Все новости о спорте - Topsportsnews.ru
«Тяжело играть в «Рейнджерс» после Лундквиста». Интервью с Шестёркиным «Тяжело играть в «Рейнджерс» после Лундквиста». Интервью с Шестёркиным
Поделиться Комментарии Игоря уже называют наследником Короля Хенрика, а он даже не считает себя авторитетным игроком в команде. Вратарь «Рейнджерс» на старте нового сезона... «Тяжело играть в «Рейнджерс» после Лундквиста». Интервью с Шестёркиным

Поделиться

Комментарии

Игоря уже называют наследником Короля Хенрика, а он даже не считает себя авторитетным игроком в команде.

Вратарь «Рейнджерс» на старте нового сезона – это даже больше, чем полкоманды. Он в одиночку вытаскивает матчи, делает сейвы, от которых челюсть падает на пол, и тащит «синерубашечников», которые во многом благодаря ему идут на втором месте в Столичном дивизионе. Шестёркин был признан второй звездой октября среди российских игроков НХЛ и дал интервью «Чемпионату» и официальному сайту НХЛ на русском языке.

«Люблю, когда соперники мне бросают. Самое главное, чтобы в пузо»

— Фактически вы стали лучшим российским вратарём в октябре, что было непросто сделать. Кого из вратарей вы бы сами отметили?

— Смотрю понемногу за всеми вратарями, не только за русскими. Сергей Бобровский очень хорошее начало сезона провёл, ребята не из России тоже очень серьёзно начали сезон. Рад попасть в тройку лучших. Не знаю, заслуженно или нет, потому что каждый из ребят заслуживает здесь находиться. Можно отметить всех понемногу, все ребята выкладываются. Знаю, как тяжело здесь играть и держать определённый уровень, все ребята заслуживают.

— У вас был очень успешный отрезок в октябре, но овертайм в «Торонто» стоит особняком. Валидольная развязка, вы успели сделать с десяток сумасшедших сейвов перед тем, как забил Панарин. Вы любите такие овертаймы, когда играют в атаку и постоянные голевые моменты?

— Люблю, когда соперники бросают мне. Самое главное, чтобы они не попадали по воротам, а бросали мне в пузо, тогда будет всё отлично.

— Тяжело ли тащить на себе команду, да ещё и такую легендарную? Порой вас оставляют на растерзание, а вы спасаете и спасаете.

— Не сказал бы, что я тащу команду, просто стараюсь делать своё дело – то, чему меня учили всю жизнь. Мне надо просто ловить шайбу, это моя работа. Никогда не скажу, что меня оставляют на растерзание, потому что ребята ложатся под шайбу. Как бы игра ни проходила, каждый пытается сделать всё, что может.

— В этом сезоне вы обновили уникальную статистику НХЛ по количеству побед подряд в матчах с 40 и более отражёнными бросками. С момента своего дебюта в лиге вы не проиграли ни одной такой игры, и это лучший результат в НХЛ. Получается, что чем хуже команда выглядит в обороне, тем лучше лично для вас?

— Не сказал бы, что мы очень плохо играем в обороне. Броски могут быть разной сложности. Некоторые команды бросают во вратаря при входе в зону, чтобы был отскок, такие броски ловить гораздо проще. Из 40 бросков штук 7-10 могут быть даже не из зоны.

«Понимаю, что шансов сыграть на Олимпиаде у меня один на миллион»

— С приходом Жерара Галлана игра команды в обороне как-то изменилась?

— Даже не лезу туда и не понимаю, о чём там идёт разговор. Я просто стараюсь делать свою работу – видеть шайбу и ловить её.

— Но ведь игра защиты и вратаря – это как одно целое?

— Стараюсь поддерживать общение с защитниками. Если не понимаю, о чём они разговаривают с тренером, спрашиваю у ребят. Например, о том, как мы играем при выходе два в одного, или когда шайба поднимается на синюю линию. Стараюсь держать с ними контакт и понимать, что они будут делать, чтобы я был готов.

— Летом вы говорили, что внесли серьёзные изменения в тренировочный процесс в подготовке к сезону. Что вы поменяли и как вам это помогает сейчас?

— Никаких секретов нет, не сказал бы, что что-то поменял в подготовке. Так же работал с Севой Кондрашовым, с которым играл в «Спартаке». Сейчас он шикарный тренер по физподготовке, мы с ним постоянно на связи, если мне что-то надо, он всегда может помочь, дать упражнения. На льду работал с Рашитом Давыдовым, несколько раз катались вместе с Ильёй Сорокиным. Пытался подойти к сезону готовым больше психологически, чем физически. Физика может прийти, а психологией нужно заниматься с самого начала.

— Это олимпийский сезон, изначально вроде бы подразумевалось, что Василевский — безоговорочный первый номер сборной России. Но вы показываете фантастическую игру, да и вообще конкуренция в этой линии у России намечается серьёзная. Фактор Олимпиады дополнительно вас подстёгивает на старте сезона?

— Я стараюсь концентрироваться на своей игре и не думать об Олимпиаде. Если меня вызовут, буду рад. Понимаю, что шансов сыграть у меня один на миллион, у нас очень много прекрасных вратарей, которые достойны играть там и будут играть там 100%. Хотя бы просто попасть в состав олимпийской сборной будет большой честью. Но я стараюсь думать о своём сезоне и показывать свою лучшую игру, чтобы был шанс получить вызов.

«Хенрик — великий вратарь, тяжело играть в «Рейнджерс» после него»

— Хенрик Лундквист теперь работает экспертом на нью-йоркском ТВ, хвалит вас в каждом перерыве матча. Вы поддерживаете общение, быть может, он даёт какие-то советы или подбадривает? Что для вас значит похвала и поддержка легенды «Рейнджерс»?

— Не следил за похвалой, абстрагировался от того, что про меня говорят. Стараюсь концентрироваться на своей работе. В любом случае очень приятно, если про меня говорят что-то хорошее, тем более такие люди, как Хенрик Лундквист. К сожалению, общение мы не поддерживаем, учитывая мой английский. Но если он мне что-то напишет, я буду всегда рад. Воспользуюсь гугл-транслейт.

— Как относитесь к разговорам, что вы — наследник Лундквиста?

— Хенрик – великий вратарь, который оставил определённый след в Нью-Йорке. Тяжело играть в воротах «Рейнджерс» после него. Это реально тяжёлый опыт, но я стараюсь концентрироваться на своей работе и не быть плохим.

— В чём для вас заключается эта тяжесть?

— Он поставил определённую планку, как должен играть вратарь. Если ты играешь хуже, все будут об этом говорить. Стараешься быть постоянно на топе, ты должен выкладываться определённым образом на тренировках и на играх. Естественно, никакой вратарь не хочет быть плохим, но тут надо очень сильно выкладываться. Тем более «Рейнджерс» — клуб из Оригинальной шестёрки, много людей за этим следят, ведут статистику. Ты всегда должен быть на высоте.

— На какого вратаря ориентировались в детстве?

— Всё детство следил за многими вратарями, но кумиром всегда был Лундквист. Обожал его стиль игры, даже пару раз пытался купить форму, как у него, но мне сказали, что мне это не подойдёт. Также следил за Гашеком, а сейчас мне очень нравится, как играет Андрей Василевский. Не зря он постоянно становится финалистом «Везины», думаю, он ещё не одну «Везину» выиграет. Он держит очень высокий уровень.

— У него есть серьёзный конкурент в вашем лице!

— Мне до него ещё далеко, но я буду стараться.

— Российская вратарская школа сейчас переживает настоящий бум, как вы себе это объясняете?

— Если честно, у меня нет объяснения. Может быть, Владислав Третьяк на это повлиял, русские ребята начали играть в командах. Когда был лимит на вратарей, я сидел вторым вратарём в «Спартаке». Если у основного вратаря игра не шла, мне давали шанс, это был определённый опыт. Возможно, дело в этом, возможно, в том, что у нас реально очень много хороших тренеров вратарей, которые вносят определённую лепту. Плюс многие ребята следили за Хабибулиным, Набоковым. У всех была мечта, все резко захотели в НХЛ и прогрессировали.

«Панарин очень авторитетен в раздевалке, все готовы его слушать»

— Насколько тяжело вернуться в прежний график НХЛ с разъездами по всей лиге?

— Мой первый сезон прервался из-за коронавируса, второй сезон мы играли в одном дивизионе. Для меня это первый полноценный сезон со всеми разъездами, и могу сказать, что это очень нелегко. Ты можешь сыграть матч, а на следующий день уже летишь на другой конец Америки в другой часовой пояс и через день играешь с другой командой. Когда я играл в КХЛ, даже на выездах в Хабаровск мы жили по московскому времени, было не так тяжело. А вчера мы играли в 12 часов ночи, было нелегко, состояние было сонное.

— Есть ли нападающие, против которых играть тяжелее всего?

— Против всех тяжело играть. Можно выделить Александра Овечкина, которые постоянно нацелен на гол. У него сумасшедший бросок, против него очень тяжело играть. Но, помимо него, в этой лиге тяжело играть против любого игрока.

— Кто в раздевалке «Рейнджерс» самый весёлый, заводила?

— Райан Ривз, сто процентов.

— Насколько в авторитете голос Панарина? Вряд ли он выступает между периодами из-за языкового барьера, но его присутствие в раздевалке должно ощущаться в силу его харизмы?

— Панара очень хорошо разговаривает по-английски, просто не любит давать интервью на английском. Он в целом очень хорошо разговаривает, поддерживает ребят, что-то говорит. Думаю, он очень авторитетен в раздевалке, все ребята готовы его выслушать, поддержать. Хочу сказать большое спасибо всем ребятам в команде. Если я что-то пытаюсь сказать, они, несмотря на мой английский, попытаются выслушать, помочь перевести, дополнить.

— А вы чувствуете, что уже стали авторитетным человеком в команде? Пару лет назад вы говорили, что вам неудобно просить ребят просить побросать вам перед тренировкой.

— Не сказал бы, что я какой-то авторитетный игрок. Так же выхожу и разминаюсь без бросков.

— Специалисты отмечают вас как одного из лучших вратарей России и Европы, умеющего играть клюшкой на выходе. Вы специально тренируете это?

— Я с детства сопротивлялся играть в воротах, когда меня туда поставили, я продолжал играть клюшкой. Игорь Геннадьевич Ефимов, мой тренер в «Крыльях Советов», не особо любил, когда я играл клюшкой. Но я люблю это делать, поддерживать ребят, отдавать передачи. Мне это очень нравится. Может, так изначально было, может, наработал. Я на этом не фокусируюсь, просто люблю подключать ребят к атаке, выходить из зоны, чтобы партнёры не получили на себя лишний хит.

«Был немножко в шоке от поступка Мерзликина. Я бы сам взял шайбу и бросил по воротам»

— Один из самых красивых моментов этого сезона — жест Элвиса Мерзликина, я впервые видела, чтобы вратарь останавливал свою команду, чтобы отдать дань уважения сопернику. Вы сами что чувствовали в тот момент?

— Этот момент я вообще не видел. Был немножко в шоке. Понимал, что они не атакуют, но всё равно готовился, мало ли у них просто пересменка была. Жест Элвиса я не видел. После игры встречался с Владом Гавриковым, попросил передать Элвису спасибо. Это был приятный жест, но не знаю, смогли бы они что-то создать за 20 секунд до конца матча. Но было весело.

— Вы бы смогли так же поступить в такой ситуации?

— Если честно, нет. Я бы, наоборот, орал на своих игроков, чтобы они как можно быстрее перешли в зону атаки. Поднять клюшку, показать уважение человеку, который сыграл на ноль – это без проблем бы сделал. А оставить игроков у своих ворот и сказать им не атаковать – это не про меня. Я бы, скорее, сам шайбу взял и бросил по воротам.

Источник

Аватар

News

Тут какой-то текст про автора записей

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *