всегда спокойный Огурец из Шикутими. За чей приз каждый год борется Василевский

Жорж Везина в составе «Шикутими»

Фото: hockeygods.com

Иногда в гости приезжали и к ним. В феврале 1910 года на огонёк в Шикутими заглянули профессионалы – до глубинки доехали хоккеисты клуба Les Canadiens, который совсем скоро станет известен как «Монреаль Канадиенс». Тогда это была совсем молодая франшиза – «хабс» были основаны 4 декабря 1909 года. Они стали одними из семи участников только-только образованной Национальной хоккейной ассоциации (НХА), первые матчи которой состоялись в январе 1910-го. В отличие от «Уондерерс», ставших первыми чемпионами новой лиги, и «Шэмрокс», которые в марте по итогам сезона расположились вместе с «Канадиенс» на дне турнирной таблицы, «хабс» являлись единственной командой из Монреаля, собранной из франкоговорящих игроков. Чтобы поднять интерес к своему клубу среди французских канадцев, они отправились в небольшое турне по Квебеку, в рамках которого сыграли несколько товарищеских матчей с местными любителями хоккея.

17 февраля их остановкой как раз таки стал Шикутими. 800 человек собрались около небольшого катка, чтобы посмотреть на игру профессионалов. В городок приехали будущие члены Зала славы – Дидье Пушечное ядро Питре, Жан-Баптист Джек Лавиолетт и Эдвард Ньюси Лалонд. Едва ли они рассчитывали, что им окажут достойное сопротивление, — скорее, хотели показать себя и удивить местную публику. Но в тот день дела пошли не по их плану. Троица «Канадиенс» штурмовала ворота «Сагенин», однако раз за разом с внешней невозмутимостью в игру вступал Жорж Везина, отражавший каждый бросок нападающих соперника. Его сейвы вдохновили одноклубников, и те куда лучше показали себя в атаке, несколько раз поразив ворота «Монреаля».

В архивах практически нет подробной информации о том матче, и долгое время в хоккейной среде ходила легенда, будто бы Везина и вовсе не позволил гостям пробить себя. Однако «хабс» всё же удалось забросить ему пять шайб, в то время как игроки «Шикутими» забили «Канадиенс» целых 11 раз! Главной звездой встречи стал голкипер хозяев, который очень впечатлил защищавшего ворота «Монреаля» Джозефа Каттаринича, по совместительству являвшегося тренером команды. Каттаринич предложил Везине стать новым вратарём «Канадиенс», но сперва Жорж ответил отказом. К тому моменту он уже два года был женат и управлял небольшим кожевенным заводом (на котором работал в течение каждого межсезонья до конца карьеры) в родном городе. Хоккей был для него отдушиной – полный событий путь профессионального спортсмена не очень подходил человеку, предпочитавшему вести спокойный образ жизни.

Во многом за это спокойствие и умение держаться под давлением его позже прозовут Огурцом из Шикутими по аналогии с англоязычной идиомой cool as cucumber – прохладен как огурец (в русском языке эквивалентом является фраза «спокоен как удав») – и l’Habitant silencieux, что в переводе с французского означает Молчаливый житель и отсылает к прозвищу «Монреаля» — «хабс». Ведь Каттаринич окажется настойчивым и перед началом нового сезона в НХА сделает ещё одно предложение, от которого Везина уже не откажется. Голкипер и его новый тренер пожали друг другу руки, попутно договорившись с владельцем клуба Джорджем Кеннеди о зарплате игрока — $ 800 в год (Жорж никогда не подписывал контрактов – джентльменского соглашения ему было достаточно), — и в регулярке-1910/1911 состоялся дебют Везина в профессиональном хоккее.

Всегда спокойный Огурец из Шикутими. За чей приз каждый год борется Василевский

Жорж Везина в год дебюта за «Монреаль»

Фото: hockeygods.com

«Монреаль», как и в предыдущем сезоне, был далёк от того, чтобы считаться претендентом на Кубок О’Брайена, который до 1917-го доставался чемпиону НХА (с 1921 по 1927 – победителю плей-офф НХЛ; с 1928 по 1938 – чемпиону канадского дивизиона; с 1939 по 1950 – команде, проигравшей в финале Кубка Стэнли), и уж тем более на Кубок Стэнли, в те времена разыгрывавшийся между чемпионами сразу нескольких профессиональных и любительских лиг. «Канадиенс» забивали почти меньше всех – 66 голов (на один меньше было только у «Квебек Бульдогс», занявших последнее место), но шикарная игра новичка команды Жоржа Везины, который пропустил всего лишь 62 шайбы за 16 матчей – лучший результат в сезоне, — позволила «хабс» оказаться на второй строчке. Везина закончил чемпионат с коэффициентом надёжности 3,8. Сегодня такой показатель не скажет о вратаре ничего хорошего, но в регулярке-1910/1911 он был отличным – Жорж превзошёл всех коллег по амплуа из других команд.

Почему так? Всё просто – до образования НХЛ вратари играли исключительно в стойке. Умышленные падения на лёд, вставание хотя бы на одно колено и ловля шайбы были запрещены. Наказывали не только двумя минутами – провинившийся голкипер также получал денежный штраф в размере $ 2. Везина выделялся на фоне остальных вратарей. Он великолепно читал игру, молниеносно реагировал на броски и отлично владел клюшкой, отражая большинство летящих в его сторону шайбу именно ей, а не щитками. Жорж продолжил играть в таком стиле даже после того, как в январе 1918 года в игру голкиперов внесли изменения, дающие им куда больше свободы – с тех пор они получали право действовать не только стоя. Умение стража ворот «хабс» выбирать позицию позволяло ему и дальше действовать в свойственной ему манере – Везина продолжал играть исключительно на ногах, а в свободное от работы время, когда игра шла на другой половине площадки, просто опирался на собственную клюшку.

Сезон-1911/1912 практически ничем не отличился от предыдущего ни для Везина, ни для «Монреаля». Жорж снова стал самым надёжным вратарём (66 пропущенных шайб), а «Канадиенс» всё так же мало забили – на этот раз 59 раз за 18 матчей. Как итог – последнее место в сократившейся до четырёх участников НХА. Для сравнения – разница у обладателей Кубка О’Брайена, которыми стали хоккеисты «Квебека», была 81:79, у расположившейся на втором месте «Оттавы» — 99:83, у ставших третьими «Шэмрокс» — 95:96. При этом нельзя сказать, что «Монреаль» был гораздо слабее соперников. «Бульдоги» одержали 10 побед при восьми поражениях, «Оттава» и «Монреаль Шэмрокс» закончили сезон с равным количеством выигранных и проигранных встреч, а «Канадиенс» завершили в свою пользу восемь матчей, уступив в 10 случаях. Но здесь опять же большое влияние оказала игра Жоржа Везина.

18 января 1913 года он провёл первый матч на «ноль» в карьере, «засушив» «Оттаву». Однако это всё, чем могли похвастаться в сезоне-1912/1913 и он, и «Монреаль». У «Канадиенс» случился голевой прорыв – они забросили аж 83 шайбы за 20 игр. Но при этом и пропустили 81, снова закончив чемпионат на четвёртом месте, теперь из шести команд. А вот год спустя «хабс» боролись за возможность сыграть в Кубке Стэнли – по итогам регулярки у них оказалось одинаковое количество побед с «Торонто» (не имеющего отношения к нынешним «Мэйпл Лифс»), и командам пришлось выявить сильнейшего в двухматчевом противостоянии, где победитель определялся по наибольшему количеству голов. Первая игра прошла для «Монреаля», который начинал серию дома, отлично – второй «сухарь» в карьере Везина и победа со счётом 2:0. Но в ответной встрече случилось что-то необъяснимое – «Торонто» забросили уже успевшему обрести известность Жоржу шесть шайб, на которые «Канадиенс» не смогли ответить ни одной. Клуб из Онтарио затем трижды обыграл команду «Виктория Аристократс» и единственный раз в своей короткой пятилетней истории завоевал Кубок Стэнли.

Бестрофейным мучениям «Монреаля» оставалось продлиться совсем недолго – в следующем сезоне «хабс» пали на самое дно НХА, чтобы ещё через год взлететь на первое место. 104 заброшенных, 76 пропущенных – и вот «Канадиенс», завоевавшие Кубок О’Брайена, наконец-то пробились в финал Кубка Стэнли. Соперник канадцев тоже дебютировал в противостоянии за трофей: впервые право побороться за почётный титул получила американская команда – чемпион Хоккейной Ассоциации Тихоокеанского побережья «Портленд Роузбадс». Решающая схватка растянулась на пять матчей. Американцы выиграли первую встречу всухую, затем дважды верх взяли хоккеисты «Монреаля», но в четвёртой игре с минимальным преимуществом победу вновь одержал «Портленд».

Ещё одна легенда, связанная с Жоржем, гласила, будто бы в день пятого матча у него родился второй сын (первый, Жан-Жюль, появился на свет в 1912 году). Именно поэтому Везина отбивал всё, что летело в створ его ворот, и помог «Канадиенс» добыть первый Кубок Стэнли в истории клуба – «хабс» выиграли со счётом 2:1, а вратарь заявил, что назовёт новорождённого Стэнли. Но и это оказалось лишь мифом – Жозеф Луи Марсель Везина родился через день после исторической победы. Однако малыша всё равно называли Стэнли — возможно, потому, что он стал первым младенцем, которого посадили в чашу трофея.

Всегда спокойный Огурец из Шикутими. За чей приз каждый год борется Василевский

Жозеф Луи Марсель Везина в чаше Кубка Стэнли

Фото: hockeygods.com

Через год «Монреаль» едва не повторил путь – снова финал Кубка Стэнли, снова американская команда в соперниках – «Сиэтл Метрополитанс», — но на этот раз чаша уехала в Соединённые Штаты. Для победы географическим предшественникам «Кракен» хватило всего четырёх матчей, при этом в последнем «Канадиенс» были разгромлены со счётом 9:1 – серьёзнейший удар по самолюбию команды, которая постепенно начинала обретать силу.

Естественно, после такого унижения хочется взять реванш. Но до него «хабс» пришлось ждать два года. За это время НХА перетекла в НХЛ, «Монреаль» во главе с Везина выиграл первый матч в истории новой лиги, сам Жорж с большим отрывом стал лучшим голкипером сезона и первым вратарём, проведшим матч в НХЛ на «ноль» (18 февраля 1918 года), а «Канадиенс» со второй попытки стали чемпионами. В марте 1919-го «Монреаль» и «Сиэтл» встретились снова. На этот раз команды провели пять матчей. После первых четырёх расклад был не в пользу «хабс»: победа, два поражения и нулевая (!) ничья после трёх периодов и овертайма. В пятой игре «Канадиенс» зубами вцепились в игру – встреча снова перешла в дополнительное время, но за три с половиной минуты до конца «Монреаль» всё-таки вырвал победу.

Однако шестому матчу состояться было не суждено. Проведение финала изначально было под вопросом – разгоравшаяся эпидемия испанского гриппа с каждым днём охватывала всё большее количество человек. Несмотря на это, трибуны на каждом матче были забиты до отказа – люди приходили на стадион в респираторах, повязках, а кто-то и вовсе без средств защиты. Но к 1 апреля (на эту дату была намечена шестая встреча) болезнь сразила сразу семерых хоккеистов «хабс». Один из них, Джо Холл, скончался через четыре дня. Розыгрыш Кубка Стэнли было решено отменить – единственный раз в истории.

Эпидемия заметно сказалась и на игре Везина. Голкипер три года подряд выступал хуже обычного, а «Монреаль» на протяжении этих лет оказывался за пределами плей-офф. Несмотря на все невзгоды, Жорж всегда оставался верным себе. Он был всё тем же Молчаливым жителем, за которого говорят его действия на льду. Он был всё тем же духовным лидером команды, который своей уверенностью и спокойствием заряжал остальных игроков. Он был всё тем же Огурцом из Шикутими, который перед матчами невозмутимо садился в угол раздевалки, закуривал трубку и читал утренние газеты в ожидании выхода на лёд.

Спустя месяц после начала сезона-1922/1923 Жоржу исполнилось 36 лет. Но его игра вышла из пике и с каждым следующим годом, несмотря на возраст, становилась только лучше. Несколько раз Везина проявил по-настоящему стойкий характер. Например, в одном из матчей с «Гамильтоном» в него врезался игрок «Тайгерз» и разбил ему голову и нос (до первой вратарской маски оставалось 37 лет). Однако это не помешало голкиперу «Монреаля» продолжить игру и помочь команде победить. Позже «Канадиенс» предстояло провести двухматчевое противостояние с «Оттавой» за звание чемпиона НХЛ. «Хабс» проиграли, но в этом точно нельзя было упрекнуть Жоржа Везина. Ветеран «Монреаля» провёл фантастическую вторую игру – по его воротам было нанесено 65 (по другим данным 79) бросков, но он пропустил лишь один. «Канадиенс» забили дважды, однако по общей разнице голов оказались хуже соперника. Везина закончил сезон с коэффициентом надёжности 2,46. Это был его лучший показатель в карьере, но в лиге нашёлся вратарь надёжнее – Клинт Бенедикт из «Сенаторз» с показателем 2,18.

Здесь стоит напомнить, что с 1918 года голкиперам было разрешено падать на лёд при ловле шайбы. И Жорж, продолжавший играть в стойке, показывал статистику лучше, чем его коллеги по амплуа из других команд, использовавшие смешанный стиль. Более того, в следующие два года показатели Везина будут рекордными для лиги – 1,97 и 1,81 шайбы за матч в среднем! Но если в первом случае ему удалось привести «Монреаль» ко второму Кубку Стэнли, то во втором «Канадиенс» оступились в финале.

28 ноября 1925 года. Начало девятого сезона НХЛ. Финалисты Кубка Стэнли «Монреаль Канадиенс» открывали сезон домашним матчем с новичками лиги из «Питтсбург Пайрэтс», которые добились победы в дебютной игре с «Бостоном» двумя днями ранее. Ворота «хабс», как и на протяжении предыдущих 15 лет, вновь вышел защищать Жорж Везина – лучший голкипер НХЛ двух последних лет, обновивший свой же рекорд по коэффициенту надёжности. Ждали ли от него ещё более яркой игры? Конечно, да! Но никто и не мог предположить, что этим вечером великий вратарь выйдет на лёд в последний раз.

А ведь уже в тренировочный лагерь Везина прибыл с серьёзными проблемами со здоровьем – за межсезонье он потерял больше 15 кг! Удивительно, но Жорж каким-то образом скрыл все неприятные изменения, произошедшие с его телом, — ни у кого не возникло вопросов, стоит ли ставить 38-летнего голкипера на стартовый матч сезона. В день игры ему стало совсем плохо – но даже 39-градусная температура не заставила его пожаловаться на самочувствие и пропустить встречу. За весь первый период Везина не показал ни малейшего признака болезни – все броски гостей были парированы с присущей ему лёгкостью. Но в перерыве его проблемы стали очевидны всем в «Монреале» — Жорж пришёл в раздевалку и начал плеваться кровью. И даже это не убедило его оставить место в воротах! Лишь когда в начале второго периода он перестал отчётливо видеть шайбу и упал в обморок – только тогда он покинул лёд. После 367 матчей подряд. Раз и навсегда.

Вскоре его доставили в больницу, где выяснилось, что у Везина продвинутая стадия туберкулёза, который начал развиваться ещё тремя годами ранее и о котором никто вокруг даже не догадывался – настолько убедительно играл Жорж. 3 декабря Везина в последний раз посетил расположение команды и пообещал вернуться в строй как можно скорее. Тем не менее ни о каком продолжении карьеры не могло идти и речи. Туберкулёз брал верх, и сам Жорж прекрасно это понимал. «Слёзы текли по его щекам. Он смотрел на свои старые щитки и коньки, которые тренер команды Эдди Дуфур положил в уголок Жоржа. Он попросил лишь об одной небольшой услуге – отдать ему свитер, который он носил в последнем финале Кубка Стэнли», — рассказывал позже владелец «Монреаля» Лео Дандюран. Дандюрану же принадлежат ещё две легенды о Везина: будто бы он не говорил по-английски и имел 22 детей. На самом деле английским он худо-бедно владел, а после Марселя детей у него не было.

Без своего лидера «Монреаль» провалил сезон – «Канадиенс» закончили регулярку на последнем месте с 23 очками за 36 матчей. За концовкой чемпионата Жорж наблюдал уже в родном Шикутими, куда он приехал, чтобы провести последние дни жизни. 27 марта 1926 года Жорж Везина скончался в госпитале в возрасте 39 лет. Несмотря на то что он принял участие лишь в одном матче сезона-1925/1926, его семья получила $ 6 тыс. – ту сумму, которую голкипер должен был заработать за всю регулярку.

Перед похоронами вратаря, которого называли лучшим в своей профессии, соболезнования выразили люди со всех уголков страны, а похороны в Шикутими посетили около 1,5 тыс. человек.

Спустя год после смерти Жоржа владельцы «Монреаля» Луи Леторно, Лео Дандюран и Джозеф Каттаринич, пригласивший Везина в «Канадиенс», подарили лиге приз, названный в честь легендарного голкипера. До 1981 года он вручался вратарю, пропустившему меньше всех голов, а первым обладателем стал преемник Жоржа – Джордж Хэйнсуорт, который выигрывал награду ещё два года подряд. С 1981-го «Везина Трофи» присуждается лучшему голкиперу по итогам регулярного чемпионата по мнению генеральных менеджеров клубов НХЛ. Приятно, что трижды награда доставалась российским вратарям: два раза Сергею Бобровскому и ещё один раз — Андрею Василевскому, который претендовал на неё в последних четырёх случаях.

В 1945 году Жорж Везина стал одним из первых девяти игроков, включённых в Зал хоккейной славы. В 1998 году он занял 75-е место в списке лучших хоккеистов в истории по версии The Hockey News, а в 2017-м попал в сотню величайших игроков по версии НХЛ. В 1965 году в Шикутими открыли «Центр Жорж Везина», где с 1973-го свои матчи проводит команда юниорской лиги Квебека «Шикутими Сагенин».

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *